Реформа длиною в сто лет

Ровно 100 лет назад, 10 октября 1918 года, в результате реформы в России окончательно и официально была введена новая орфография
10 октября 1918 года был принят Декрет Совета Народных Комиссаров и постановление президиума Высшего совета народного хозяйства «Об изъятии из обращения общих букв русского языка» (i десятеричное, фита и ять). Реформа обсуждалась и готовилась задолго до ее практического проведения. «Предварительное сообщение» Орфографической подкомиссии при Императорской Академии наук под председательством.
А. А. Шахматова вышло в 1904 году. В 1911 году особое совещание при Академии наук в общем виде одобрило работы предварительной комиссии и вынесло по этому поводу свою резолюцию: детально разработать основные части реформы; соответствующее постановление было опубликовано в 1912 году.
С этого времени появляются единичные издания, напечатанные по новой орфографии. Официально реформа была объявлена (11) 24 мая 1917 года в виде «Постановлений совещания по вопросу об упрощении русского правописания», а (17) 30 мая на основании указанных материалов Министерство народного просвещения Временного правительства предписало попечителям округов немедленно провести реформу русского правописания; еще один циркуляр вышел (22 июня) 5 июля.
Впрочем, реформа тогда началась только в школе, что было подтверждено декретом советского Народного комиссариата просвещения от (23 декабря 1917) 5 января 1918 года. Для прессы и делопроизводства обязательным стал только Декрет Совета Народных Комиссаров от 10 октября 1918 года, опубликованный в «Известиях» 13 октября.
В соответствии с реформой из алфавита исключались буквы ять, фита, I («i десятеричное»); вместо них должны употребляться, соответственно, Е, Ф, И; исключался твердый знак (Ъ) на конце слов и частей сложных слов, но сохранялся в качестве разделительного знака (подъем, адъютант). Был введен еще ряд изменений, касающихся правил написания приставок на з/с, а также некоторых окончаний. Реформа ничего не говорила о судьбе редкой и выходящей из практического употребления еще до 1917 года буквы ижицы; на практике после реформы она также окончательно исчезла из алфавита.
Кроме того, в родительном и винительном падежах прилагательных и причастий окончание -аго после шипящих заменялось на -его (лучшаго — лучшего), во всех остальных случаях -аго заменялось на -ого, а -яго на -его (например, новаго — нового, ранняго — раннего), в именительном и винительном падежах множественного числа женского и среднего родов -ыя, -ія — на -ые, -ие (новыя (книги, изданія) — новые);
словоформы женского рода множественного числа оне, одне, однехъ, однемъ, однеми заменялись на они, одни, одних, одним, одними;
словоформа родительного падежа единственного числа ея (нея) — на ее (нее).
Реформа сократила количество орфографических правил, не имевших опоры в произношении, например, необходимость заучивания длинного списка слов, пишущихся через «ять» (причем относительно состава этого списка среди лингвистов велись споры, а различные орфографические руководства местами противоречили друг другу).
Реформа привела к некоторой экономии при письме и типографском наборе, исключив Ъ на конце слов (по оценкам Л. В. Успенского, текст в новой орфографии становится примерно на 1/30 короче).
Мало кто знает, но русский язык претерпел реформу и в середине ХХ века. Нормы и правила правописания русского языка, действовавшие до принятия Правил русской орфографии и пунктуации 1956 года, основывались на Декрете о введении нового правописания 1917 года, а также (как и до революции) на традиции правописания, регулируемой справочными пособиями. Важным памятником этой орфографии является Толковый словарь русского языка профессора Ушакова.
Но, так или иначе, русская орфография реформировалась еще и постепенно. Например, в 1918 году наряду с «ъ» стали употреблять апостроф (’). На практике употребление апострофа было повсеместным.
1932—1933 — отменены точки в конце заголовков. 1934 (возможно, ранее) — отменено употребление дефиса в союзе «то есть». 1935 — отменены точки в написании аббревиатур из заглавных букв. 1938 — употребление апострофа было отменено. 1942 — введено обязательное употребление буквы «ё». А в 1956 году — употребление буквы «ё» (уже по новым правилам) стало факультативным, для уточнения правильного произношения («вёдро»).
До 1942 года в алфавите отсутствовала буква ё. Буква й вписана в алфавит 1934 года, но слово йод напечатано через и («иод»). В словаре Ушакова все слова, начинающиеся на й, перенаправляются на аналоги, начинающиеся с и: иог [ёг], иога [ёга], иод [ёд], иодизм, иодистый, иодный, иоркшир, иоркширский, иот, иота, иотация, иотированный и иотованный. Но в словах ион, ионизация, ионизировать, ионизироваться, ионийский, ионический, ионный, Иордан(ь) и и о читаются раздельно.
С наименованием букв тоже было все не так просто. Буквы ъ, ы, ь — назывались ер, еры́, ерь.
Буквы б, в, г, п — назывались бе, ве, ге, пе (мягко), а не как сейчас (бэ, вэ, гэ, пэ).
Предположительно (исходя из вышесказанного), до революции также мягко могли называться и буквы д, з, т (их названия до революции писались с буквой е).
Буквы ж, ц, ч назывались так же, как и сейчас, хотя названия ж и ц писались через е (же, це).
В официальных документах употреблялись такие формы слов, как «килограмм сахару, табаку, чаю».
При выборе формы родительного падежа единственного числа существительных мужского рода в подобных случаях в прежнее время исходили из того, что формы на -у / -ю вещественных и некоторых других существительных имели количественное значение (обозначали часть целого), а потому считались предпочтительнее (сравните сочетания без количественного значения: история народа, белизна сахара, вкус чая).
После 1956 года и по настоящее время формы на -у / -ю употребляются все реже, и происходит выравнивание по одной модели, не связанной с определенным значением. Поэтому наряду с формой чашка чаю вполне допустима (а многими и приветствуется) форма чашка чая. Причем в речи формы на -а / -я явно преобладают, если при существительном имеется определение: чашка крепкого чая, пачка быстрорастворимого сахара.

Ведущий рубрики «Другие праздники»
Павел ГОЛУБЕВ,
«ЧЕСТНОЕ СЛОВО»

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.