В древесной колыбели будущих гитар

Фото С. Завражных

Свою первую гитару мастер Николай Иванов изготовил в пятом классе. С тех пор работа не отпускает его. Наверное, этого мастера знают все гитаристы Новосибирска. Кто-то просто сдает инструмент ему на ремонт (как Евгений Коллини), кто-то просит что-то перестроить (Евгений Каргаполов), но большинство заказывает свою персональную гитару (Владимир Хуторной). Николай своих клиентов (за исключением «звезд») вспоминает даже не по именам или внешности, а по инструментам, которые для них смастерил
Мастерская Николая Иванова далека от комфорта — здесь кипит настоящее дело. Какие-то инструменты лежа ждут окончания своего создания, какие-то (уже или почти готовые) висят подвешенные, словно только что напечатанные фотографии. Некоторые музыканты сдают свои гитары на ремонт в огромных крепких футлярах для авиаперевозок — таким здесь тоже есть место. На стене красуются дипломы — гитары Иванова пользуются признанием. И непременный спутник любого творческого человека — сигаретный дым.
Однако что вы здесь не увидите и не услышите – так это самой музыки: Иванов любит тишину. У него в запасе даже анекдот имеется на эту тему: «Приходит в симфонический оркестр новый дирижер. Ну, его оркестру представляют, и начинается репетиция. Он дирижирует, оркестр играет, дирижер при этом морщится. Репетиция закончилась, он ни слова не говорит. Ну, естественно, первый скрипач подходит и спрашивает: «Маэстро, что-то не так?» — «Нет-нет, замечательный оркестр, все хорошо!»
Репетиция продолжается. Все то же самое: дирижера по-прежнему корежит. В конце концов это все заканчивается. Первый скрипач подходит опять: «Маэстро, видно, все-таки что-то не так?» «Да нет, все замечательно. Просто музыку ненавижу».
Конечно, нельзя сказать, что Николай совсем не любит музыку — как гитарный мастер своим инструментом он все-таки владеет. Да это и просто необходимо, ведь нет одинаковых гитар, и нужно всегда искать свое звучание.
Одно такое звучание уже много лет не отпускает Иванова: услышал он это гитарное соло в исполнении ранее известной, а ныне забытой зарубежной группы еще в 80-х. И вроде как и хочется воспроизвести такой звук, да пока не получается.
Красотой и разнообразием своего звучания гитары обязаны свойствам деревьев, из которых они изготавливаются. И если бы делать гитары, скажем, из пластика, то они и звучали бы все одинаково. А вот если взять деревянную доску, служащую заготовкой для деки, то та часть, что была сделана из древесины, близкой к корню, будет твердой, а та, что ближе к верхушке — рыхлой. Так что вроде бы одна доска, а звучит по-разному.
Что характерно для гитар: относительно этого инструмента нельзя сказать: вот этот звучит лучше, а этот — хуже, поскольку у каждого музыканта свои предпочтения относительно звука. И вообще качество исполнения в большей степени зависит от гитариста, нежели от гитарного мастера: настоящий музыкант покажет класс и на плохом инструменте.
Любопытно также, каков процесс изготовления гитар. Как рассказал корреспонденту газеты «Честное слово» Николай Иванов, строгих правил на этот счет не существует, и последовательность сборки у всех разная: можно, например, сначала приклеить нижнюю деку к обечайке, а потом уже делать верхнюю. А можно — наоборот.
Что же до струн, то это самый незначительный этап, поскольку, как правило, их подбирают и ставят сами музыканты по своему усмотрению. Можно лишь сказать, что звучание гитары зависит от струн лишь на пять процентов — все определяет, как мы уже сказали, дерево, а точнее — весь комплекс деревяшек, из которых гитара состоит — все они издают звуки с определенным тембром. Хотя на звук влияет все, даже влажность воздуха.
Знаменитый гитарист группы «Квин» Брайян Мэй изготовил свою не менее знаменитую гитару из каминной доски. Так что и традиции, и новаторство одинаково приемлемы в этом искусстве. Николай Иванов свой первый инструмент сделал из фанеры, которую в советское время где-то раздобыл ему отец. Причем сделал сразу электрогитару — тогда они были таким же открытием, как в наш век айфон. В то время была повальная мода на «Битлз» и «Ролинг Стоунз», поэтому мальчик Коля легко продал сделанный собственными руками инструмент за три рубля.
Сейчас же в ходу дерево, и проблем с этим нет: в Новосибирске есть даже магазин, который привозит экзотические породы из разных стран. Как правило, чем выше уровень музыканта, тем он более разборчив в древесине, и Николай, конечно, идет на поводу, принимая заказ и делая уже свой — на ту или иную породу. Скажем, клен, ольха и ясень растут на российских широтах (Дальний Восток и Кавказ), а вот палисандр приходится заказывать из разных стран. Причем продают дерево, как правило, сразу в виде заготовок для гитар.
Однако моден нынче карбон — углеводородный материал, из которого делают довольно легкие инструменты — так называемые гитары из углепластика. Поскольку материал этот дорогой, равно как и сам процесс изготовления, то и итоговая цена на такие гитары тоже высокая.
Карбон, помимо того что легкий, еще и жесткий — он жестче стали во много раз. Из карбона делают тоненькие деки, которые при этом выдерживают нагрузку натяжения струн. Если такую же тонкую деку сделать из дерева, то дерево, хоть и будет хорошо звучать и резонировать, все равно в итоге треснет. Другое дело карбон. Только вдумайтесь: натяжение струн на акустической гитаре порядка 60 килограммов! Это все равно что две 32-килограммовые гири, подвешенные на конец грифа. И под силу такое натяжение только углепластику. Стоит ли говорить о преимуществе такой гитары: если гитарист при этом артистичен, то с таким легким инструментом может выделывать еще и разные «па» на сцене.
Какие бы дорогие гитары ни существовали на свете, в столице Сибири их не увидишь: нет спроса. А вот в Москве гитара, скажем, династии Рамирес стоит порядка 500 тысяч. И что любопытно: гитарные мастера могут брать материал у одной и той же фирмы. Только, например, у Роберто Бенедетто большая джазовая гитара будет стоить 20 тысяч долларов, а у Николая Иванова — 3 тысячи долларов (там на тысячу долларов одного только материала). И это не предположение, а факт.
«К сожалению, цену инструмента определяет только имя мастера, — рассуждает Николай. — Сейчас все перешло в область брендов. Вот чем мотоцикл «Харлей-Дэвидсон» лучше любого другого? Абсолютно ничем. Может быть, даже хуже. Но это «Харлей-Дэвидсон», поэтому он и стоит бешеных денег. И с гитарами абсолютно то же самое».
Вообще же, как говорит наш герой, гитара — это своего рода табуретка, т. е. столярное изделие, которое может собрать любой квалифицированный столяр — были бы чертежи. А вот чтобы эта «табуретка» зазвучала, требуются знания и опыт.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.