Гений присутствует в монологах и снах

Все фото Виктора Дмитриева

В Новосибирском академическом молодежном театре «Глобус» состоялась премьера спектакля «Русский роман» по пьесе литовского драматурга Марюса Ивашкявичюса. В центре повествования — сложные отношения Льва Николаевича Толстого и его супруги Софьи Андреевны
Однако куда сложнее сам спектакль, в котором оказалось настолько много затянутых сцен, что зрители, заскучав (а то и просто раздражившись), просто достали свои смарфтоны, посчитав, что там информация куда интереснее, нежели происходящая на сцене.
Главное же достоинство спектакля — это сценография, включая работу медиахудожника Леонида Именных (Москва). Действие разворачивается в плоском пространстве на фоне белой освещенной стены, которая в сочетании с черным одеянием персонажей создает потрясающий контраст. Некоторые предметы вовсе планшетные — стулья, самовар, фигуры крестьян, которые крепятся к намагниченной снизу стене.
Практически в каждой сцене раскрываются негативные стороны личности графа Толстого, которые обнажаются посредством переживаний Софьи Андреевны (Людмила Трошина). Несмотря на то, что в самой пьесе фигура графа Льва Николаевича отсутствует (да и в спектакле он не обозначен), все-таки внезапно Левин (Руслан Вяткин) начинает называть Китти Соней, что говорит о том, что молодой Толстой все-таки сыгран.
Сцены личной жизни графини Толстой перемешиваются со знаменитыми персонажами толстовских произведений. Анна Каренина (Вера Макаренко, Москва) подана в форме видеопроекции. Впрочем, она сама — проекция Софьи Андреевны, и переживания Анны — отражение переживаний жены гения. Монолог Анны одновременно от своего имени и от лица Вронского стал настоящим испытанием для зрителей.
Помимо этой сцены есть еще видеосны (правда, не понятно, чьи именно), проговариваемые автоматическими надоедливыми интонациями. До автоматизма доведены и фигуры крестьян, которые голосами роботов разговаривают пословицами и поговорками. Видимо, режиссер Марат Гацалов (Москва) хотел показать, что для Толстого крестьяне на самом деле ничего не значили — как бы все на одно лицо: вот, пожалуйста: понравилась баба — захотел и сразу обрюхатил, и не важно, что на этот счет думает родная супруга.
Трактовать сие создание можно по-разному, а можно просто насладиться визуальными эффектами, особенно в сцене, когда у ног огромного видеоизображения Анны столпившиеся персонажи читают письмо ушедшей из дома Софьи Андреевны.
Присутствуют и забавные сцены — когда Левин ребусами объясняется в любви Китти, а потом столь же необычным способом рассказывает ей обо всех женщинах, с которыми он был.

Но, несмотря на имеющиеся пороки графа Толстого (ведь все мы знаем, что прототипом Левина был сам Лев Николаевич), все относятся к нему с благоговением, борются за его внимание и любовь. Это преклонение перед великим творцом. А Софью Андреевну не пускают даже проститься с умирающим мужем. Трагедия жены гения блестяще сыграна заслуженной артисткой России Людмилой Трошиной — и вот здесь как раз тот случай, когда длинные монологи не утомляют, а раскрывают образ и душу.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.