Михаил Обласов: уголовное дело как политический заказ

Обласов

Неделю назад в статье «Михаил Обласов: невиновные страдают из-за абсурда» («ЧС», No 44) было опубликовано развернутое интервью новосибирского предпринимателя М. В. Обласова, который оказался в центре политического и криминального скандала, связанного с еще одной фигурой регионального строительного бизнеса — Владиславом Крючковым. Сегодня мы возвращаемся к этой теме

Напомним, В. Крючков является подозреваемым в деле о манипуляциях с земельным участком на улице Потанинской. По версии следствия, на участке, выкупленном компанией Крючкова, в нарушение законодательства был построен жилой дом, а муниципальный бюджет претерпел ущерб в несколько миллионов рублей. В СМИ появилась информация, что к возбуждению уголовного дела против Крючкова причастен бизнесмен Михаил Обласов. В интервью «ЧС» Михаил Викторович опроверг эти утверждения и сообщил о невозможности вмешаться в ход следствия.
Также он пояснил, что, по его мнению, лежит в основе претензий правоохранительных органов к начальнику управления по земельным ресурсам мэрии Новосибирска Юрию Кузнецову. Тот, якобы злоупотребив служебным положением, оформил продажу по заниженной стоимости земельного участка в поселке Матвеевка, где был построен промышленный объект, одним из инвесторов которого является Михаил Обласов. Читатель может познакомиться с этим материалом на сайте газеты https://4s-info.ru, а также в социальных сетях. Сегодня же Михаил Обласов, руководитель комиссии по устойчивому развитию региона и вопросам инвестиционного климата Общественной палаты Новосибирской области, продолжает разговор о том, как региональная политика вмешивается в бизнес.
— В прошлой беседе вы высказали предположение, что состоявшаяся масштабная смена руководства силовых органов Новосибирской области является лишь частью региональной «зачистки» знаковых фигур, в том числе и среди бизнеса. Разверните тезис подробнее.
— Мы видим, что каких-то реальных провалов, ярко выраженных отрицательных результатов или ЧП, связанных с деятельностью региональных силовых структур, в частности прокуратуры, нет. Возникает вопрос: почему же произошла тотальная смена сотрудников? Это, на мой взгляд, похоже именно на «зачистку». Сложно говорить о ее причинах. Думаю, в момент, когда Андрей Травников пришел в наш регион, судя по всему, силовые структуры особой помощи в решении его политических задач не оказали. Вероятно, эти люди работали, не обратив внимания на изменения политической конъюнктуры.
Параллельно с силовиками происходила зачистка предпринимателей. Приведу несколько примеров. Когда происходила замена верхушки прокуратуры, в тот же момент ее представители неожиданно поехали проверять ТЦ «Восток» и выявили нарушения, хотя перед этим торговый центр выдержал четыре подобные проверки и никаких нарушений не нашли. А тут прямо как по заказу — и сразу предписания, штрафы и предупреждения о возможном закрытии. Подчеркну, что в последнем случае без работы останутся более пяти тысяч человек.
Другой «наезд» идет на людей, которые состоят в попечительском совете НП «Человек», ведущем работу по оздоровлению нации в целом и восстановлению физической активности пожилых людей в частности. Появляются «левые» статьи, где самым нелепым образом связывают меня, бизнесмена Дмитрия Башмакова, директора агентства инвестиционного развития НСО Александра Зырянова с первым заместителем председателя правительства области Владимиром Знатковым. Это сильно напоминает политически необоснованную акцию.

Уверен, свою роль сыграла сомнительная ситуация с участком земли в левобережье, выделенным под строительство новой ледовой арены, ее необходимо возвести к чемпионату мира по хоккею среди молодежных команд, который пройдет в Новосибирске в 2023 году. Тогда под нажимом общественников и депутатов прокуратура инициировала проверку законности выделения участка, и дело дошло до суда. Эти действия поставили под угрозу сроки строительства арены. Потом прокуратура свою позицию изменила, однако все это не лучшим образом сказалось на эффективности работы руководства области.

— Почему вы стали частью этой акции?
— Я в какой-то степени могу считаться представителем уходящей команды. Я активно и плодотворно работал с Владимиром Городецким и другими региональными руководителями. А люди, которые сегодня хотят влиять на процессы в Новосибирской области, заинтересованы в том, чтобы расчистить себе поле влияния. Власть — это не в чистом виде чиновники, а целая цепь взаимодействий и взаимоотношений, это, в том числе, бизнес, который ее поддерживает или не поддерживает.
— Вы были в числе тех, кто поддержал Андрея Травникова?
— Если вы заметили, на начальном этапе ему практически со всеми проблемами в регионе пришлось разбираться одному. Я, в принципе, один из первых вышел к нему с инициативой со стороны Российского военно-исторического общества с предложением принять участие в нашей работе с молодежью, учителями, ветеранами. И скажу, что взаимодействие с ним у нас получалось неплохо.
Сейчас ситуация в связи с разбирательствами по поводу Крючкова и Кузнецова складывается так, что взаимоотношения лично со мной становятся «токсичными». Что, вроде бы, работать со мной, делать какие-то совместные проекты опасно для политического имиджа, в том числе Андрея Травникова. Меня, признаюсь, это удручает.
— А Крючков тоже оказался в этой же волне зачистки предпринимателей или его случай другой?
— Насколько я знаю, уголовное дело в отношении него появилось задолго до смены губернатора области. Порядка двух лет назад прокуратура Новосибирска выявила, что земельный участок был приватизирован его компанией под якобы построенный объект, которого на самом деле не было. Потом там был построен жилой дом. Тут не нужно искать какие-то политические моменты. В любом деле, которое можно назвать политическим заказом, всегда и явно присутствуют предвзятость и необоснованность, как, к примеру, в претензиях к Ю. Кузнецову и ко мне по поводу якобы слишком дешевого заброшенного участка на окраине. В случае же с Крючковым земля находится в центре города и является без всяких преувеличений лакомым кусочком. Тут претензии правоохранительных органов обоснованны.
— Вернемся к ситуации с участком в Матвеевке, нарушения в оформлении которого инкриминируют Юрию Кузнецову. Какое отношение к тому, что там появились ваши производственные объекты, имеет Владимир Городецкий?
— Просто в этом поселке бывший мэр и губернатор когда-то начинал свою трудовую деятельность. После того, как Минобороны передало мэрии Новосибирска земельный участок на улице Тухачевского, он быстро превратился в свалку. Городецкому было, конечно, неприятно видеть, как деградирует поселок, и он обратился к предпринимательскому сообществу, в том числе и ко мне, с просьбой заняться районом.
На эту окраину мы зашли в 2008 году в разгар кризиса. По сути, все мои стройки — это попытка создать город-сад на самой окраине. Один из примеров — жилмассив «Белые росы» в Кировском районе. Земельный участок на улице Тухачевского вместе с разрушающимися промышленными зданиями был выкуплен у мэрии на открытом аукционе. В совокупности там построено порядка 8 тысяч производственных площадей. Сегодня это действующий индустриальный парк.
— В претензиях правоохранительных органов к Юрию Кузнецову указано, что он разрешил оформить продажу земельного участка по улице Тухачевского, 21, хотя на нем «не был соблюден процент застройки».

— Даже не знал, что он не соблюден. Я инвестор и хозяйственными вопросами плотно не занимался. Если бы знал, то настоял бы на выполнении этих требований. Однако расположенный там лакокрасочный цех производит деревянные конструкции, для вывоза которых грузовым машинам нужна площадка для парковки и разворота. Часть территории действительно свободна, но это необходимо для деятельности предприятия.
Я вообще впервые вижу, чтобы несоблюдение процента застройки стало причиной возбуждения уголовного дела. И тут мы возвращаемся к политизации процесса. Есть новосибирский общественник Евгений Митрофанов, который уже два года ходит по инстанциям и показывает данные о том, что более 200 земельных участков в самых престижных районах Новосибирска были выведены из муниципальной собственности по схеме, которую обнародовали в деле Крючкова. Она проста: на выбранном для покупки участке здания нет, но по документам, которые представляет застройщик, оно якобы там существует и принадлежит застройщику. Он на основании этих документов выкупает земельный участок под несуществующим объектом по цене ниже рыночной. Мошенничество в чистом виде. Но на информацию Митрофанова никто внимания не обращал и не обращает. А вот на наш участок на окраине с недостающим процентом застройки обратили!
Кстати, ситуация с Крючковым тоже довольно уникальная. Из двух сотен мошеннических, по сути, сделок выбрали для уголовного разбирательства именно его случай. Уникально, что вообще следственные органы этим занялись. Как я понимаю, претензии к начальнику Главного следственного управления ГУ МВД по Новосибирской области А. П. Неупокоеву, а заодно и ко мне как раз состоят в том, что дело не слили. Но, как известно, Неупокоев за время своей работы поднял уровень следствия в Новосибирской области по раскрываемости преступлений с 72-го места среди всех субъектов РФ на 2-е. Человек стал работать, и, судя по всему, это кому-то не нравится.
— Сейчас идет следственная проверка по заявлению В. Л. Крючкова, в котором он обвиняет вас в нападках на него. Вы знаете о результатах?
— Я написал объяснительную, которая находится у следствия. В ней указано, что никаких подобных действий с моей стороны в отношении Крючкова не было и быть не могло. Что у меня с ним были сугубо деловые отношения. Проверка, как я понимаю, должна дать заключение в течение месяца. Либо найдут, либо не найдут состав преступления.

У меня громадное удивление вызывает, что лицо, находящееся в розыске, пишет заявление в правоохранительные органы. И они по нему работают! Вот так бы все, кто находится в розыске, писали бы жалобы в следственные органы, в которых бы обвиняли знакомых предпринимателей или даже руководителя следственного управления в том, что они своей работой портят им жизнь. И эти заявления принимали бы к рассмотрению. Абсурд, но у нас он стал реальностью!

— Все-таки какова, по-вашему, цель этой комбинации с вами и Кузнецовым?

— Тут все просто. По мнению инициаторов, раз искомый земельный участок на Тухачевского был выкуплен, и при этом, как считает следствие, сторонами были допущены нарушения закона, то значит, что можно предъявить обвинения в мошенничестве. Хотя участок куплен не мной, а компанией, в которую я инвестировал, однако часть земли впоследствии досталась мне. И, с их точки зрения, не важно, что я добросовестный приобретатель, достаточно того, что я в этом замешан. Следующим шагом будут обвинения в «отмывании средств, добытых преступным путем».
А перевод стрелок на Юрия Кузнецова нужен, чтобы подключить к этому Следственный комитет РФ, который по закону не может заниматься делами, где нет чиновника. Сейчас такой чиновник найден, против него возбуждают уголовное дело, чтобы потом в его рамках приступить к рассмотрению дела о мошенничестве. Этакий обходной маневр, чтобы ударить сначала меня, потом через выдуманную связь меня с руководством следственного управления надавить на милицейское следствие в отношении Крючкова и его развалить. Собственно, вся комбинация.
— Вы откровенно обо всем рассказываете. Последствий не боитесь?
— Боюсь, конечно. Но я хочу, чтобы наше общество представляло, какая идет борьба за власть. Иногда эта борьба карает совсем не тех, кто является истинным преступником либо источником проблем развития региона. Пример — зачистка руководства прокуратуры, по сути, не являющегося противником для того же Андрея Травникова. Но есть группы, которые умело переводят фокус внимания с себя, со своих, скажем, грехов, на, в общем-то, нейтральные фигуры.

Вера ХМЕЛЕВА,
«ЧЕСТНОЕ СЛОВО»

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.