Сигналы SOS из интернета. Нет ответа…

На фото слева направо: А. Баянов, А. Долгов, А. Янковский, Д. Холявченко (фото Д. Северова)

Аббревиатура SOS в названии новосибирского треш-сериала «SOSеди» вполне оправдана, ведь в нем рассказывается о людях, которые нуждаются в спасении собственных душ. Режиссер этой, по сути, документальной картины Андрей Долгов жил в одной квартире с алкоголиками и наркоманами и снимал все ужасы их обыденной жизни
Сериал представляет собой хронику с минимальным монтажом и состоит из девяти серий. Уже во вступительной части автор пишет, что сериал не рекомендуется смотреть детям, беременным женщинам и лицам с нарушениями в психике. Оголенная правда жизни «дна» микрорайона Расточка, а конкретно дома на улице Бурденко, 16 города Новосибирска ужасна. Здесь пьют беспробудно, колются, разговаривают только на мате (если это «мычание» вообще можно назвать разговором), дерутся, угрожают убийством, вспарывают себе вены и даже поят алкоголем ребенка. Назвать обитателей этой коммуналки главными героями не поворачивается язык, однако они есть: Женя, Лариса, Вольдемар и Руслан (не считая ребенка, пришедшего умирать соседа-парня, матери Жени, представителей «скорой помощи» и милиции).
Нужно иметь смелость, чтобы показать, как ты живешь. И Андрей Долгов, сам не употребляющий ни курево, ни наркоту, действительно является их соседом, при этом он не сетует на судьбу, а доволен тем, что наконец-то обрел свой угол.
Несмотря на потерю самих себя, какие-то стремления к человеческой жизни еще остаются в обитателях коммуналки: так, Лариса, по словам Андрея, поставила в комнате пластиковое окно, а Женя (что мы видим уже в самом фильме) ругает сожителя Руслана за то, что тот ходит в комнате в грязной обуви. Женя в финале умирает, похоже, что от передозировки, и нам ее все-таки жалко, особенно ее мать и ребенка.
Каждую серию фильма разграничивают тематические слайды с сопровождением советских таких же тематических песен, и это единственный намек на хоть какую-то художественную составляющую «Соседей». Фильм вызывает просто ужас — бесконечный мат или натуралистические кадры вскрытых вен коробят сильно, и автор, похоже, был прав, предупреждая о том, что сериал можно смотреть далеко не всем. А вот кому его действительно смотреть нужно, так это таким же потерянным душам. Недаром Андрей примерно раз в месяц получает электронное письмо о том, что кто-то благодаря сериалу бросил пить и употреблять наркотики, что говорит о том, что «Соседи» позволяют взглянуть на себя со стороны и сделать выводы.
Не все зрители верят в то, что сериал — не подстава. Мол, как эти забулдыги позволили их снимать? Однако Андрей уверяет, что соседи его уважают и даже не притрагиваются к его холодильнику, который стоит в общей кухне. Более того, герои сами звали режиссера начать съемку, когда в их комнатах происходило что-то «интересное». Но в сериале все-таки имеется одна постановочная сцена — когда Андрей покупает одеколон «Тройной» и приносит его Ларисе с Вольдемаром для «пробы».
Другие режиссеры, чтобы добиться подобного эффекта, уезжают, например, в Африку и живут там годами с желанием снять фильм о племени — чтобы его там приняли за своего. Андрею это удалось без лишних временных трат. Можно сказать, как художнику ему повезло, хотя эта фраза может звучать цинично.
Автор на своем канале на Ютубе, где и выложен фильм, написал, что это первый сезон. Но со вторым сезоном Долгов пока не спешит: на кинофестивале «Рашен Элементари Синема» (REC) Андрей рассказал, что пока хочет сделать авторскую дорожку из комментариев к судьбе всех персонажей, находящихся в кадре. И намекнул на то, что кое-кто из них отсидел даже 25 лет за убийства. Остались у режиссера и особенно шокирующие кадры, которые пока автор не решил вставлять в первый сезон: например, сцена, когда Лариса ранит Вольдемара ножом.
Невольно напрашивается вопрос: почему Андрей, видя все эти ужасы, не помогает, а даже порой и смеется за кадром (голос автора узнается по интонации). «Бить их бесполезно: они сами себя дубасят! Я сам на протяжении трех лет пытался ударить Женю, но понимал, что это ничего не решит. И жизнь моя не была безоблачной: в некоторых ситуациях мне их просто хотелось убить», — признается Долгов.
Самое неприятное и даже страшное, что после выхода сериала в эту коммунальную квартиру не пришли представители ни одной из социальных служб. Просто потому, что не было заявления. Эта ситуация дала недавно развернуться целой дискуссии в новосибирском кинозале «Синема» с участием известных деятелей Новосибирска на тему того, должно ли государство заботиться о своих гражданах или те должны сами решать свои проблемы. В начале же дискуссии спикеры порассуждали на тему того, для чего люди вообще смотрят подобное трешовое кино (а то, что этот сериал не просто включили и бегло посмотрели, а досмотрели до конца, доказывают комментарии, касающиеся в том числе и последней серии).
Дмитрий Холявченко, историк, генеральный директор агентства недвижимости:
— Я работаю на рынке недвижимости 14 лет, и эти вещи для меня содержательно не удивительны. Вопрос в том, что для большинства людей есть особенность: им нужно увидеть. То есть описания рассказа недостаточно для того, чтобы получить информацию. Как будто бы идущие тексты и рассказы идут мимо понимания: они остаются набором звуков, символов, но не реальностью. А такого рода документалистика воспринимается людьми как часть реальности.
Аркадий Янковский, политик:
— Примерно 20 лет назад я тоже жил в большом доме, назывался он «Гостиница «Россия», где я прожил два года в одной из многочисленных комнат, а на первом этаже снимали шоу «За стеклом», потом «Дом», «Дом-2» и тому подобные проекты. Страсть к подглядыванию у людей неистребима. Люди хотят видеть жизнь других, находить там что-то свое, что-то, может быть, их пугающее, отталкивающее, что-то запретное. И есть люди, которые готовы им демонстрировать это. Как раз здесь, мне кажется, сработали эти человеческие пороки.
Говорить о содержании, о быте этих людей и об их характере бессмысленно, потому что у нас в стране, к сожалению, людей таких много, и мы их можем увидеть в разных регионах. И я их наблюдал не раз. Они в разной степени аномальны, но наблюдать за ними могут и будут не только социологи, антропологи и исследователи всего общества, но и обыватели. И благодаря тому, что у нас есть интернет и все доступно, этот спектр ужасов, спектр различий обширен.
На самом-то деле важно другое — важна оценка, понимание, сколько таких людей и какова динамика: или число этих людей ограничено и уменьшается, или оно возрастает, что страшно, ведь это говорит о том, что деградирует общество, и таких людей разной степени деградации становится больше. Важна статистика: здесь действие происходит в Новосибирске, а может, где-нибудь в глубинке каждая квартира такая?
Аркадий Эдуардович посчитал, что на этот вопрос лучше всего ответит социолог. Поэтому его мнением мы завершаем разговор.
Александр Баянов, социолог:
— Я не считаю, что есть какие-то процессы — есть состояние всего общества, которое практически находится под впечатлением этого сериала. На телевидении (взять культурные или новостные программы) мы видим обесценивание человека и его достоинства, и это происходит во всех сферах нашей жизни. И герои этого сериала — точная калька состояния нашего общества, доведенного до состояния отчаяния потому, что оно потеряло смысл существования. Мы находимся в серьезной точке осмысления: кто мы, что мы, что мы за общество, что произошло за последние сто лет — эти вопросы задают очень серьезно.
Последние 15 лет идет деморализация и деградация, причем идет очень серьезно на фоне, казалось бы, экономического подъема и потребления. И как мы можем оценивать героев этого сериала и говорить о нравственности, морали и делать оценочные суждения с точки зрения законов, когда подведены чудовищные итоги нашей страны за последние сто лет: мы потеряли миллионы жизней, испытали периоды, когда ценность человеческой жизни была ничтожной? Да, безусловно, герои сериала выглядят некрасиво, но внутри себя они все равно испытывают боль и идентифицируют себя с людьми.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.