Развитие экспорта: проблемы и перспективы

На заседании рабочей группы

В первом полугодии 2018 года экспорт зерна в Новосибирской области вырос в 4,2 раза — с 19,2 тыс. тонн в прошлом году до 80,9 тыс. тонн в нынешнем. В настоящее время поставки осуществляются в Монголию, Бельгию, Японию, Великобританию и другие страны. Появились и новые направления поставок — Кения, Грузия, Латвия. Возобновились поставки в Азербайджан. Однако при всей внешне благоприятной картине, связанной с ростом экспорта, влияющего на экономическое благополучие сельхозпроизводителей, в вопросе вывода сельхозпродукции на мировые рынки есть немало барьеров и «подводных камней»
МАСС объединяет экспортеров
Проблемы реализации зерна и продуктов его переработки на внут-реннем и внешнем рынках 27 ноября были обсуждены на очередном заседании рабочей группы по подготовке предложений по развитию зернового рынка Сибири. Группа работает под эгидой Исполнительного комитета Межрегиональной ассоциации «Сибирское соглашение».
— Наше сегодняшнее заседание посвящено, пожалуй, самой больной теме, связанной с сельским хозяйством, — проблемам реализации зерна и продуктов его переработки на внутреннем и внешнем рынках. Мало зерно вырастить, сохранить, переработать, его надо еще и продать, причем желательно за рубеж, — подчеркнул руководитель рабочей группы Владимир Аксенов. — 7 ноября было проведено первое заседание вновь воссозданного экспертно-консультативного совета Межрегиональной ассоциации «Сибирское соглашение» по сельскому хозяйству. Заседание вызвало большой интерес. В нем принимали участие полномочный представитель Президента РФ в Сибирском федеральном округе Сергей Меняйло, первый заместитель министра сельского хозяйства Российской Федерации Джамбулат Хатуов, а также представители всех регионов СФО. На заседании была одобрена работа нашей рабочей группы, отмечены ее наработки, некоторые вопросы были признаны ключевыми, важнейшими.

И. Н. Шарков

Интенсивные технологии — основа высоких урожаев
Доктор биологических наук, руководитель Сибирского научно-исследовательского института земледелия и химизации сельского хозяйства СФНЦА РАН Иван Шарков остановился в своем докладе на проблемах интенсификации выращивания зерна в Сибири и формировании научно обоснованного зернового баланса. — В 1986—1987 годах была запущена кампания по интенсификации возделывания сельскохозяйственных культур, внедрению интенсивных технологий. И в эти годы СФО вышел на валовый сбор зерна в 21 миллион тонн. Сейчас в среднем за пятилетку округ производит в год 13,5 миллиона тонн, это 65 процентов от того, что производили в 1986 году, — отметил Иван Шарков. — За счет чего произошло падение до 13 миллионов тонн? Только за счет сокращения посевных площадей — примерно на пять миллионов га. Урожайность осталась одинаковая.
Чтобы выйти на уровень производства зерна 1986—1990 гг. при тех площадях, которые есть сегодня, нам надо интенсифицировать технологии, применять примерно 30—40 кг удобрений на один гектар, как в Красноярском крае. И тогда округ выйдет на 20 миллионов тонн производства зерна. А вообще потенциал Сибирского федерального округа составляет 30—35 миллионов тонн, если использовать преимущественно интенсивные технологии.
— То, что за тридцать лет мы не продвинулись по урожайности, хорошо видно на примере Новосибирской области, — продолжает Иван Шарков. — Практически как была урожайность 13—15 ц с га, так она и осталась. Новосибирская область — это типичный представитель округа.
По словам докладчика, практически во всех регионах расчетное производство зерна превышает потребление. Примерно 3,7 миллиона тонн зерна в СФО передвигается на внутренних и внешних рынках. Это 25 процентов от того, что производится в округе. Каков баланс зерна на 2018—2019 годы? Сейчас существует равновесие между ежегодным производством зерна и реализацией. 16,2 миллиона тонн производится в СФО и примерно столько же реализуется. Реализуется даже несколько больше, чем производится — за счет тех запасов и остатков, которые были.
Какие структурные изменения произошли в зерновом балансе? По мнению докладчика, пшеницы округ производит в 1,7 раза больше, чем это необходимо, озимой ржи производит существенно меньше — в 2—2,1 раза; меньше, чем нужно, производит также ячменя, овса и зернобобовых культур. Почему сформировалась такая структура, вполне объяснимо — производить пшеницу экономически наиболее выгодно.

А. А. Тепляков

Основная проблема сегодня — как запустить механизм наращивания производства зерна, освоения хозяйствами интенсивных технологий? Опыт Красноярского края свидетельствует о том, что он постепенно идет по пути интенсификации и постепенно наращивает производство зерна, увеличивая его потребление животноводством, развивая экспорт.
Две стороны «экспортной медали»
В развитии экспорта есть «две стороны медали». Есть свои плюсы, есть и минусы.
— Радоваться тому, что мы реализуем много зерна за рубеж (в прошлом году примерно 40 миллионов тонн реализовали по РФ), не стоит, — считает Иван Шарков. — Почему? Потому что это зерно получено при экстенсивных технологиях, и, по сути дела, этот бизнес мало чем отличается от бизнеса сырьевого. С этим зерном мы вывозим естественное плодородие наших почв. Прежде всего это касается фосфора. Запасы фосфатов для производства фосфорных удобрений в стране очень ограничены. А мы с этими 40 миллионами тонн зерна вывезли примерно 400 тысяч тонн фосфора, стоимость которого сегодня составляет 24 миллиарда рублей. Экспортеры деньги получили, но за счет траты естественных почвенных ресурсов. Можно будет радоваться экспорту, когда мы перейдем к интенсивным технологиям, когда начнем поддерживать почвенное плодородие на научно обоснованном уровне. Европейский рынок тоже экспортирует зерно, но там в среднем 5—10 кг на гектар — положительный баланс фосфора. То есть европейцы заботятся о будущих поколениях, а мы, реализуя зерно за рубеж, тратим ресурсы и живем за счет будущих поколений.
От качества — к импорту
Рост экспорта зерновых в Новосибирской области эксперты связывают с высоким качеством продукта. На фоне падения «серых хлебов» возросла доля пшеницы, экономически более выгодной для экспорта. Сегодня доля пшеницы в валовом сборе зерна в регионе превышает 60 процентов, что на 19 процентов больше, чем в 2015 году. Директор Алтайского филиала ФГБУ «Центр оценки качества зерна» Мария Шостак считает, что от качества зерна во многом зависит его продвижение на внутреннем и зарубежном рынках.
Как отметила докладчик, в этом году по сравнению с предыдущим годом снизилось производство пшеницы третьего класса, а четвертого класса выросло. Это характерно для Новосибирской, Омской областей и Красноярского края. В Новосибирской области несколько хуже ситуация по озимой пшенице, чем, к примеру, у соседей в Алтайском крае — у нас получено на десять процентов меньше зерна третьего класса, 41 процент составило производство пшеницы непродовольственных кондиций. В целом новосибирское зерно качественное. Содержание белка в нем значительно выше, чем в средней полосе России и даже на Кубани. Однако в этом году массовая доля белка, клейковины, стекловидность, натурный вес ниже, чем в предыдущие годы.
— В Новосибирской области на первых позициях по экспорту стоит Монголия, — говорит Мария Шостак. — В нее отгружена половина всей продукции. Больше всего отгружалось пшеницы, на втором месте — овес и только на третьем месте продукты переработки зерна, которые составляют всего 0,2 процента.
Заместитель начальника отдела карантина растений Управления федеральной службы по ветеринарному и фитосанитарному надзору по Новосибирской области Константин Пикулев отметил, что с территории Новосибирской области за истекший период 2018 года отправлено более 170 тысяч тонн зерновых культур. В основном — в Монголию, Китай и Калининград для дальнейшего экспорта. Что касается фитосанитарных требований, то они в разных странах отличаются. В целом фитосанитарное состояние Новосибирской области вполне благополучное по сорнякам, так что особых проблем с экспортом зерна в Монголию и Китай нет. Что касается Вьетнама, то первые пробные партии продукции из Новосибирской области туда уже ушли — порядка 500 тонн. К новосибирской продукции претензий не было, а вот к продукции из других регионов России были — в ней обнаружен такой карантинный объект, как бодяк полевой. И возникли проблемы.
Квоты, разрешения, ограничения…
Негативно на развитии экспорта могут отразиться ограничения на поставки зерна и введение экспортной пошлины, считает генеральный директор Новосибирской продовольственной корпорации Александр Тепляков:
— Тяжело идти первым. Это, в частности, мы делали по рапсу, когда в 2013 году отправили первые два вагона в Китай. В прошлом году отправляли рапс и впервые — гречиху. Объемы, вместе с пшеницей, в Монголию составили 156 тысяч тонн. В этом году все идет достаточно сложно — в Китай на сегодняшний день ничего не вывезли, ни одного килограмма. Все везем на внутренний рынок. Если в прошлом году из 45 тысяч тонн рапса 40 процентов увезли в Китай, а остальное — на внутренний рынок, то нынче отгрузили практически 50 тысяч тонн — и все на внутренний рынок…
Какие проблемы есть в развитии экспорта? Мы уже не первый раз говорим о необходимости создания информационно-аналитического центра. Почему китайские коммивояжеры сотнями ездят со счетными машинками по нашим полям? Мы раскрыли китайской стороне всю информацию о себе. А с их стороны — ничего! Где аккредитованные импортеры? Мы не имеем о них никакой информации. Ни одного импортера у нас нет.
Другая проблема. Сегодня коллеги уже упоминали пример Казахстана. Назарбаев поехал и обо всем договорился. И без всяких квот и разрешений пшеница поехала в Китай. Рапс едет, подсолнечник едет. У нас же на все требуются квоты и разрешения.
— Почему сейчас мы вывозим всего 200 тысяч муки по стране? — продолжает Александр Тепляков.— Это мизер! В 2010 году, когда начались проблемы с урожаем, мы вывозили 850 тысяч тонн — почти под миллион тонн муки. И было поступательное движение. И на Афганистан шла мука, и в другие страны. И все оборвалось. Почему? Появились запретительно-ограничительные пошлины. Зачем?! Голод нам не грозил. Был интервенционный фонд под девять миллионов тонн — при министре сельского хозяйства РФ Гордееве. И мы до сих пор остаемся с этой проблемой ограничений. Когда мы были в этом году в Москве на «Золотой осени», рефреном на всех пленарках звучала, как мантра, одна и та же цифра — 45 миллиардов долларов! Такого показателя необходимо достичь по развитию экспорта продукции АПК в 2024 году. Просто зерна?! О ином и речи не было… Чем торговать? Сельхозпроизводителя загоняют то в рапс, то в пшеницу. Сегодня это один из глобальных вопросов, который нужно решать на государственном уровне. Мы должны четко понять: с кем работать, какую продукцию вывозить за рубеж?
В 13 докладах, заслушанных на заседании рабочей группы, посвященных проблемам реализации зерна и продуктов его переработки, прозвучало немало предложений по развитию экспорта. Все они будут обобщены президиумом рабочей группы и включены в план мероприятий по развитию зернового рынка Сибири.

 

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.