Хорошая книга — точно беседа с умным человеком

Станислав Ермоленко

Этот стенд рассказывает о жизни и деятельности Николая Литвинова, стоявшего у истоков печатного дела в Новониколаевске

Это мудрое высказывание о книге великого русского писателя Льва Толстого очень точно отражает суть и смысл большого и важного дела, которое совершили работники Новосибирской государственной областной научной библиотеки
Три месяца назад здесь открылся Интерактивный музей книги. Событие важное и своевременное, оно привлекло к себе внимание широкой общественности. Но больше всего музей понравился любознательным школьникам и студентам вузов. Не бывает дня, чтобы здесь не проходили экскурсии.
Интерактивный музей — это результат многолетней научно-исследовательской работы специалистов НГОНБ. Автором проекта является руководитель Новосибирского регионального центра по работе с книжными памятниками, начальник отдела ценных и редких книг библиотеки, эксперт Российской академии наук Станислав Ермоленко.
— Станислав Маркович, посетителей музея встречают два стеклянных планшета с фотографиями знаковых фигур того времени — императрицы Елизаветы Петровны и горнопромышленника Акинфия Демидова. Причем планшеты установлены так, что создается впечатление, будто они очень внимательно всматриваются друг в друга. Вы, наверное, вкладывали в это какой-то смысл?
— Безусловно. Эти две фигуры, как мне кажется, олицетворяют целую эпоху, когда Российская империя переживала очень непростое время. Как вы знаете, Акинфий Никитич Демидов был основателем Колывано-Воскресенских заводов, являлся известным в стране горнопромышленником. При разработке железных руд он обнаружил примеси серебра, наладил тайную выплавку драгоценного металла. Слухи об этом дошли до императрицы Елизаветы Петровны, и она отправила на Алтай специальную комиссию во главе с бригадиром Андреасом Беэром. Комиссия подтвердила наличие серебра в образцах руды. После смерти Акинфия Никитича императрица издала именной указ, согласно которому вся колывано-воскресенская недвижимость Акинфия Демидова «вместе с выкопанными рудами, инструментами, мастеровыми людьми и приписными крестьянами» была изъята в пользу казны у наследников — сыновей горнопромышленника.
На мультимедийной карте мы расположили самые крупные заводы, действовавшие в XVIII—XIX веках — и те, которые успел создать Акинфий Никитич, а также возникшие позже. Книги, которые находятся на этой карте, прикреплены к тем же географическим локациям, где находились не только сами заводы, но и библиотеки, чертежные конторы и аптеки, где хранились эти книги и откуда они попали к нам.
Мы должны благодарить инженера-изобретателя, прогрессивного деятеля того времени Петра Козьмича Фролова за то, что именно он собрал все книги из разрозненных библиотек Колывано-Воскресенских заводов в единую Барнаульскую казенную библиотеку. На всех книгах стоит печать с вензелями «КВЗ», которую он придумал сам.
— Можете ли сказать, сколько книг в фонде библиотеки с печатью «КВЗ»?
— Книжное собрание составляет порядка 7,5 тысячи единиц хранения, их все, конечно, нет возможности поместить в экспозицию, здесь лишь избранные. В том числе и книги из личной библиотеки самого Петра Козьмича Фролова. Среди экспонатов — также книги из личной библиотеки немца Фридриха Августа Геблера, главного врача Колыванского горного округа, замечательного естествоиспытателя и натуралиста. Одна из них называется «Каталог жуков и других насекомых, наблюдаемых в районе Колывано-Воскресенских металлургических заводов Юго-Западной Сибири». Здесь же представлена книга Петра Симона Палласа, тоже немца, знаменитого естествоиспытателя, натуралиста, ученого-гуманитария. В организованных по благословению императрицы Екатерины II научных экспедициях он изучал быт и нравы народов Сибири, местную флору, фауну и многое другое.
— Важное место в музее отведено человеку, имя которого навсегда вписано в историю Новосибирска — Николаю Павловичу Литвинову. Кем он был и какую информацию о нем здесь можно почерпнуть?
— Николай Павлович был журналистом, издателем, общественным деятелем. Открыл в Новониколаевске первый книжный магазин, читальную комнату и справочную службу. А в 1900 году основал первую в городе типографию. Был издателем первой новониколаевской газеты «Народная летопись». Выпустил серию уникальных фотографических открыток с видами города. К сожалению, у посетителей нет возможности полистать этот уникальный фотоальбом, но мы вывели фотографии на интерактивную стену, и каждый желающий может мысленно пройтись по тем местам, которые связаны с Николаем Павловичем.
Символично, что экспозицию, посвященную Литвинову, мы разместили на том самом месте, где когда-то находился его рабочий кабинет. Об этом мы узнали уже после открытия музея.
— Уверен, что особым интересом пользуется экспозиция, посвященная книге книг — Библии?
— На самом деле, эта витрина вызывает искренний отклик посетителей, по их мнению, она — самая светлая, самая располагающая. Здесь представлена коллекция изданий Библии и Нового Завета из фонда ценных и редких книг. Конечно, поместили сюда также и Тору, потому что без нее, если мы рассказываем об истории Библии, не обойтись. В большей части это собрание из фондов библиотек Колывано-Воскресенских заводов на разных языках: русском, латинском, французском, финском, даже шведском. Дело в том, что иностранцы, которые приезжали на заводы, были глубоко верующими людьми, поэтому везли с собой церковные книги. Некоторые из них — со штампом «КВЗ». Мы разместили в экспозиции самое старое в нашей библиотеке издание Нового Завета на французском языке 1618 года, в этом году книге исполняется 400 лет.
Ученые, которые занимались богословием, историей Библии, заметили, что в Ветхом и Новом Заветах многие сюжеты совпадают. Даже есть версия о том, что новозаветные события были предсказаны в Ветхом Завете. Существует целый ряд параллелей между этими сюжетами. Вот о них наши посетители и могут узнать, осматривая эту витрину.
— Нельзя также пройти равнодушно мимо витрины, где размещены экспонаты, найденные в книгах во время их изучения…
— Уникальность этой небольшой экспозиции в том, что здесь представлены артефакты, обнаруженные в библиотеке в процессе научно-исследовательской работы. Чего только мы не нашли в книгах! Вот, например, порванная карта, письмо из девятнадцатого века, пропуск на трибуну в день празднования 47-й годовщины Великой Октябрьской революции 7 ноября 1964 года, железнодорожная хлебная карточка, увольнительная записка. Есть также совершенно уникальные экспонаты. Это книжные формуляры. На одном, датированном 1944 годом, подпись знаменитого музыковеда и искусствоведа Ивана Соллертинского, который в годы войны был эвакуирован в Новосибирск из Ленинграда. На другом формуляре — подпись знаменитого дирижера, народного артиста СССР Евгения Мравинского, который тоже в это время находился в нашем городе.
Обо всех экспонатах рассказать невозможно, нужно самому увидеть их, чтобы ощутить дыхание того времени, откуда они к нам попали.
— Кому пришла идея создать музей?
— Точно это случилось в моей голове, когда я возглавил отдел ценных и редких книг. Примерно лет 5—6 назад начали появляться первые мысли и высказываться вслух идеи о необходимости создания такого музея в нашей библиотеке. В то же время мы прекрасно понимали: для создания музея необходимы большие средства. К примеру, по международным меркам один квад-ратный метр музейной площади сегодня стоит порядка нескольких тысяч евро. Таких денег у библиотеки, конечно, нет и не будет. И все же мы надеялись, что когда-то наши мечты сбудутся. Все эти годы думали над тем, как, каким образом осуществить этот проект, чтобы он был бы интересным, эффективным, глубоким, содержательным, научным и чтобы экспозиция была многослойной, доступной для всех категорий новосибирцев, как говорится, от мала до велика. И вот сегодня наши мечты воплотились в реальность.
— Станислав Маркович, бытуют разные мнения по поводу того, что бумажная книга якобы изживает свой век, или, наоборот, что книга жива и будет жить и дальше. Насколько верны такие утверждения?
— Бумажная книга, конечно, будет жить, но нельзя забывать о том, что реальные тенденции сейчас свидетельствуют о том, что элементарно, на тактильном уровне людей приучают к совершенно другой культуре чтения. Психологи и социологи в один голос твердят о том, что принципы чтения с экрана — это не что иное, как просмотровое, беглое чтение, чтение без глубокого проникновения в смыслы и подтексты, которые зачастую содержатся в литературных и научных сочинениях.
Бумажная книга по конструкции своей устроена таким образом, что замедляет процесс работы с ней. Дает человеку возможность постепенно входить в мир книги, погружаясь в восприятие того, о чем рассказывается в ней. В этом случае в сознании человека начинают работать совершенно другие когнитивные механизмы, нацеленные прежде всего на получение глубокой информации, хранящейся, в том числе, в подтексте.
— А в чем кроется «подтекст» Интерактивного музея книги?
— В том, что музей вызывает интерес к бумажной книге, к истории бумажной книги, к истории книжного дела вообще. Огромная часть книг так или иначе связана с историей России, с историей нашего региона, с историей нашего края. Таким образом, что называется, мы сразу убиваем не двух, а трех зайцев.
— Можете ли вы оценить, насколько высок интерес к книге у посетителей музея?

Открывается экспозиция мультимедийным рассказом о людях, деятельность которых положила начало научно-техническим библиотекам Сибири, — промышленнике Акинфии Демидове и императрице Елизавете Петровне

— Когда новосибирские школы узнали о нас, то стали организовывать экскурсии с мастер-классами. Практически каждый день проводим такие мероприятия. Я не раз наблюдал людей, которые, осмотрев экспозицию, потом надолго «зависали» над электронными планшетами, где находили много дополнительной информации. Причем это были молодые люди, которые по тридцать-сорок минут стояли и читали.
Я отметил также такую тенденцию: сюда приходят, скажем, мама и ребенок, папа, мама и ребенок или с несколькими детьми. Мне кажется, что, привлекая сюда людей целыми семьями, мы в каком-то смысле начинаем заново формировать процесс преемственности поколений, когда посещение библиотек, музеев, театров становится очень важной и востребованной составляющей нашей жизни.
— Что дальше, ведь вы не собираетесь останавливаться на достигнутом?
— Продолжим изучение книжных коллекций, постепенно будем обновлять, дополнять, видоизменять экспозиции. Как руководитель проекта считаю его только началом большой истории. Мне бы хотелось, чтобы вокруг музея книги начало формироваться некое сообщество. Скажем, сообщество любителей старинной книги. Хотелось бы достичь нового синергического эффекта и в исследовании книжных памятников нашего города, области, в привлечении сюда каких-то свежих сил, интересного потенциала.
Могу сказать, что работы хватит еще не на одно столетие. Иногда, чтобы просто выяснить, кому принадлежала та или иная книга, уходит целое десятилетие. А таких книг в научной библиотеке — тысячи, это огромная работа на перспективу.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.