Землетрясения, которых не ждешь

На территории Западной Сибири сейсмическая опасность всегда определялась землетрясениями высокогорных областей, но на данный момент происходят эволюционные изменения и, кроме горных районов, землетрясения происходят там, где их никогда не было. Три землетрясения в низовье Ангары с магнитудой около 4, на востоке Томской области — с магнитудой 4,7, все это неожиданные явления. А буквально 13 декабря 2018 года землетрясение магнитудой 3 произошло в населенном пункте Камень-на–Оби вблизи Сузуна Новосибирской области. Это свидетельство оживления эпицентральной зоны, которая в 1964—1965 годах сгенерировала сотни событий, оказавших ощутимое воздействие на Новосибирск и Барнаул. Для того, чтобы обеспечить сейсмобезопасность в Западной Сибири, необходимо увеличить количество сейсмологических станций, а также установить датчики на здания особо опасных промышленных объектов и высоток с тем, чтобы понять, насколько землетрясения были опасны и разрушительны, считает доктор технических наук, директор АСФ ФИЦ «Единая геофизическая служба» РАН Александр Еманов
В 2018 году на территории Западной Сибири было зарегистрировано 3889 землетрясений и 9699 промышленных взрывов. Эти цифры подтверждают необходимость контроля воздействия на природу самого человека. Мы готовы к внедрению технологии, позволяющей обнаруживать взрывы, которые проводятся на предприятиях с нарушением технологии. Наши специалисты разработали определенный алгоритм выявления фактов такого нарушения. Информация о них с этого года не просто аккумулируется в Центре, она передается руководителю предприятия с целью выявления причины, почему это произошло. Проблема наведенной сейсмичности является одним из важных направлений деятельности Единой геофизической службы. Около шахт и угольных разрезов ответ недр на воздействие добычи полезных ископаемых локализуется в виде землетрясений на малых глубинах и оказывает сильное воздействие на поселки и города.
— Мы долго говорили о важности совместной работы с контролирующими органами, предприятиями, занимающимися добычей полезных ископаемых, и наконец-то нас услышали, — рассказывает об изменении ситуации Александр Федорович Еманов. — В настоящее время я вхожу в совет губернатора Кемеровской области по вопросам безопасности Кузбасса. А буквально в начале декабря к нам пришло письмо из Ростехнадзора с предложением о таком сотрудничестве, составлении плана совместного контроля промышленных взрывов. Нашли мы понимание и у руководства ряда угледобывающих предприятий Кузбасса. Самым крупным из них является «Кузбассразрезуголь». Согласно договору, мы закупаем, устанавливаем и обслуживаем необходимое оборудование, а после получения и обработки данных оперативно предоставляем соответствующему подразделению всю информацию о проведенной работе взрывников и ее последствиях, о наведенной сейсмичности в среде. Директора не заинтересованы, чтобы взрыв был с большим сейсмическим эффектом. В случаях, когда нарушается технология, последствия взрыва 100 тонн взрывчатки значительно сильней, чем при взрыве 400 тонн. Имея информацию, руководители могут принять меры.
В настоящее время на территории Западной Сибири установлено 55 сейсмологических станций, которые дают понимание того, где происходят землетрясения, а где — взрывы. Количество станций по сравнению с 1997 годом заметно выросло. Тогда их было 13. Но, как показывает реальность, этого мало. Однако государство это не учитывает, и с каждым годом бюджетное финансирование Единой геофизической службы продолжает уменьшаться. С такой ситуацией полностью не согласен директор Алтае-Саянского филиала Федерального исследовательского центра. Он не готов довольствоваться малым. Вместо этого Александр Еманов старается находить возможности заработать дополнительные средства, чтобы вложить их в развитие. Да, коммерческая деятельность отвлекает от основного дела, но без этого не обойтись, если действительно заниматься решением задач государственной важности, а не делать вид, что что-то делаешь.
— Наш регион ни в коем случае нельзя оставлять без мониторинга сейсмичности, — считает он. — Как-то нас пытались включить в состав какого-то института, но потом задумались о том, кто будет нести ответственность за оперативное оповещение о землетрясениях, и передумали. В настоящее время наша система передает данные в течение одной минуты в ГО и ЧС. Раньше такого не было. Для увеличения количества станций мы договариваемся с предприятиями о том, чтобы устанавливать на их охраняемой территории автоматические станции без обслуживающего персонала. Данные в реальном режиме времени поступают к нам в центр. Но, к сожалению, не везде, где нам нужны показания, такие предприятия есть. Более того, я считаю, что нам необходимо устанавливать такие станции на территории баз отдыха и затем объединять все полученные данные в единую интерактивную карту. Так человек, который собирается куда-то поехать, сможет понять, насколько его пребывание в том или ином месте будет безопасно. Количество станций позволяет увидеть, как зарождается землетрясение.
Для того, чтобы информация была более обоснованной и полной, не хватает и современного оборудования. К сожалению, оно достаточно быстро устаревает.
Большим плюсом было бы и наличие собственного здания в Академгородке общей площадью полторы тысячи квадратных метров, под крышей которого можно объединить специалистов всех филиалов и усилить центр новыми направлениями. Почему в Академгородке? Именно здесь находится сосредоточение важных для центра коллективов геофизиков, геологов, математиков.
И, кстати, Единая геофизическая служба всегда принимает активное участие в подготовке студентов кафедры геофизики НГУ, в том числе по направлению «сейсмология». Это особенно актуально в свете нового проекта «Академгородок 2.0». Возможно, в ходе его реализации просьбы сейсмологов будут услышаны, и в ближайшем будущем мы будем иметь достоверную сейсмологическую картину региона.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.