Ольга Василенко: «Проблемы есть у всех, главное — смотреть на жизнь позитивно»

Отличительной чертой современного мира является нехватка времени. Практически каждый, занятый любимым делом человек, отмечает это. Ведь успеть хочется много. А если у тебя тысячи гектаров земли, дети и ты, ко всему прочему — женщина? Совместить три в одном удается далеко не каждому. Но наша героиня — глава крестьянско-фермерского хозяйства Коченевского района Новосибирской области Ольга Василенко — исключение. Несмотря на свой жесткий график, Ольга Анатольевна нашла время, чтобы заехать в редакцию, поздравить коллектив с прошедшим Днем печати и поделиться актуальными мыслями. Ведь не за горами новая посевная
— Вы знаете, проблем из года в год меньше не становится, они есть у всех. На смену одним приходят другие, — отмечает гостья редакции. — Главное — относиться к ним сквозь призму позитива, не зацикливаться на том, что все плохо.
Именно такой подход у Ольги Василенко во всем, за что она берется. Она четко знает, чего хочет и к чему стремится.
— Если возникают какие-то вопросы, я решаю их достаточно быстро и четко, — признается глава хозяйства.
Главное в сельском хозяйстве — интуиция
— В последнее время региональные власти все чаще говорят о том, что необходимо наращивать экспортный потенциал зерновых. Вы себя в этом процессе видите?
— Экспортоориентированность — это, конечно, очень хорошо, но вместе с ней в наш сектор приходят новые риски. Прежде всего, это риски, связанные с общемировой конъюнктурой. Если где-то падают цены, то мы тоже становимся заложниками в конечном итоге. Цена на нашу продукцию начинает складываться от конечной цены потребителя — того же Китая, Вьетнама, минус логистика, заработок трейдера, заработок элеватора. В конце концов, от экспортоориентированности, можно сказать, сельхозтоваропроизводитель ничего не выигрывает в нашей Новосибирской области: очень длинная цепочка и очень низкая маржинальность. К тому же процесс экспорта настолько случайный, он носит эпизодический характер, что ориентироваться на таких покупателей постоянно смысла нет. Мы можем выиграть в экспорте только в случае реализации товаров собственной глубокой переработки зерна с солидной добавленной стоимостью. Поскольку в нашем хозяйстве ее нет, мы полностью отказались от экспорта. Работаем с местными переработчиками, тем же первым мелькомбинатом.
— А сами заняться переработкой не планируете? Может, с кем-нибудь объединиться?
— Совершенно верно, ключевое слово — объединиться! В настоящее время федеральное правительство предлагает нам такую форму собственности, как кооперативная. Давайте на нее посмотрим с учетом нашей, российской действительности. Здесь есть очень много минусов. Мы все готовы объединиться, но не готовы отвечать по долгам друг друга. А в кооперативе — субсидиарная ответственность, с нее все начинается. И еще. Кооператив, конечно, хорошо, но в предлагаемом варианте это тот же колхоз, только вид сбоку. Нам пытаются провести коллективизацию под видом кооперативизации. Но все это мы уже проходили. Так что такой вариант вряд ли устроит тех, кто действительно заинтересован в развитии, в том числе собственного предприятия.
В разговоре Ольга Анатольевна отметила, что себестоимость растет ежегодно и без учета экспорта: рост стоимости ГСМ, средств защиты растений. Важным она считает и выплату достойной заработной платы высококвалифицированным работникам, чтобы они остались работать в хозяйстве. Именно из таких и состоит основа ее коллектива, каждому из которых она признательна за самоотверженный труд и высокую самоотдачу.
— Все эти издержки — необходимость, они ежегодно снижают маржинальность в нашем секторе, — подытоживает она. — Единственное, как мы можем их уменьшить — своевременно техперевооружаться и совершенствоваться в технологиях.
— «Умное» сельское хозяйство?
— Да, конечно. Любая конкурентная среда просто обязывает использовать новшества. Что такое, по сути, система мониторинга? Это контроль затрат, а соответственно, их снижение.
Что посеешь, то пожнешь
— А на что все-таки планируете делать акцент в предстоящем сезоне?
— Поскольку никаких балансов в разрезе на каждую культуру и расчетов от регионального министерства сельского хозяйства мы не получаем, рыночную конъюнктуру просчитать и как-то спрогнозировать сложно. Кстати, чтобы снизить риски, так сказать, цивилизованно, Минсельхоз РФ планирует ввести в АПК страхование. Пока это будет пробно, но в дальнейшем, думаю, все регионы обяжут в это включиться. Главная загвоздка — нужны критерии, чтобы сделать процесс выплат прозрачным.
Что же касается нашего хозяйства. Уповать остается на собственную интуицию. Сеять мы планируем пшеницу, рапс, ячмень, овес, горох. Задумываемся о чечевице. Мы ее уже пробовали, но опыт был не совсем удачным. Сказались погодные условия, — рассказывает Ольга Анатольевна. — Тем не менее мы намерены ее попробовать еще раз. Кроме того, сейчас размышляем над сарматом, просом. Все эти культуры надо не просто посеять, а грамотно включить в севооборот, посмотреть по рынку сбыта — стоит за них браться или нет. Ведь то же просо бывает разное: желтое, красное. Мы можем произвести его в том объеме, какой нужен, чтобы накормить, например, всех попугайчиков Сибири. Но и здесь возникает вопрос: а это сколько? Опять возвращаемся к балансам. Есть у меня хорошая задумка по фасоли. Это очень серьезная и интересная культура, которая бы хорошо к нам вписалась. Однако на сегодняшний день я не могу найти сорт, адаптированный к нашим условиям. Это меня останавливает от достижения желаемых результатов. Брать что-то наугад — большой риск. От этого зависит и бизнес, и прибыль, и спрос, и здоровье людей. К сожалению, сибирская наука сейчас живет на своей волне, зачастую заниматься созданием семенного фонда просто некому — в науке практически нет ротации молодежи. Ведь генетиком не становятся просто так после 11 класса. Их надо «выращивать» чуть ли не с детского возраста, чтобы развить определенную любознательность, мышление. Хотелось бы, чтобы наш аграрный университет вышел на новый уровень общения с руководителями сельхозпредприятий. Мы понимаем, что они располагают нужными нам знаниями, но они то ли боятся о них рассказывать, то ли им жалко ими поделиться. А студенты, которые выходят из стен аграрных вузов и колледжей, до нас не доходят: часть из них устраивается в городе, часть уезжает поднимать сельское хозяйство на родине, например, в Китае. Но еще раз повторяю, сельское хозяйство — это высокоинтегрированная отрасль. Она должна постоянно находиться с наукой. Мы такие попытки делаем, но пока не совсем получается.
— А в материально-технической части?
— Скорей всего, надо будет переделать сушильный комплекс на более мощный. Дожди, которые заливали нас два года подряд, не давали нам возможности полноценно его просушить. Зато элеваторы на нас хорошо заработали за это время. Поэтому будем смотреть вперед, на перспективу и стараться предупредить негативные воздействия погоды. Задумок на самом деле еще много.
Нам нужна наука
— Ольга Анатольевна, активно на агропродовольственных форумах обсуждается вопрос органического земледелия. Как вы думаете, насколько оно возможно в наших условиях?
— В чистом виде его у нас в СФО нет. Ведь оно предполагает полный отказ от использования на предусмотренной для этого земле удобрений, пестицидов, гербицидов и так далее на протяжении пяти лет. У меня есть знакомые аграрии во Франции, которые это практикуют, так вот там урожайность органического земледелия снижается в два раза по сравнению с обычным. У нас эта цифра будет больше. На своих, сибирских землях по сравнению с европейской частью России мы стараемся минимально использовать химию, чтобы не нанести вред ни растениям, ни здоровью людей и животных, которые нашу продукцию в дальнейшем будут потреблять. Чистая органика сегодня экономически для нас не оправдна: себестоимость ее очень высока, а платежеспособный спрос пока еще не сложился, чтобы оправдать затраты. Это, скорей, штучный товар. А что касается форумов и выставок вообще, то сегодня они себя изжили. Честно говоря, они превратились во встречи старых друзей. Найти на таких мероприятиях что-то новое и полезное для себя невозможно. Не осталось таких технологий, которым можно было бы поучиться. Не актуален и выставочный бизнес в связи с развитием интернет-площадок. Чтобы двигаться вперед, нужна наука со своими исследованиями, открытиями и так далее.
— Ольга Анатольевна, вы такая хрупкая женщина. Догадываюсь, насколько миниатюрно вы смотритесь в полях… Скажите, мужчины-аграрии проявляют желание как-то вам помочь, что-то подсказать?
— Вы знаете, нет, наоборот. Со стороны мужчин я вижу только очень жесткую конкуренцию. Мужчины не хотят проиграть женщине, они этого сильно боятся… Единственный мужчина, который не видит во мне конкурента и готов помогать, — мой сын Вячеслав. И я очень горжусь тем, что он включился в наш семейный бизнес.
За окном уже вечерело, когда наше интервью подходило к завершению. В списке дел у Ольги Анатольевны значилась еще пара встреч, каждая из которых для нее была также важна. Перед началом весенней посевной нужно успеть обсудить еще достаточно много вопросов и перспектив, проработать планы, заключить предварительные договоры… Наша гостья, несмотря на поздний час, была полна бодрости и энтузиазма. Глядя на нее, понимаешь, что только по-настоящему любимое дело может воодушевлять настолько, что человек перестает чувствовать усталость, даже если уже просто валится с ног. Хочется пожелать Ольге Василенко как можно дольше быть на волне позитива, которую поймала ее душа. Пусть дела будут успешными, а задуманное исполнится! Ведь человек действительно этим живет!

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.