Олимпийский лук захватывает Сибирь

Елена Михальчук и Артем Мальцев метят в десятку (Фото предоставлено Еленой Михальчук)

В Новосибирской области с недавних пор довольно активно развивают один из самых старых олимпийских видов спорта. Стрельба из лука входит в программу летних Игр с 1900 года, но в столице Сибири еще десяток лет назад о ней мало что знали. Однако все течет, все меняется — самобытный вид спорта захватывает все новые и новые рубежи. Присматриваться к нему в сибирском мегаполисе начали в конце нулевых — постепенно народ стал втягиваться, появлялось все больше энтузиастов, в хорошем смысле «заболевших» этим старинным видом оружия

16 февраля в Бердске состоялись межрегиональные соревнования — в некотором смысле дебютные и прорывные. Турнир такого уровня и статуса проводился в Новосибирской области впервые. Всего участвовали 68 спортсменов из пяти регионов. Географию чемпионата помимо принимающей территории составили Томская, Кемеровская области, Алтайский край и Республика Алтай.
Сделай сам
В прошлую субботу в Бердске постреляли по мишеням из древнего оружия — лука. Современный лук, конечно, заметно отличается от своих «прародителей», но принцип работы остается неизменным. Заряжаешь стрелу, натягиваешь тетиву и палишь в цель. Впрочем, это только на бумаге кажется простым.
В личном зачете победу во всех четырех номинациях одержали спортсмены из Новосибирской области. Самыми меткими оказались Юрий Демаков и Елена Михальчук (блочный лук), Антон Яничкин и Мария Сементеева (классический лук).
Об особенностях стрельбы из лука, пользе от этого нелегкого дела и олимпийских перспективах сибиряков мы поговорили с Еленой Михальчук — президентом Федерации стрельбы из лука Новосибирской области. Наша собеседница совмещает организационную работу с соревновательной деятельностью: в прошлом году она выиграла всероссийский турнир в Екатеринбурге.
— Сколько стоит спортивный лук?
— Если мы говорим про традиционный лук, то его стоимость сейчас около десяти тысяч рублей и выше. Как правило, это прямой деревянный лук. Но это самый бюджетный вариант. Если речь идет о спортивных луках, то на начальном уровне сейчас можно уложиться в 25—30 тысяч. Ну а верхней границы нет.
— В стендовой стрельбе спорт-сменам необходимо оформлять специальные разрешения на ружья. Как дело обстоит у вас? Проблем с транспортировкой луков не возникает?
— Лук не является оружием, это — спортивный инвентарь, что оговорено в законе. Но иногда работники аэропортов и метро, особенно новенькие, могут этого не знать. Мы стараемся рассказывать, приводить соответствующие документы в качестве доводов. Однако, бывало, нас проводили через «красный коридор» (оформление оружия), хотя затем, в зоне прилета, сотрудники столичного аэропорта закатывали глаза со словами: «Боже, кто вам это придумал!» По возможности, возим с собой сертификаты на изделие, но такие бумаги имеются не всегда. Некоторые луки — чаще всего традиционные — изготовлены спортсменом самостоятельно, будучи выточенными из дерева.
— Можно ли с самодельным луком участвовать в официальных соревнованиях?
— Да, считанные дни назад у нас состоялось историческое событие. Спортсмены с традиционными луками (то есть без прицелов) впервые участвовали в Кубке и чемпионате России в дисциплине «таргет» (стрельба по мишеням), просто в отдельном зачете. В мире сейчас намечается такая тенденция, что луки, которые раньше не считались спортивными, тоже будут представлены на международных соревнованиях, включая Кубок мира. Россия в этом плане не отстает. Раньше же для таких луков была только одна дисциплина — 3D. Это имитация охоты, стрельба по резиновым муляжам животных, которые стоят на неизвестном расстоянии на пересеченной местности.
Тонкая работа
— Насколько в Новосибирске развит олимпийский вид программы?
— У нас развивается и олимпийский (классический) лук, и блочный, и традиционный. В блочном у нас пока наилучшие результаты. В этом году Артем Мальцев выиграл серебро на Кубке России. В классическом луке больших успехов у нас пока нет. Но там идет более тонкая работа, которая требует постоянных тренировок. Если блочный лук прощает умеренные перерывы, то с классикой все гораздо сложнее, там труднее наверстывать упущенное. Тем не менее в конце прошлого года новосибирец Антон Яничкин выполнил норматив мастера спорта России и стал третьим на чемпионате Сибирского и Дальневосточного федеральных округов. Есть и возрастные спортсмены, которые в свои годы добиваются неплохих показателей. С молодежью мы тоже работаем, но это процесс небыстрый.
— В чем сложность?
— Олимпийский лук — это дисциплина с бешеной конкуренцией, как среди мужчин, так и женщин. В России очень сильная школа в Бурятии. Недавно я судила первенство страны, так вот тамошние ребята почти не промахиваются мимо десятки, набирая 295—297 очков из 300 возможных. С такими стрелками конкурировать неимоверно сложно — это уникумы! Нам до такой стабильности пока далеко.
Однако, если говорить в целом, уровень здесь растет в хорошем темпе. Медали всероссийского масштаба и мастера спорта появляются у нас регулярно. Два новосибирца готовы выполнить норматив мастера спорта международного класса (МСМК). Проблема в том, что международные соревнования проводятся в России только раз в году, а выезжать за рубеж — это совсем другие деньги.
— Чем отличается блочный лук от классического (олимпийского)?
— Конструкцией. Из классического стрелять тяжелее, из блочного (он более технологичный) — проще, но попадать все так же сложно. Сейчас все идет к тому, чтобы блочный лук тоже стал олимпийским. Скорее всего, это случится. В Токио-2020 уже будут показательные выступления, а на летних Европейских играх этого года в Минске блочный лук будет представлен отдельной дисциплиной.
— Насколько это возрастной вид спорта?
— У нас сейчас занимаются в основном зрелые спортсмены — от 30 лет. Они работают и могут позволить себе инвентарь и поездки. В этом году мы также набираем детей: самому маленькому — восемь лет. Самому старшему стрелку — 60 с небольшим. Есть примеры — и это больше тенденция, чем уникальный случай — когда спортсмены в 50-летнем возрасте достигают звания мастеров спорта и даже МСМК. На самом деле это не особо удивительно: именно взрослые люди могут справиться со своей психикой, более ответственно готовятся к соревнованиям. Они видят конкретную цель, задачи и знают, как их решить. У них больше житейского опыта, который позволит сориентироваться в стрессовой ситуации, отрегулировать свое самочувствие.
— В Новосибирске тоже есть такие примеры?
— Да. Один из самых ярких новосибирских спортсменов — Валерий Рудик. Он начал заниматься, когда ему было 50. Через пять лет он стал МСМК. В данный момент у него перерыв в выступлениях, но он продолжает тренировки. Мастера спорта у нас тоже регулярно появляются в возрасте за 40.
Лекарство для глаз
Стрельба из лука — не травмоопасный вид спорта, но не терпящий халатности и безалаберности. Здесь всегда надо быть бдительным и строго соблюдать все инструкции.
— Бывают ли в стрельбе из лука травмы?
— Мы понимаем, что необходимо соблюдать технику безопасности, и все это делают. Пренебрежение незыблемыми правилами может привести к фатальным последствиям.
Травмы в основном имеют внутренний характер. Например, когда спортсмен работает с очень тяжелым луком, у него постепенно накапливается усталость, которая может вылиться в определенные проблемы. Также повреждения могут быть оттого, что спортсмен, придя на тренировку, не размялся и не разогрел мышцы, а сразу схватился за лук — так можно надорвать связки.
— Техника безопасности примерно та же самая, что и при работе с любым оружием?
— Как минимум — да. Мы никогда не направляем лук на людей. Если стрелки еще не успели вернуться от линии щитов за рубеж, нельзя заряжать стрелу. Это элементарные, но важные правила — лук способен причинить серьезный ущерб. Прямое попадание в деревянный щит пробивает его легко, пусть и не насквозь. Мало, поверьте, щиту не покажется: стрела в него прочно войдет. Лук, даже не заряженный, должен быть направлен только в сторону мишеней, рядом с которыми никого из людей и животных нет.
— А животные часто заглядывают к вам на соревнования и тренировки?
— Бывает (улыбается), когда мы стреляем на открытом воздухе. Это, конечно, оборудованное стрельбище, где есть свои правила безопасности. Должен был земляной вал или другой стрелоулавливатель, который не позволит снаряду при промахе улететь куда-то далеко и кому-то навредить. Но, бывает, приходят собаки, кошки. Есть даже фотография, где кошка улеглась сверху на щит и наблюдает, как летят стрелы. Ее отгоняют, а она возвращается.
— В чем польза от работы с луком?
— Люди, у которых не стопроцентное зрение, со временем замечают, что оно стало налаживаться. Это прямое следствие нашего переключения: мы смотрим то на мишень (вдаль), то на мушку (вблизи себя). Такое же упражнение советуют делать офтальмологи для расслабления и тренировки глазных мышц. У лучников это происходит автоматически, просто фоном. Я лично знаю девушку, у которой зрение было –7, но после нескольких лет тренировок стало –2.
Большая удача
— В обойме сборной России кто-то из сибиряков состоит?
— Да, в резерве значится томич Дмитрий Воронов. В прошлом я также была в составе сборной. Скажу так: прорваться в национальную команду — это огромная работа и большая удача. Недостаточно, например, быть серебряным призером Кубка России или стать четвертым на Кубке мира, что сделал Юрий Демаков в прошлом году в Макао (Китай). Есть люди, которые еще лучше стреляют, и они в приоритете.
— Почему в Бурятии, в отличие от Сибири, с завидным постоянством воспитывают лучников высокого класса? Климат-то схожий.
— Имеет большое значение многолетняя школа, которая есть в Бурятии и практически отсутствует в Сибири. Тренерский состав у них очень сильный: подавляющее большинство тренеров сборной России — именно оттуда. Люди, которые в третьем поколении стреляют из лука, еще с молоком матери впитали этот вид спорта. Надо ведь не только показать человеку, как стрелять, но и воспитать в нем дух победителя, веру в себя, свои силы и возможность завоевания олимпийской медали.
Лично я связываю успехи бурятов еще и с тем, что они буддисты. Там существуют места силы, где стрелки могут получить, в том числе, духовную поддержку. Подготовка спортсмена — это не просто физическая работа, это целый комплекс мероприятий, о котором в Новосибирской области мало кто задумывается. Настолько многогранный подход к спортивной деятельности я здесь наблюдаю очень редко.
— Стало быть, дело в традициях?
— Да, это складывается исторически. Если человек понимает, что сейчас он стреляет, а завтра он юрист или мама троих детей, то приоритеты не выражены. У нас это больше развлекательная деятельность, которая у кого-то перерастает в спорт. В Бурятии же это спорт с самого начала. Там чуть ли не в каждой школе есть тир, и дети растут с мечтой о сборной.
Будем двигаться в том же направлении. Работаем над открытием отделения стрельбы из лука в школе олимпийского резерва по стрелковым видам спорта. Не так давно такое событие казалось невозможным. Но сейчас все согласования получены. Мы встаем на государственные рельсы. Это позволит местным ребятам более качественно тренироваться и развиваться.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.