Памяти последнего…

Б. Соколов

В январе этого года ушел из жизни последний фронтовой кинооператор Борис Соколов. Ушел на 99-м году жизни. Новосибирский кинорежиссер Элла Давлетшина незадолго до кончины Бориса Александровича успела поговорить с ним по телефону, чтобы получить благословение на съемку фильма о военных кинооператорах. Однако главного героя не стало. И новосибирские кинодокументалисты сняли другую картину — о прощании с Соколовым в Доме кино, назвав фильм фразой, произнесенной Борисом Александровичем в ходе той памятной беседы

Фраза эта: «Кинохроника не умрет». И в самом деле с каждым годом деятельность фронтовых кинооператоров приобретает все большее значение как документальное доказательство страшной войны, как мощный фактор патриотического воспитания.
«Мы говорили с ним в сентябре: внятный голос, ясный ум, светлое понимание. В ходе разговора Борис Александрович позволил себе расслабиться и отпустил несколько таких киношных прибауток, которые вслух даже не произнести», — рассказала Элла Давлетшина на кинопоказе двух фильмов о Борисе Соколове в Доме документального кино Музея Новосибирска.
Соколов вообще не думал прожить более 60 лет. Этой мыслью он поделился в фильме «Фронтовой кинооператор Борис Соколов», входящем в коллекцию международного кинофестиваля «Встречи в Сибири». Фильм был снят Владимиром Сеткиным и Игорем Морд-милловичем еще в 2010 году. Сюжет этой документальной картины построен на том, как тогда еще живой Борис Александрович смотрит современный парад 9 Мая и вспоминает свои фронтовые будни, своих друзей. А вспомнить Соколову было что, и немало: как оператор он присутствовал при взятии Берлина, а также при подписании акта о капитуляции Германии.
Фронтовые кинооператоры рисковали жизнью не меньше, чем солдаты, однако, как ни странно, долгие годы в военном билете Соколова отсутствовала запись «участник войны» — считалось, что в Великой Отечественной вой-не он не участвовал!

Камера КОНВАС, которой снимали в советское время
(фото Е. Аникеева)

Однако наград у Соколова — полная грудь, и они, как и его бесценные кинокадры, служат доказательством бесстрашия лучше всяких документов и бумажек.
Кинокадры о капитуляции фашистской Германии внесены в реестр уникальных документов Российской Федерации. Что характерно: хроника, отснятая военными операторами, распродавалась, в том числе, и за границу, однако ни один из снимавших эти кадры так ничего и не получил. О том, насколько бесценна хроника военных лет, говорит документальный фильм «Разгром немецких войск под Москвой», ставший первым советским фильмом, снискавшим главную кинематографическую награду — премию «Оскар». Кстати, копии этого фильма были напечатаны на кинокопировальной фабрике Новосибирска, в годы эвакуации считавшейся еще московской.
О чем сожалел всегда Борис Александрович — что ему из-за погоды не удалось снять Парад Победы 1945 года с воздуха. Но были и случаи в его кинооператорской практике, когда Соколов отказывался снимать сам в силу внутренней цензуры. Например, не снимал панику в момент начала войны, не стал снимать, как Хрущев на заседании ООН стучит ботинком по столу на глазах у всего мира — просто потому, что было обидно за нашего руководителя. Зато камера Соколова запомнила лицо нацистского преступника во время подписания акта о капитуляции — гордое, надменное, это был словно взгляд победителя.
Редко когда военным операторам доводилось откладывать камеру и браться за оружие — для них камера была оружием. Соколов запомнил случай, когда одна смертельно раненая девушка просила только об одном: доставить отснятый материал в Москву.
Любопытно, но момент водружения советского знамени над рейхстагом Отдел технического контроля попросил переснять — из-за царапины. И те, кто попал в кадр, — вовсе не Кантария и Егоров.
Была еще одна интересная история с флагами: в комнате для подписания акта о капитуляции, помимо советского, американского и английского, забыли вывесить еще и французский флаг. Пришлось стяг привязывать.
Война на немцах не закончилась — сразу же после Победы Соколова с группой операторов направили на Дальний Восток — сражаться уже с японцами.
После войны долгие годы Борис Соколов работал на телевидении, побывал в 16 странах, вырастил учеников, и до конца его жизни не было дня, чтобы ему не позвонил кто-нибудь из товарищей.
Соколов снискал любовь не только друзей, но и женщины: со своей женой он прожил в браке почти 50 лет. Ольга не дожила до золотой свадьбы год и десять дней. А Борис Соколов как-то обмолвился, что не умрет до тех пор, пока фронтовым кинооператорам не будет воздвигнут памятник. Памятника еще нет, но, как пообещали провожавшие его коллеги и друзья у изголовья гроба — будет.
Всего их, фронтовых, было 258 человек. Каждый пятый погиб во время войны.
Снимая уже в январе 2019 года свой фильм «Кинохроника не умрет» на похоронах Бориса Соколова в Центральном доме кино в Москве, новосибирский кинооператор Станислав Шуберт использовал настоящую пленочную жужжащую камеру. Этот звук коллеги восприняли как дань памяти последнему.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.