Николай Цискаридзе: Самое главное в квалификации «артист балета» слово «артист»

(Фото А. Игнатовича)

Всероссийский театральный марафон, стартовавший в том числе и в Новосибирске, дал шанс юным танцовщикам получить ценные советы от корифея мирового балета. Творческая встреча с народным артистом РФ, ректором Академии русского балета им. А. Я. Вагановой Николаем Цискаридзе прошла в Новосибирском государственном хореографическом училище, на которую пришли учащиеся и преподаватели НГХУ, а также студенты и преподаватели Новосибирского областного колледжа культуры и искусства

Пенсию нужно заслужить
Возможно, что не от природного кокетства и желания показать свои прекрасные балетные ноги, а действительно, чтобы не уснуть из-за разницы во времени Николай Максимович, выступая перед зрителями, ни разу не присел. В знак уважения к корифею сцены стоять остался и бессменный директор Новосибирского хореографического училища Александр Василевский. Усталость от ночного перелета чувствовалась на лице Цискаридзе, однако на все вопросы он отвечал основательно и совершенно искренне, чем вызывал аплодисменты после каждого ответа.
Последний раз Цискаридзе посещал НГХУ в 2006 году, когда новый корпус был еще в стадии строительства, а сейчас, как отметил корифей, отрадно видеть, что все запущено и функционирует. В качестве вступительной речи Николай Максимович заметил, что давно не танцует, занимается чиновничьей деятельностью, и если выходит на сцену, то весьма избирательно и только ради удовольствия. «Я радуюсь, что теперь можно не заниматься классикой каждый день», — однако это замечание молодежь не должна принять на вооружение: сначала нужно чего-то добиться в жизни, а потом уже уходить на заслуженный отдых.
Еще в детстве Цискаридзе с ужасом наблюдал, как великие артисты преклонного возраста прыгают по сцене на спектакле, посвященном 70-летию Октябрьской революции, и дал себе зарок, что уйдет вовремя.
Так и случилось: ровно в 33 года танцовщик стал пенсионером (сейчас ему 45) и, как признался артист, пенсия у него самая большая за всю историю Большого театра. Однако из-за других дополнительных довольно солидных доходов с телевидения премьер ни разу ее даже не снимал с карточки. А вот льготами на проезд в метро Николай Максимович пользуется.
С пенсией у Николая Максимовича связан забавный период, когда, будучи пенсионером, он параллельно был еще и студентом (Цискаридзе получал второе высшее образование), а также ректором.
Однако отдыхать Цискаридзе не приходится, поскольку держат чиновничьи обязанности. Кроме того, артист ведет класс, готовя его на выпуск. Если же остается свободное время, то посвящает его корифей кино и книгам. А если выходит на сцену, то либо со своей ученицей Анжелиной Воронцовой или в образе Вдовы Симон в спектакле «Тщетная предосторожность», не требующего классической хореографии: в этой роли можно пошутить, и это нравится Цискаридзе.
Посеянные всходы
Николай Максимович рассказал учащимся о том, как в детстве и юности он подпитывался книгами и походами в театры, когда не было ни мобильных телефонов, ни гаджетов, ни интернета. «Вас же сейчас можно заставить прочитать только смс-сообщение», — с сожалением констатирует танцовщик. Заявление, что в школе он был круглый отличник, вызвало шквал аплодисментов. И вообще Цискаридзе давалось все значительно легче, чем его сверстникам: ему достаточно было посмотреть комбинацию движений один раз, и он сразу же все повторял. Также Цис-каридзе не требовалось разогрева для прыжков и растяжки — он и сейчас поднимет ногу выше, чем кто бы то ни было. Когда будущий премьер увидел в энциклопедии фотографию Надежды Павловой в шпагате, то понял, что раз он тоже так умеет, то надо попросить маму отдать его в балет. Думал ли когда-нибудь Цискаридзе, что ему выпадет шанс станцевать с любимой балериной в одном спектакле? Однако их творческий союз был лишен какой-либо романтики: Надежда Васильевна не любила долго репетировать и на просьбы педагога еще раз пройти вариацию из «Жизели» парировала: «А что я в ней не видела?»
Большую роль в жизни Николая Цискаридзе играла мама: именно она не хотела видеть в дневнике сына других оценок, кроме пятерок, и именно она сразу забрала его красный диплом и отнесла его в Московский государственный хореографический институт, чтобы сын учился на педагога-репетитора. Так сложилось, что Николай
обучал в классе своих же товарищей по училищу.
Искусство — это мозг
Как признался Цискаридзе, должность ректора для него — не знак почета, а тяжелая работа. И все обещания, которые он заявил в своей предвыборной программе, он выполнил за первые три года.
Детей заинтересовало, часто ли первоклассники вагановской академии участвуют в балетных спектаклях. Цискаридзе рассказал, что особенность Петербурга том, что дети участвуют практически во всех спектаклях Мариинского театра. Но только связано это не с якобы имеющимся талантом, а в силу их маленького роста. «Так было и в Советском Союзе, и сейчас. Мы никогда в московской школе так много не танцевали. Юрий Николаевич Григорович не любил участия детей, потому что это муторно, и потому во многих спектаклях Большого театра там, где должны быть дети, танцуют женщины невысокого роста. А вот в Питере, наоборот, везде участвуют дети, что, конечно, очень сложно, потому что, начиная с первых дней, все дети попадают на сцену и танцуют практически каждый день».
Участие в спектаклях, по мнению Цискаридзе, — привилегия и удовольствие. Поэтому поблажек в вагановской академии не делают тем, кто в этих спектаклях занят.
Также прозвучал вопрос о том, что еще нужно, кроме данных и трудолюбия, чтобы стать успешным артистом балета. Многое, как выяснилось, зависит от головы: ведь главное в квалификации «артист балета» слово «артист», а для этого нужно уметь не просто танцевать, а создавать образ на сцене, привносить что-то свое. К сожалению, это невозможно без все того же чтения. Цискаридзе все время заставляет своих учениц смотреть и видео старых спектаклей, чтобы они учились у Павловой, у Максимовой, у Семеняки, у Бессмерт-новой, у Плисецкой — у балерин, которые танцевали с мозгом, а это, по мнению премьера, и есть искусство.
По словам Николая Максимовича, отсутствие данных он может и пережить, если ребенок будет музыкальным.
К тому же требуется избирательность. Нельзя карлице претендовать на роль лебедя. Даже сам Николай Цискаридзе порой отказывался от ролей, если ощущал внешнюю несовместимость с требуемым персонажем.
Избирателен народный артист не только в отношении ролей, но и самих спектаклей. Если спектакль идет против сценических и эстетических правил, то он ни за что не согласится в нем танцевать.
Как ни странно, но Цискаридзе легче было станцевать трехактный спектакль, нежели выступить с одним па-де-де в концерте. Не любит корифей и фестивали его имени.
«Был ли в вашей жизни момент, когда перед вами стоял вопрос, стоит ли заниматься балетом дальше?» — следующий вопрос. «Ой, всегда стоял такой вопрос. Но я заходил в класс, смотрел на остальных и думал: «Но они же продолжают. А я с этими ногами, выходит, ничего не буду делать?» Потом, они стараются, а я раз-два — и у меня получилось точно так же, да еще и лучше. Вот это мне и давало силы».
Тело — инструмент танцовщика. Поэтому его всегда надо держать в форме — ценный совет от народного артиста. А для этого надо рано ложиться спать и каждый день ходить на класс. Причем в классе, как заметил Цискаридзе, лучше ни с кем не заговаривать, иначе заболтаешься и не сможешь ничего делать. Именно так работала и великая Максимова, и он сам.
И еще один критерий: если в человеке нет драйва, нет желания выходить на сцену, то лучше этого и не делать, поскольку все это ощущается зрителем.
Цискаридзе вообще не любит раскисающих людей. И даже те падения, которые были в его жизни, только давали ему стимул для того, чтобы двигаться дальше. Также не любит артист танцевать в дуэте с балеринами, которые проигрывают на его фоне: для него важен соревновательный момент, когда нужно стараться, чтобы на сцене выглядеть хорошо.
«Все зависит от самого человека. Не существует хорошего педагога, который сделает звезду, не существует таблетки, которую можно выпить и сразу затанцевать, стать выворотным и хорошо крутиться — это все работа».
Конечно, не обошлось и без такого часто задаваемого вопроса, как любимый балет. «Спящая красавица» — это единственный балет, где я не умирал, а счастливо женился», — ответил Николай Максимович.
Прозвучал и мудрый вопрос: «Классический балет как жанр существует достаточно давно. Как вы считаете, он и впоследствии будет интересовать зрителей или его вытеснит современная хореография?» «То, что считается сегодня классикой, когда-то называлось современным балетом, — рассказывает премьер. — Если вы считаете современным балетом, когда ползают и нюхают друг друга, то это нельзя назвать современным танцем. Что касается классического балета, где женщина в белой пачке, а мужчина в белом трико — это просто очень красиво, и я уверен, что эта красота будет актуальна всегда, только если это будет хорошо исполнено. Потому что часто приходишь в театр и думаешь: господи, зачем все эти люди нацепили на себя эти костюмы? В то время, когда учился я в школе, «Лебединое озеро», «Жизель», «Спящую красавицу», «Баядерку» танцевали только академические театры. В Петербурге это шло только в Мариинском театре (Малый театр это танцевать не имел права). В Москве этот репертуар шел исключительно в Большом театре (в театре Станиславского не танцевали этот спектакль, хотя там была своя версия «Лебединого озера» — альтернативная; и «Дон Кихот» был, но он тоже был альтернативным, он не повторял версию Большого театра). Другие названия там не шли: не разрешалось, и это было очень правильно. А сейчас летом в Петербурге в каждом театре идет «Лебединое озеро». Смотреть невозможно. С моей точки зрения, это преступление века».
Хороший танцовщик, по мнению Цискаридзе — не тот, кто задирает ногу выше уха, а тот, кто танцует самобытно, красиво и музыкально: «Я бы порадовался, если бы увидел хотя бы одну исполнительницу, которая бы станцевала Белое адажио так, чтобы это было интересно».
Вообще уровень подготовки танцовщиков заметно упал. Если в годы, когда учился Цискаридзе, ему давали только один шанс повторить движения, чтобы быть утвержденным на роль, то сегодня народному артисту приходится объяснять детям каждый шаг и каждое движение рук.
Вы только представьте: его, человека со званиями и регалиями, просто строила, как мальчика, Марина Тимофеевна Семенова, распекая так и сяк, заставляя проходить все вариации из разных балетов прямо в коридоре, а также удерживая возле себя во время собственных репетиций. Однако результат такого воспитания мы наблюдаем сегодня: Николай Цискаридзе — выдающийся деятель современной хореографии, успешная личность, талантливый педагог и активный ректор учебного заведения. Как правильно заметил наш герой, профессия «артист балета» — не та, где можно валять дурака».

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.