«Королева» дошла до ручки. Как спасти легкую атлетику в России

(фото А. Игнатовича)

Российская легкая атлетика находится в глубоком кризисе. В начале февраля целый ряд наших спортсменов получил длительные дисквалификации за нарушение антидопинговых правил. В их числе — бывший олимпийский чемпион по прыжкам в высоту Иван Ухов, утративший завоеванный в Лондоне-2012 титул, и его тезка из Новосибирска Юшков. Последний, впрочем, уже закончил карьеру, а во время оной специализировался на толкании ядра
С учетом всех отстранений и санкций у России осталось совсем немного наград Лондонской Олимпиады в самом медалеобильном виде спорта. Что касается Рио-2016, то там участвовала лишь одна оте-чественная легкоатлетка — Дарья Клишина (прыжки в длину), тренирующаяся в США, и та выступала под нейтральным флагом и не показала результата. Остальных банально не допустили, так как Всероссийская федерация легкой атлетики (ВФЛА) и Российское антидопинговое агентство (РУСАДА) к тому моменту были лишены своего статуса.
С тех пор буря заметно поутихла. Допинговый огонь пылает уже не с той силой. Однако и по сей день российские атлеты отрезаны от мира. Каждый из них вынужден получать заветный допуск индивидуально, проходя на пути к международной арене через круги ада. Мучаются и сибиряки, в том числе одногодки Сергей Шубенков из Барнаула (чемпион мира-2015 в беге на 110 метров с барьерами), Никита Андриянов из Новосибирска и Александр Меньков из Красноярского края (чемпион мира-2013 по прыжкам в длину).
Как получилось, что отечественная «королева спорта» оказалась в коме и как ей выйти из этого тяжелого состояния? В причинах подобного забвения нам помог разобраться опытный новосибирский тренер Валерий Мартюшов.
Советские будни
В мировой легкой атлетике сегодня не все гладко. Популярность массового вида спорта оставляет желать лучшего, зритель зачастую делает выбор в пользу других соревнований. Однако в России «королева» и вовсе дошла до ручки.
В советскую эпоху едва ли не все было по-другому, и сейчас нам определенно стоит вспомнить тот опыт и взять из прошлого лучшее. Не секрет, что наши методики подготовки тогда были одними из передовых в мире.
«В то время существовали добровольные спортивные общества. Их была масса: СКА, «Урожай», «Динамо», «Буревестник», «Трудовые резервы», «Спартак» и т. д.,
— перечисляет тренер Валерий Мартюшов. — Устойчиво работали спортивные лагеря. Я, допустим, в детстве все лето занимался в Академгородке. Нам давали талоны на питание, еда обходилась почти даром. За проживание тоже отдавали копейки. Став тренером, я возил первых ребят в «Речкуновку», которой теперь уже нет. Смена стоила всего-то 7 рублей — это, извинюсь, две бутылки водки (улыбается).
На сборы выезжали бесконечно. Мой тренер Юрий Васильевич Ситников возил спортсменов по всему Союзу: в Ленинакан (ныне Гюмри, Армения. — Прим авт.), Бишкек, Ужгород (Украина) и другие места. Только вернешься домой, начальник подходит: «Что ты здесь делаешь? Езжай на новые сборы».
Три-четыре тренировки в день были в порядке вещей. После полдника играли в лапту. Вечером — кросс. Потом — на ночной пляж голышом купаться. И главное — нам, подросткам, такой режим нравился. К сожалению, сейчас всего этого нет и близко».
Соцсети против спорта
По мнению нашего эксперта, в наши дни существует слишком много отвлекающих факторов, что усугубляет существующие проблемы.
— Родители зациклены на учебе, а дети — на «дебилизаторах» (так я называю всевозможные соцсети), — сожалеет опытный специалист. — Плюс, появился широкий выбор спортивных секций. Мы не можем брать детей из начальной школы — смысла заниматься в этом возрасте легкой атлетикой нет. Все-таки это циклический вид спорта, не совсем яркий. Поэтому ребятишек записывают в единоборства, фигурное катание, гимнастику, плавание, конькобежный спорт, футбол, хоккей.
В процессе качественного отбора кто-то отсеивается и попадает к нам. Но пришедшие зачастую уже морально испорчены как спортсмены. Они якобы все знают, все умеют. Дескать, что вы меня учите? Кроме того, надо менять тренировочные навыки. К примеру, сейчас я консультирую девочку, которая раньше занималась акробатикой. Поставить ей правильную технику очень затруднительно.
Сегодня во многих центрах нет такой статьи расходов, как выезды на сборы и соревнования. Едва ли не все вынуждены оплачивать родители.
— Раньше «материал», из которого «строил» тренер, был качественнее?
— Конечно. Почти все дети занимались в спортивных секциях — это было естественно. Отправить ребенка в лагерь не составляло никаких проблем. Сегодня по многим семьям бьет наповал финансовая составляющая. Мало желающих заниматься, а лучшие разобраны по другим секциям. Со здоровьем тоже нынче беда.
Добавьте к этому преждевременное профессиональное определение детей. Уже в седьмом классе у них полно спецкурсов. Зачем так рано? Я в 17-то лет не знал, куда податься. Куда все — туда и я. Получил техническую специальность в НЭТИ, а в итоге стал тренером. Только в 22—23 года определился, а сейчас детям в 13—14 лет начинают голову морочить. В десятом-одиннадцатом классе подростки пропадают для тренеров насовсем. И даже не звонят. Мы в их жизни — только эпизоды (грустно улыбается).
Перестройка
Есть в отечественной легкой атлетике и трудности с передачей спортсменов от одного тренера к другому. Во многих случаях это вызывает личные обиды, негодование и портит отношения. Этот важный процесс необходимо структурировать и сделать более организованным и цивилизованным. Если ученик не прогрессирует у одного наставника, возможно, стоит попробовать у другого.
«Моя коллега-женщина работает в Америке, в свое время мы занимались у одного тренера — Юрия Ситникова. Там это нормальная ситуация, когда спортсмен переходит к другому специалисту, если его что-то не устраивает, — приводит пример наш сегодняшний собеседник. — У нас же прежний тренер сразу все пропускает через себя. Сам с этим сталкивался».
Надо менять систему и перестраивать все этажи громоздкого здания под названием «российская легкая атлетика». Всемирное антидопинговое агентство (ВАДА) заключило, что некоторые наши специалисты, в том числе и весьма известные, на протяжении многих лет не чурались нелегальных методов. По-другому работать, они, наверное, и не умеют. Подготовка без запрещенной фармакологии — это совершенно другие нагрузки, тренировочные объемы и методики.
Часть попавших в черные списки тренеров продолжает так или иначе работать, несмотря на запреты, и, конечно же, это не остается без внимания со стороны ИААФ — Международной федерации легкой атлетики, которая старается следить за всем происходящим через своих наблюдателей. В данном случае требуется реальная чистка, а не показательные меры или формальные перестановки, чем у нас зачастую дело ограничивается.

Непаханое поле
«В российской легкой атлетике — непаханое поле, — констатирует Валерий Мартюшов. — По сути, сейчас у нас только два топ-спортсмена — Мария Ласицкене (мировой лидер по прыжкам в высоту. — Прим. авт.) и Сергей Шубенков. Это крайне мало, учитывая, как много в нашем виде спорта дисциплин».
Увы, велика вероятность, что и следующие Олимпийские игры, в Токио-2020, пройдут без сборной России по легкой атлетике. Отдельные наши спортсмены наверняка заполнят квоты и выйдут на арену без флага, как это нынче происходит, но рассчитывать при таком раскладе на широкое представительство и груду медалей уж точно не приходится.
«Хочется верить в лучшее, но, боюсь, отстранение протянется до Олимпиады, — полагает Валерий Григорьевич. — У нас и финансовых ресурсов может не хватить — наша федерация должна миллионы долларов за проведенные расследования».
У атлетов от этой беспросветности начинают опускаться руки. Текущая изоляция не просто вызывает застой, но и грозит поставить крест на многих спортивных карьерах. Зная о сложной ситуации, родители еще менее охотно отдают своих чад в бег, прыжки или метание.
Воспитанник Валерия Мартюшова Никита Андриянов получил-таки допуск на международные старты в нейтральном статусе. Но несколько лет было безвозвратно потеряно. И скольких нервов это стоило!
«Никита тренируется у меня с 12 лет — профессионал до мозга костей, — характеризует наставник подопечного. — Его знают в Европе по юношеским и юниорским чемпионатам. В Украине он несколько лет подряд выигрывал матчевую встречу сборных.
Андриянов два или три раза подавал заявку, но прежде ему отказывали. Якобы не хватало допинг-проб. Как он говорит, обстановка внутри команды совсем не позитивная, чувствуется безысходность. Он стал третьим на чемпионате России по барьерному бегу на 400 метров и выиграл Кубок страны. Но эти успехи не греют ему душу. Ему все это время хотелось на выезд. Надо, в конце концов, и зарабатывать. Парню 29 лет. Спортивной борьбы и стремления на внутренних стартах минимум, в России нет длинной «скамейки». Естественно, и результат стоит».
Еще обиднее было Сергею Шубенкову, которому прочили лавры олимпийского чемпиона Рио-2016. Сможет ли быстроногий барнаулец показать такой же уровень почти в 30 лет (столько ему будет на момент Олимпиады в Токио-2020) — большой вопрос. И потом, ведь еще не факт, что его туда пригласят. У сибиряка, который никогда не давал повода усомниться в своей чистоте, но пострадал из-за коллективных санкций, и так уже украли, возможно, лучшие годы карьеры. Хорошо хоть, что бегун находит отдушину в семье — в прошлом году он стал отцом.
Очевидно, не обходится и без политической составляющей. Россию прессуют, пользуясь ситуацией и пытаясь добить. «То, что не пускают Александра Менькова, — это, думаю, чистой воды политика, — продолжает тренер. — Парень показывает на местных соревнованиях лучший результат сезона в мире. На чемпионате Европы он точно был бы в призах».
Главная наша задача на ближайший год — вырваться из этого замкнутого круга и восстановить подмоченную репутацию. Поработать, засучив рукава, предстоит как атлетам, так и чиновникам. От действий (или бездействия) последних нынче зависят не только наши результаты на международной арене, но и судьбы целого поколения спортсменов.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

  1. Статья актуальная, интересная!!! Пусть делают выводы на будущее и дают достойные результаты!!! Словом работать, пахать надо и много!!!