Красота по-итальянски

(Фото предоставлено театром «Карло Колла и сыновья»)

В рамках VI Транссибирского арт-фестиваля при поддержке Министерства культуры РФ на сцене новосибирского театра «Красный факел» прошел, пожалуй, самый красивый спектакль, какой довелось видеть за многие годы. Итальянский театр марионеток «Карло Колла и сыновья» представил «Спящую красавицу» на музыку П. И. Чайковского из одноименного балета

Директор Новосибирского театра кукол Ю. Горлатых (справа) угощает чаем из экзотичного для итальянца самовара Пьеро Корбелла (слева)
(фото А. Игнатовича)

Вообще в Италии кукольные спектакли делятся на два вида: оперные (рассчитанные, безусловно, на взрослую аудиторию), и сказки, в которых взрослые находят зерно смысла, а дети — развлечение. И стоит ли говорить о том, что сказки любят все. Тем более такие, какие создают кукольники старейшего театра «Карло Колла и сыновья». Не так давно этот мир покинул последний представитель династии Колла, и театром стал руководить его ученик Пьеро Корбелла, который начал учиться кукольному мастерству аж в 12 лет!
Если раньше театр жил династической семейной традицией, то сейчас в нем создается новый тип семьи — семьи не по крови, а по духу, где главным критерием при отборе в труппу является искренняя увлеченность своим делом. И подобный подход, безусловно, находит отражение в спектаклях.
Так, нет ничего удивительного в том, что «Спящая красавица» пользуется аж тремя видами государственной поддержки в Милане: спектакль настолько прекрасен, что даже забываешь, что перед тобой именно куклы. Декорации замка короля и королевы, а также костюмы придворных несут в себе следы роскоши, как и подобает королевскому двору. А лес, в котором ищет заснувший замок принц Дезире, имеет визуальную пространственную глубину. Особенно убедительна сцена, когда ветви деревьев постепенно накрывают замок, как бы погружая его в сон.
Сами куклы размером чуть менее метра, однако с первых рядов они кажутся значительно выше. Довольно внушительно выглядит книга — настоящий метровый фолиант с переворачивающимися страницами.
Почивший Эудженио Монти Колла написал оригинальный текст к спектаклю по сказке Шарля Перро еще в 2001 году. И с тех пор «Спящая красавица» путешествует по миру. Когда театр выступал в королевском дворце государства Оман, то принимающая сторона, узнав, что музыка Чайковского будет звучать в записи, не допустила такому случиться и выписала музыкантов из Москвы. То ли в силу бьющей со сцены красоты, то ли в силу великой музыки Чайковского, но при просмотре спектакля даже слезы наворачиваются на глаза от получаемого катарсиса.

Итальянские кукольники управляют куклами, стоя на балконе за ширмой
(фото В. Дмитриева)

При этом в спектакле можно заметить несколько курьезов. Например, совсем не по-детски звучит фраза о том, что в ожидании детей король и королева перепробовали все средства. Или когда на лающую собаку один из персонажей отреагировал так: «Не беспокойтесь: ее лай не разбудит принцессу», что выглядит нелогичным, ведь, напротив, все должны радоваться пробуждению Авроры.
Фраза же «Врачей! Терапевта и придворных врачей!» вовсе вызвала смех в зале. Вообще Монти Колла не сильно, но изменил сказку, сохранив, конечно, сюжетную канву.
О секретах и особенностях миланского кукольного театра рассказал на творческой встрече с новосибирскими кукольниками Пьеро Корбелла. Встречали его труппу в Новосибирском областном театре кукол с самоваром и сладостями и даже устроили небольшой кукольный концерт, продемонстрировав довольно необычные номера. А мини-представление под песню «Подмосковные вечера» стало данью памяти исконного кукольника Валентина Лещинского, всю жизнь отдавшего театру.
Преемственность поколений в новосибирском театре, прежде всего, отметил Пьеро Корбелла. Также маэстро удивился, увидев у нас большие паркетные куклы (в мини-концерте они танцевали канкан): у них в Италии таких нет. «Удивительно, как вы внутри своих спектаклей ухитряетесь использовать такое количество техник. Публика, которая к вам приходит, должна быть очарована», — сказал Пьеро.
Думаю, все-таки стоит напомнить, что по-итальянски «марионетка» звучит как «burattini», что говорит о том, что Алексей Толстой взял имя Буратино не с неба. И в Италии такие бураттини существуют разного вида.
Во время своей работы с Эудженио Монти Колла Пьеро удалось добиться от властей Милана не только получения здания, но и создать международный центр марионеток, в котором проходят мастер-классы, преподаются разные дисциплины, где также имеется музей и целая лаборатория по фабрикованию кукол. Стоит заметить, что кукольники театра «Карло Колла и сыновья» не только артисты — они также заняты созданием реквизита и сценографии. Подобная работа служит заменой отсутствующему высшему учебному заведению, где бы обучали профессии кукольников. Однако Пьеро не теряет надежды, что когда-нибудь им удастся выйти на университетский уровень. Пока же членам труппы хватает наличия других профессий, полученных в вузах и которые позволяют им заниматься профессией кукольников: например, Пьеро по профессии архитектор, также в труппе имеются представители университетов, где преподается живопись и т. п.
Еще Пьеро рассказал, что, помимо новых постановок, у театра существует исторический репертуар, в котором около 300 наименований спектаклей и которые периодически приходится восстанавливать.
Интересный факт: у миланского театра имеется архив — своего рода рукописные реестры, где с 1835 года записаны все передвижения театра: где он играл, сколько было репетиций, названия спектаклей, сколько театр получил выручки и т. д. Хотя, как предполагает Пьеро, театр существовал задолго до своего официального открытия — по крайней мере, лет за двадцать точно. Поэтому смело можно говорить, что ему уже за 200.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.