Кто так сильно в этот светлый день ад огорчил?

Ночной предпасхальный крестный ход

В ночь на 28 апреля, ближе к полуночи в российских, украинских, белорусских, молдавских, греческих, турецких, израильских, американских, канадских и многих других городах мира улицы наполнятся огнями свечей. Огоньки, которые христиане будут держать в руках, рекой польются по улицам вокруг храмов. Это будет означать что вот-вот, через несколько минут громогласно зазвучат троекратные возгласы: «Христос воскрес! Воистину воскрес!». И начнется главный церковный праздник — Светлое Христово Воскресение
Крестный ход, совершаемый в пасхальную ночь, — это шествие Церкви навстречу воскресшему Спасителю, навстречу благой вести о воскрешении Христа. Оно ежегодно проводится в ночь с Великой субботы на Светлое воскресение. Священнослужители и верующие трижды проходят вокруг храма, а затем, стоя у его крыльца и услышав благую весть о Воскрешении Спасителя, входят в открытые двери церкви, где с этой минуты и начинается пасхальная служба.
Процессия входит в храм и поет тропарь праздника: «Христос воскресе из мертвых, смертию смерть поправ и сущим во гробех (гробах) живот (жизнь) даровав». И вот тут начинается пир благодати и радости! «Смерть, где твое жало? Ад, где твоя победа?»
…Так во Христе все оживут
«Как в Адаме все умирают, так во Христе все оживут» (1 Кор. 15:22). Эти апостольские слова говорят не только о физическом воскресении людей, но, в первую очередь, о духовном возрождении. Как смерть бывает двоякая — духовная и физическая, так и воскресение бывает двоякое — духовное и физическое. Духовная смерть Адама, состоявшая в утрате общения с Богом, предшествовала его физической смерти. От Адама смерть, как результат нравственного повреждения, перешла на всех людей.
Воскресение Христово является началом нашего духовного воскресения, пробуждения в нас духовных стремлений, а также нравственного возрождения. Об этом духовном воскресении верующих Господь говорил: «наступает время, и настало уже, когда мертвые услышат глас Сына Божия и, услышав, оживут» (Ин. 5:25). Это есть то «первое» воскресение, о котором говорится в книге Апокалипсис (Откр. 20:5). Заключается оно в том, что люди, уверовав в Сына Божия, в таинстве Крещения рождаются для духовной жизни, становятся способными жить высшими интересами и воспринимать высшие ощущения. Благодать Божия помогает христианам совершенствоваться в добродетелях, духовно расти. Поэтому апостолы утешали христиан напоминанием о том, что они, в противоположность неверующим язычникам, уже «воскресли с Христом» (Кол. 3:1).
Духовное воскресение в этой жизни послужит фундаментом для физического (именно физического!) воскресения, которое силой всемогущего Бога произойдет в последний день существования этого мира.
Тогда души всех умерших вернутся в их восстановленные из праха тела, и все люди оживут, независимо от того, где и как они умерли. Но вид воскресших будет отображать их внутреннее состояние: одни будут выглядеть светлыми и радостными, другие — страшными, как ходячие мертвецы. О всеобщем воскресении Господь предсказал в таких словах: наступает время, в которое все, находящиеся в гробах, услышат глас (голос) Сына Божия; и пойдут творившие добро в воскресение жизни, а делавшие зло — в воскресение осуждения» (Ин.  5:28, 29).
При этом предстоящее всеобщее воскресение мертвых надо отличать от временных воскрешений умерших, которые Господь Иисус Христос и его ученики совершали, согласно Евангелию и Книге Деяний апостолов. Например: воскрешение дочери Иаира, сына Наинской вдовы и Лазаря, лежавшего в гробу четыре дня, и другие. То было временным пробуждением от смерти, так что после определенного времени воскрешенные снова умерли, как и все люди. Но всеобщее воскресение из мертвых будет вечным воскресением, в котором души людей навсегда соединятся с их нетленными телами. При всеобщем воскресении праведные люди восстанут преображенными, одухотворенными и бессмертными. Первым воскресшим с таким обновленным и одухотворенным телом был Господь Иисус Христос, Которого Апостол называет «Первенцем умерших» (1 Кор. 15:20). «Тогда (при всеобщем воскресении) праведники воссияют, как солнце, в Царстве Отца их» (Мф. 13:43).
Праздник христианской Пасхи встречается православными христианами так радостно потому, что они в пасхальные дни более, чем в другое время года, ощущают возрождающую силу воскресения Христова, — ту силу, которая низложила власть тьмы, освободила души из ада, открыла двери в рай, победила узы смерти, влила жизнь и свет в души верующих. Замечательно еще, что пасхальная радость распространяется на такое большое количество людей, — не только на глубоко верующих, но и на теплохладных и далеких от Бога. На Пасху весь мир и даже, кажется, обычная природа радуются победе жизни над смертью.
Одна радость для постившихся и не постившихся!
«Слово на Пасху» святителя Иоанна Златоуста читается в храме во время ночной праздничной службы перед началом литургии после пасхального канона. Таким образом Церковь признает это слово единственным, полностью выражающим смысл Праздника, настолько полно, что без него немыслима пасхальная служба, — и настолько точно, что по церковной традиции отменяется обычная пастырская проповедь в этот день, что является признанием того, что добавить уже ничего не нужно и невозможно. Немного печалит, что, в отличие от Патриарха, во многих храмах это слово читается до сих пор на церковнославянском языке. Современному человеку, который нечасто бывает в храме, при этом трудно постичь всю полноту и радостность слов свт. Иоанна Златоуста о воскресении Христа из мертвых. Поэтому, как и каждый год, мы приведем этот текст на русском языке, чтобы, когда вы окажетесь на торжественной пасхальной службе, вам было понятно все.
«Кто благочестив и боголюбив, — тот пусть насладится этим прекрасным и светлым торжеством.
Кто раб благоразумный, — тот пусть, радуясь, войдет в радость Господа своего.
Кто потрудился, постясь, — тот пусть возьмет ныне динарий.
Кто работал с первого часа, — тот пусть получит сегодня должную плату.
Кто пришел после третьего часа, — пусть с благодарностью празднует.
Кто успел придти после шестого часа, — пусть нисколько не беспокоится; ибо ничего не лишится.
Кто замедлил до девятого часа, — пусть приступит, нисколько не сомневаясь, ничего не боясь.
Кто успел придти только в одиннадцатый час, — пусть и тот не страшится за свое промедление.
Ибо щедрый Владыка принимает и последнего, как первого; успокаивает пришедшего в одиннадцатый час так же, как и работавшего с первого часа; и последнего милует, и о первом печется; и тому дает, и этому дарует; и дела принимает, и намерение приветствует; и деятельности отдает честь и расположение хвалит.
Итак, все войдите в радость Господа нашего; и первые и вторые получите награду; богатые и бедные, ликуйте друг с другом; воздержные и нерадивые, почтите этот день; постившиеся и непостившиеся, веселитесь ныне.
Трапеза обильна, — насыщайтесь все; Телец велик, — никто пусть не уходит голодным; все наслаждайтесь пиршеством веры; все пользуйтесь богатством благости.
Никто пусть не жалуется на бедность, ибо открылось общее Царство.
Никто пусть не плачет о грехах, ибо из гроба воссияло прощение.
Никто пусть не боится смерти, ибо освободила нас смерть Спасителя. Он истребил ее, быв объят ею; Он опустошил ад, сошедши во ад;
Огорчил того, который коснулся плоти Его. И, пророчествуя это, Исайя восклицал: Ад, говорит, познал горечь, встретив Тебя в преисподней.
Он огорчился, ибо стал праздным; огорчился, ибо посрамлен; огорчился, ибо умерщвлен; огорчился, ибо низложен; огорчился, ибо связан.
Он взял тело и нашел в нем Бога; взял землю и увидел в ней небо; взял то, что видел, и подвергся тому, чего не видел.
«Смерть! где твое жало? ад! где твоя победа?» (1Кор. 15:55).
Воскрес Христос, — и ты низложился; Воскрес Христос, — и пали бесы; Воскрес Христос, — и радуются ангелы; Воскрес Христос, — и водворяется жизнь; Воскрес Христос, — и мертвого ни одного нет во гробе. Ибо Христос, воскресший из мертвых, — «первенец из умерших» (1Кор. 15:20).
Ему слава и держава во веки веков. Аминь».
Внимание и сострадание к Адаму

«Сошествие Христа во ад». Икона из собрания Центрального музея древнерусской культуры и искусства имени Андрея Рублева, 1540-е гг., Карельское Сельцо, Новгород

Существует широко известная западная иконография, где Христос изображается выходящим из гробницы. Он держит в руке светлое знамя с изображением креста — знак Его победы над смертью, а рядом с Ним в ужасе падают на землю стражники. Такое изображение кажется более понятным, более доступным для восприятия — но это иллюзия. Хотя напомним, что и такое изображение является каноничным в Православной Церкви и есть такие иконы.
Но мы расскажем о еще «более каноничной» и очень необычной иконе пасхального праздника. Воскресение происходит втайне, это отнюдь не эффектное, почти театральное событие. Икона Воскресения, о которой мы говорим, как и любая другая, показывает не внешнюю сторону события, а его смысл, содержание: тайное как явное, невидимое как видимое. Поэтому на этой иконе, которая находится в Пасху на аналоях, Христос не встает из гроба. Он, наоборот, движется вниз, в адскую бездну (это видно по Его позе и развевающемуся плащу). Ад здесь — не сковородки, не пламя и не лед, как в «Божественной комедии» Данте Алигьери, но абсолютная тьма. Само это слово «ад» буквально означает «невидимое место», или «место, где ничего не видно».
Но, тем не менее, мы видим в нижней части иконы, под ногами Христа, какие-то крестообразно наложенные друг на друга доски, гвозди, клещи, молотки, замки. Что это такое?
Это адские двери, сорванные с петель, и то, чем они были замкнуты и заколочены. Теперь все запоры сломаны входящим в ад Христом.
Попробуем провести виртуальную экскурсию по этой замечательной иконе из собрания Центрального музея древнерусской культуры и искусства имени Андрея Рублева, 1540-е годы, Карельское Сельцо, Новгород. «Сошествием во ад» обычно называют иконы такой иконографии, потому что именно изображение сходящего во ад Христа мы на них и видим. Но ее название, написанное красной краской в верхней ее части — другое: «Воскресение Христово». Почему?
Христос изображен в сиянии небесной славы. Оно столь велико, что от адской тьмы ничего не остается. Вокруг головы Христа — сияющий золотой нимб, символ святости, полноты небесного света. Золото наложено здесь на икону в виде очень тонких листочков (оно называется «сусальным»). Одежда Христа покрыта блестящими полосками — это тоже золото (только «твореное», т. е. растворенное в связующем веществе, жидкое как обычная краска).
Адская тьма побеждена этим светом. Люди, находившиеся в ней после смерти, видят Христа и устремляются к Нему. Значит, содержание образа Воскресения раскрыто не столько через описание того, как оно происходило, но больше через явление его смысла — победы Воскресшего Спасителя над смертью.
Однако здесь можно увидеть и удивительные по конкретности детали. Например, Христос берет за руку человека, стоящего справа, чтобы вывести его из ада. Этот человек — первый из сотворенных Богом людей, Адам. Взгляните: вроде бы несущественно, как именно соединяются их руки. Но это не так. Христос на иконе берет Адама не за пальцы, а за запястье — очень крепко, со властью. При этом сам Адам протягивает свою руку Христу как-то неуверенно, словно он внутренне трепещет (состояние «страха Божия»). Это не случайно: ведь именно его грехопадение привело к тому, что все люди («дети Адама и Евы») умирают и оказываются во тьме…
Здесь мы сталкиваемся с необходимостью дополнить общее представление об иконе. Известно, что икона, в отличие от картины, условна, символична, таинственна. И когда раньше исследователи находили в ней какие-то живые детали, их было принято относить к элементам реализма, которые, как думали, противостоят условности иконы, разрушают ее образный строй. Но особенность иконописи в том, что в ней условное и конкретное в нормальном случае не конфликтуют, а лишь усиливают впечатление необычности образа.
Посмотрим, как это происходит. Расположение фигур на переднем плане идеально уравновешенное, симметричное: в центре Христос, слева от Него Адам, справа — Ева. Она тоже протягивает к Христу руки в жесте смиренной просьбы, закрывая их краем своей одежды (такой прием в иконописи называется «покровенные руки», это знак благоговения). Она чем-то похожа на Богородицу, правда? Сходство не случайно. Богородица часто называется в богослужебных текстах «новой Евой».
Адам в темно-зеленой одежде, Ева — в ярко-красной. А справа от них — человек, в одежде которого сочетаются оба эти цвета: на голове у него красная шапка с зеленой оторочкой, на плечах зеленое одеяние, похожее на звериную шкуру. Кто это? Наверное, их сын? Да, правильно. Его зовут Авель, он пастух, поэтому у него в руке загнутый пастушеский посох. Авель смотрит на стоящего рядом с ним человека с высоким куполообразным лбом, который в руке держит что-то вроде книги. Но у книги почти всегда бывает красный обрез, а здесь его не видно. Что же это? Скрижаль? Конечно. Каменная скрижаль, т. е. плита с написанными на ней Десятью заповедями Закона. Значит, это пророк Моисей.
А старец в короне и стоящий рядом с ним юноша тоже в короне? Давид и его сын Соломон. Верно! Здесь много знаменитых святых Ветхого Завета. Но обратите внимание — все они с нимбами, хотя и находятся еще в аду, во тьме. Значит, пришествие Христа не просто возвращает их к жизни, но более того: приобщает их к божественному свету. Нимбы есть даже у Адама и Евы! Иконописец этим приемом показывает, что они, первые грешники, не просто прощены, но возведены Христом выше, чем были в райском состоянии, до грехопадения.
И поэтому вся икона написана в чрезвычайно ярких, праздничных тонах, насыщена светом.
Однако лик Христа наделяется не столько триумфальными, сколько трагическими чертами. Его взгляд полон внимания и сострадания к Адаму, за которым Он и сошел во ад. В других иконах сходной иконографии, даже с таким же расположением фигур, поза Христа может быть вертикальной, более торжественной. Или значительно более динамичной: Он стремительно спускается в ад или, наоборот, так же стремительно выводит из ада вверх находящихся в нем людей.
Слева, за фигурой Адама — человек с аскетическим строгим ликом, запавшими щеками и всклокоченными волосами. Он поднимает руку, невероятно тонкую (тоже знак аскезы, «утончения плоти»), и обращает ее к Христу. Но пальцы руки обращены на него самого: значит, он принимает от Христа благодать. Это Иоанн Креститель (по-славянски — «Предтеча», т. е. предшественник). Вы вспомнили, конечно, картину Александра Иванова «Явление Христа народу». Расположение фигур Иоанна и Христа на нашей иконе и на этой картине совпадает. Но в иконе Христос на переднем плане, Иоанн Креститель — сбоку, даже сзади. А в картине Иванова — наоборот. Причина в том, что на картине «явление» Христа только ожидается, а в иконе оно уже произошло…
Икона «Воскресение — Сошествие во ад», на которую мы смотрели все это время, дает ощущение радости, света, духовного торжества. Но нельзя не отметить, что изображенная на ней победа Христа над смертью и адом, вместе с тем, исполнена гармонии и внутренней тишины. Нельзя не обратить внимания и на удивительно кроткие, глубокие, внутренне углубленные лики святых.
Все изображенные на иконе люди — не статисты, реагирующие на явление божественного света лишь внешне. Наоборот, они погружены в него всем существом, постигают его как откровение, сами становятся его носителями и поэтому преображаются.
Икона написана в 1540-е годы в новгородских землях. Новгород более чем за полвека до этого утратил былую силу и славу, будучи насильственно присоединен к Москве Иваном III. Однако, судя по цельности и глубине образного строя иконы, иконописные традиции обоих городов в ней органично соединились. Новгородские мастера следовали здесь московским, но не современным им, а более ранним: Андрею Рублеву и Дионисию. «Иконников», которых можно было бы сравнить с этими великими художниками, на Руси тогда уже не было. Но духовный идеал времени Рублева и Дионисия — «золотого века русской иконы», — как видим, распространился далеко за московские пределы и остался актуальным даже через много лет после их кончины.
Канон воскресения и спасения
С пасхой в истории человечества связано множество знаменательных событий. Среди них — обретение Нового Завета (Евангелия) в том виде, в каком мы его сегодня читаем. В первые годы после распятия и воскресения Христа рассказы о нем передавались изустно. Первые провозвестия были, скорее всего, очень простыми. Иисус умер и воскрес из мертвых. Он умер ради прощения наших грехов, и Он придет во славе, чтобы судить живых и мертвых.
Эти основные мысли в итоге были сформированы в короткие кредо. Они включались в проповеди для новообращенных при их крещении. Но скоро люди захотели подробнее узнать о том, кем был Иисус, что Он делал, что говорил. Возможно, тогда вокруг учеников Иисуса тут и там стали собираться группы, которые за довольно короткое время собрали довольно полные «отчеты» о суде над Христом, Его смерти и воскресении. К ним добавлялись воспоминания о Его чудесных исцелениях и, конечно, повторялись изречения самого Иисуса.
В первые два десятилетия после жизни Иисуса на земле о Нем ничего не записывалось, и тому было несколько причин. Прежде всего, сам Христос не оставил после себя никаких записей. Он никогда не просил никого из своих последователей записывать Его слова. Но знал, что апостолы (буквально с древнегреческого «посланник») будут свидетельствовать и рассказывать о Нем. После своего воскресения из мертвых Иисус сказал им: «И, приблизившись, Иисус сказал им: дана Мне всякая власть на небе и на земле. Итак идите, научите все народы, крестя их во имя Отца и Сына и Святаго Духа, уча их соблюдать все, что Я повелел вам; и се, Я с вами во все дни до скончания века. Аминь».
Поначалу рассказы о жизни Иисуса исходили только от тех, кто знал Его лично. Однако по мере распространения веры в Иисуса понадобились и другие люди, чтобы донести весть о Нем в отдаленные места. Чтобы как-то упорядочить предания о Христе, христианские учителя второго поколения часто группировали их. Изречения — отдельно. Отдельно — описания чудес. Были истории Его крещения или о Его страстях. Но никакой полноценной работы об Иисусе до 70-х годов первого столетия так и не было создано. К середине 60-х годов многие из знавших Иисуса или засвидетельствовавших Его воскресение, умерли. Тогда стало очевидно, что второе пришествие не произойдет так скоро, как ожидалось. И для будущих поколений нужно оставить описание слов и деяний Иисуса. И где-то между 68-м и 73-м годами I века было написано первое Евангелие.
Хотя Евангелие от Матфея расположено в Новом Завете первым, сначала было написано Евангелие от Марка, и создание первого Евангелия было великой творческой победой. Подобного жанра в тогдашних писаниях попросту не существовало. Жанр биографий уже существовал у греков, но Евангелие — это не биография и даже не история в традиционном понимании. Да, это и рассказ из жизни Иисуса, и исторический обзор, но прежде всего — это духовное учение.

Женщин у гроба Господня встретил ангел и сказал: «…знаю, что вы ищете Иисуса распятого; Его нет здесь — Он воскрес, как сказал»

Затем появляются Евангелия от Матфея, от Луки (с Деяниями апостолов), и, наконец, очень поэтическое Евангелие от Иоанна. Так к началу II века были написаны все книги Нового Завета, но фактически канон Нового Завета не был принят еще два столетия. Дело в том, что в христианской среде тех лет имело хождение множество всяческих «евангелий» и «посланий». Многие из них были проникнуты подлинной и глубокой верой, но были и так называемые «гностические Евангелия», искажавшие заветы Иисуса Христа и подлинную веру. Эти книги тоже были широко распространены. Настолько широко, что уже апостол Павел в Послании к Тимофею предупреждал: «Храни, преданное тебе, отвращаясь… лжеименного знания». А примерно в 180 году ученик апостола Иоанна Ириней был вынужден написать первое значительное эссе о христианском богословии — «Против ереси».
Несколько столетий продолжались дискуссии среди церковных лидеров о том, какие тексты следует почитать, а какие — нет. «В начале 200-х годов теолог Ориген провел опрос, который способствовал установлению канона Нового Завета. Ориген хотел выяснить, какие христианские писания использовали разные церкви. Данные, которые он получил, позволили ему составить три списка: принятых книг, сомнительных книг и ненадежных книг», пишут в труде «История Библии» протестантские теологи Миллер и Хубер. Оказалось, что самыми дорогими сердцу верующих, находившихся даже далеко друг от друга, в первые века стали четыре ныне общепринятых Евангелия, послания апостола Павла, Послания Петра, Иоанна, Откровения Иоанна и другие сегодня всем уже привычные тексты Нового Завета.
Протестантские теологи не говорят о том, каким же образом уже рассеянные по огромным пространствам Европы, Азии, Африки простые люди безошибочно выбирали подлинно христианские книги? Такое умолчание вообще характерно для протестантских богословов. Они отлично классифицируют, но порой не в состоянии проникнуть в сердцевину веры. Слой их почвы бывает так скуден, так тонок, что на нем не могут взойти подлинные духовные сокровища. Не случайно чуть более поздний протестантизм так и не породил ни великого искусства, ни великой литературы.
Так что же помогало первым христианам, находившимся далеко друг от друга (а интернета и «Почты России», как и телеграфов с телефонами, тогда не существовало) безошибочно выбирать между истинным и ложным? Только присутствие Святого Духа. Другого ответа нет. Это и обещал сам Иисус Христос: «Утешитель же, Дух Святый, Которого пошлет Отец во имя Мое, научит вас всему и напомнит вам все, что Я говорил вам».
И вот в Пасхальном послании 367 года 70-летний египетский епископ Афанасий впервые обнародовал список из 27-ми книг Нового Завета и опять-таки впервые назвал их Священным Писанием. «Они являются источниками спасения, поэтому жаждущие могут утолить свою жажду живыми словами, которые в них содержатся. Только в них провозглашается учение о благочестии. Никому не позволяйте что-либо добавлять или убавлять в них», — написал в своем Пасхальном послании епископ Афанасий.
Епископ выражал не только личное мнение. Он передавал позицию Церкви, позицию почти всего церковного люда. Это подтвердилось, когда церковные лидеры приняли его канон на нескольких соборах — в Гиппоне в 293 году, в Карфагене в 397-м, второй раз в Карфагене в 419-м. Тогда некоторые из священноначалия предлагали исключить из канона Послание к евреям, Послание Иакова и Послание Иуды, но соборы с этим не согласились.
Так, для большинства христиан вопрос об установлении перечня книг Нового Завета был решен. 27 книг были повсеместно приняты в качестве второй части Библии.
Тут хотелось бы сказать еще об одном. В окончательный список книг Нового Завета не вошли многие христианские писания, хотя они заслуживают всяческого уважения и почитания. Это и «Пастырь» Гермы, и Послание Варнавы, и Дидахе («Учение»), и целый ряд других. Все они опубликованы, доступны по очень многим изданиям. Читайте и эти книги тоже. От этого вы больше узнаете о христианстве.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.