Культура и образование: между молотом и наковальней

Фото А. Игнатовича

В рамках проходившего в Новосибирске Всероссийского театрального форума «Российский театр — XXI век. Новый взгляд» состоялся круглый стол по проблемам театрального образования, в котором приняли участие представители практически всех крупнейших театральных вузов страны

Пройтись катком по сфере культуры

Театральные деятели собрались, чтобы обменяться наболевшими проблемами и выработать общие соображения в целях внесения изменений в законодательство, касающееся сферы культуры и театрального образования.
Прежде чем дать слово всем желающим, с докладом о ситуации в театральном образовании выступила заместитель директора Института экономики РАН по научной работе, профессор продюсерского факультета школы-студии МХАТ, доктор экономических наук, член Совета при Президенте РФ по культуре и искусству Валентина Музычук.
Валентина Юрьевна рассказала о зависимости изменений в системе образования от тех реформ, которые прошли в стране начиная с 2000-х гг. Прежде всего речь идет о бюджетной реформе, лозунг которой — бюджетирование, ориентированное на результат. Смысл ее в том, что если раньше учреждения культуры (включая вузы культуры) финансировали по факту существования, то сейчас финансируют по результатам. Причем самый главный критерий результатов — количественное измерение (количество обучающихся в расчете на одного преподавателя). Получается, что качество человеческого материала, который выходит из стен высших учебных заведений, не важен.
Из-за подушевого финансирования страдают образовательные организации в сфере культуры, которые не являются такими гигантами, как крупнейшие университеты нашей страны.
Подобный бизнес-подход, применяемый в сфере культуры и образования, в корне неверный, поскольку педагогический персонал и выпускники — это «штучный товар», и требовать поточной протокольной системы, на которой сегодня построена вся система образования, абсолютно неприемлемо, считает Валентина Музычук.
Когда анонсировалась реформа бюджетного сектора, первым этапом стала оптимизация сети учреждений культуры, сведшаяся к поглощению, слиянию и закрытию учебных заведений. Больше всего в этом отношении пострадали детские школы искусств.
Затронула Музычук и вопрос унификации системы управления. Несмотря на то, что культурные вузы остались в ведении Минкульта, функции по выработке всех образовательных стандартов, всех документов — того, что касается нормативно-правового регулирования в сфере образования, передано в Минобрнауки. Соответственно, здесь сложилась ситуация, когда в общем потоке всех этих образовательных новаций просто-напросто теряется вся специфика образования в сфере культуры. Взять, к примеру, стандарты: одно дело, когда они разрабатываются по научной дисциплине (высшая математика и т. д.) и являются приемлемыми для всех вузов. А как быть с творческими дисциплинами, которые просто не загонишь в этот стандарт?
Красноречивым свидетельством ситуации, когда не была учтена специфика сферы культуры, является появление в 2011 году первой редакции нового Закона «Об образовании», когда была потеряна важная связка, триединство: школа — училище — вуз, ведь пропала вторая отсрочка от армии.
Кроме того, очень пострадало среднее звено — среднеспециальные учебные заведения, потому что тогда в рамках нового закона с целью привлечения молодежи в училища и колледжи их зачисляли туда без вступительных экзаменов. И в музучилища приходили люди вообще без музыкального образования. Ситуация, конечно, продлилась всего один-два года, потом все-таки ввели творческий конкурс.
Когда вводилось бюджетирование, ориентированное на результаты, то в законе было написано, что «финансируется объем и качество предоставляемых услуг». Объем — это количество учащихся. А чем измерить качество? «Так вот по всем рейтингам и оценкам лучшим театром в Москве оказался Театр кошек Куклачева, а лучшим музеем Московской области — Музей танка Т-34. Но пока еще не перешли, слава богу, к финансированию по объему и по качеству, как хотели, — рассуждает Валентина Музычук. — Когда были согласования с Минтрудом, сказали, что надо эту независимую оценку качества вообще вывести из сферы культуры. На что министр труда сказал: такого не будет, и для культуры она останется. И тогда профессиональные сообщества (очень активную позицию занял Союз театральных деятелей) внесли одно слово: «оценка качества условий оказания услуг». И вот это слово «условий» спасло нас от того, чтобы не было вмешательства именно в творческую деятельность. Но я не исключаю возможности, что в дальнейшем вся эта система оценки качества будет раскручиваться, потому что основная задача — сократить бюджетное финансирование и отсеять тех, кто, по их оценке, не соответствует этому качеству».
Далее: в Законе «О государственном социальном заказе» речь идет о том, чтобы наравне с государственными допустить на конкурсной основе к оказанию государственных и муниципальных услуг частные организации. Самым уязвимым звеном здесь являются школы искусств: очень большой запрос со стороны бизнес-сообщества, чтобы организовывать частные музыкальные школы и т. д. «Наше профессиональное сообщество не против этого, но кусок пирога, который выделяется на сферу культуры, один. И что сейчас происходит в регионах: от выделяемых бюджетных средств отщипывается от 10 до 30 процентов — это то, что недополучают государственные муниципальные учреждения, поскольку на конкурсной основе идет перераспределение грантов между негосударственными заведениями в сфере культуры. Сейчас в первом чтении этот закон уже прошел, и пока сферу культуры выключили. Но в разных документах Минфина сфера культуры там рассматривается. И в какой-то момент сфера культуры окажется, не дай бог, в зоне Закона о соцзаказе, а ведь у частных школ искусств довольно низкое качество образования. И абсолютно неприемлемо, чтобы на госзаказе конкурировали между собой частные и государственные организации».В рамках соцзаказа будут вводиться показатели эффективности использования имущества. Излишки имущества (которое не участвует в оказании государственных муниципальных услуг) будут переданы частным организациям, чтобы те оказывали государственные муниципальные услуги. То есть здесь речь идет о том, чтобы выдавить часть якобы неэффективно работающих государственных организаций культуры и на их месте создать частные организации, которые на этой же бюджетной базе — этом имущественном комплексе якобы будут показывать более эффективные результаты. «Такая угроза есть, и нужно следить за тем, чтобы культура в соцзаказ не вернулась», — резюмирует Музычук.
Модератор круглого стола секретарь Союза театральных деятелей России, председатель комиссии СТД РФ по театральному образованию, науке, экономике и организации театрального дела, заведующий кафедрой продюсерства в области исполнительских искусств Российского государственного института сценических искусств, кандидат искусствоведения, профессор, заслуженный деятель искусств РФ Лев Сундстрем напомнил, как еще в 2004 году комиссия Минэкономразвития высказалась прямым текстом, что лет через 10—15 в стране не должно остаться ни одного государственного учреждения — ни в образовании, ни в здравоохранении, ни в культуре. И что если Конституция дает гарантию образования, то надо вводить в нее поправку. «Тогда ситуацию спасла большая фракция КПРФ. А сейчас большинство у какой партии?» Как говорится, без комментариев.

Главное — конкретика

Далее началось обсуждение конкретных вопросов. В частности, рассматривая вопрос возможности перевода театральных вузов из Минобрнауки в ведение Минкультуры, было отмечено, что существующий при Минкультуры департамент науки и образования функционирует слабо, поскольку находится под прессингом, и необходимо его усилить, чтобы он взял на себя все полномочия Министерства науки и высшего образования.
Однако, как заметил проректор по учебно-воспитательной работе Новосибирского государственного театрального института Василий Кузин, театральные деятели не могут изменить полномочия ни Минкультуры, ни Минобрнауки. Но возможно взаимодействие этих точек — на уровне создания образовательных стандартов и контроля соответствия их содержания и качества.
Из положительных моментов в функционировании сегодняшней Концепции развития театрального дела было отмечено увеличение в разы гастрольной деятельности.
Из недоработок же в существующей системе театрального образования — тот факт, что официально никак не регламентировано прохождение предварительных отборочных туров, которые сами вузы называют консультациями-прослушиваниями. Необходимость прослушивания, после которого (и только после которого) абитуриента могут допустить до вступительных экзаменов, является нарушением с юридической точки зрения. И, как заметила проректор по учебной работе школы-студии (института) имени В. И. Немировича-Данченко при МХАТ имени А. П. Чехова Наталья Хохлова, абитуриенты стали грамотными: некоторые приходят даже с юристами. И штрафы за это нарушение весьма значительные: 60 тысяч на одно должностное лицо и 250 тысяч — на вуз. Однако как театральному вузу принять все 4,5 тысячи заявлений? Вот и проводят они предварительные прослушивания.
В приказе Минобра 1147 сказано, что вузы имеют право проводить дополнительные творческие испытания — надо лишь сделать оговорку в этом же приказе, что испытания эти можно проводить до самих экзаменов. Пока же, прежде чем приступить к творческому испытанию, абитуриент должен вначале подать заявление. В общем, тупик.
Балльная система оценки в творческих экзаменах тоже сейчас сомнительная: родители абитуриентов спрашивают, а по каким критериям оценивают их детей. Однако, как заметил Лев Сундстрем, по совместительству являющийся председателем апелляционной комиссии, эта комиссия рассматривает только нарушение процедуры вступительных испытаний (скажем, в комиссии сидело меньше человек, чем положено) и ни в коем случае не рассматривает критерии оценки. Комиссия вообще не должна обсуждать этот вопрос с абитуриентами и их родителями!
Неудивительно, что в массовом сознании из-за недостаточной осведомленности у людей выработался негативный образ театрального образования — что там берут взятки и т. п. И образ этот настолько силен, что с уст самого министра культуры слетает фраза, что вуз должен больше зарабатывать, расширяя свои услуги.
Были на круглом столе затронуты и проблемы аккредитации вузов, и вопросы, касающиеся количества приема абитуриентов. Было замечено, что неплохо бы вернуть перераспределение, однако ясно, что в том виде, в каком перераспределение существовало в Советском Союзе, его уже не будет, и самый оптимальный вариант — заключать договор между вузом, студентом и театром. Театр бы платил студенту стипендию, а если бы по окончании обучения студент решал начать работать в другом театре, то должен был бы сам (или его театр) выплатить компенсацию. Это не «воздушный замок»: пример подобного опыта привел Лев Геннадьевич, когда один московский театр заплатил за понравившуюся девочку новгородскому театру, который все годы обучения этой студентки платил ей стипендию.
Больной вопрос — сильные физические нагрузки студентов театральных вузов из-за необходимости, помимо специальных дисциплин, посещать еще и уроки физкультуры. На этот счет также поступили рациональные предложения.
Не факт, что все озвученные предложения возымеют отклик в органах власти. Однако если будут выработаны конкретные решения, то воплотить их в документах предстоит гораздо легче.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.