Черная боль и светлая быль Чернобыля

Американо-британский пятисерийный фильм «Чернобыль» стал сенсацией. И не только потому, что это действительно очень хороший фильм. Неожиданно фильм стал самым просматриваемым за всю историю человечества! Повержен оказался даже многолетний лидер «Игра престолов». Почему рассказ о взрыве на Чернобыльской атомной станции вызвал такой невиданный интерес? О чем американцы, воссоздавшие картину того страшного апреля 1986 года до мелочей, не рассказали, да и не могли рассказать? Какие из уроков той катастрофы мы до сих пор не выучили?
— Алло! Что у вас там горит?!
Ответов на вопрос, почему этот мини-сериал, созданный американским каналом HBO совместно с британской телесетью Sky, обрел такую популярность, может быть несколько. Дело в том, что сегодня киноиндустрия переполнена фантастикой и фэнтези. В этом жанре снимают не только полнометражные художественные фильмы, но и многолетние сериалы. И зритель просто психологически устал от этой оторванности от реальности. И вдруг появляется фильм-катастрофа, основанный на реальных событиях. Да еще и посвященный одной из самых страшных фобий человечества ХХ и XXI веков — радиоактивному заражению. Ведь радиация — это не ядовитый газ, не выхлоп автомобиля или завода. Ее нельзя увидеть, нельзя почувствовать на вкус или ощутить ее запах. Радиация не знает государственных границ, к ней невозможно выработать иммунитет, она поражает все живое, а время полураспада активного вещества составляет десятки тысяч лет.
Сразу скажем — фильм страшный. Но он страшен не так, как фильмы ужасов про мутантов, приведений и зомби. Он страшен тем, что все показанное в нем происходило на самом деле. В сериале есть много моментов, которые навевают ту самую жуть. Моменты, на первый взгляд, незначительные, но именно они являются солью, которая просаливает собой весь фильм.
Мы не будем рассказывать содержание всего сериала, приведем лишь несколько примеров таких моментов. Одним из них является сам взрыв. В первой серии вы его не увидите. В ней вы увидите неразбериху, которая происходила в аппаратной Чернобыльской АЭС. Ученые и сотрудники станции не совсем понимали, что же произошло. Ведь они были уверены, что взрыв данного типа реактора невозможен и просто загорелась крыша. Поскольку техника начала отказывать, к реактору направили несколько сотрудников станции, чтобы они увидели все воочию и доложили потом о ситуации. И вот момент. Несколько сотрудников в белых халатах направляются в прямую зону поражения, не догадываясь, что же там произошло. Они идут по серому длинному коридору. И зритель уже понимает, что они двигаются по направлению к неминуемой смерти. Говоря простым языком, радиация уже начала свою разрушительную работу в их организме. Пока они этого не ощущают. Ведь, как мы уже сказали, радиацию нельзя ни увидеть, ни понюхать. Они уже поражены, но пока не знают об этом и приближаются все ближе и ближе к взорвавшемуся реактору. Сказать, что их дни сочтены, будет неверным. Сочтены уже их часы и минуты…
Есть в фильме и один вымышленный персонаж — Ульяна Хомюк, ученая из Института ядерной энергетики АН Белорусской ССР, член правительственной комиссии по ликвидации последствий аварии. Советский физик Ульяна Хомюк является воплощением сразу нескольких специалистов, которые приехали на станцию, чтобы принять участие в ликвидации последствий аварии. Ее добавили в сюжет, чтобы наглядно показать: в Советском Союзе было много женщин-ученых.
Вот сидит Ульяна Хомюк за несколько сотен километров от ЧАЭС. Взрыв уже произошел, но о нем еще никто не знает. Но как ученый Ульяна Хомюк замечает странный налет с внешней стороны окон института, в котором она работает. Она берет тампон, проводит им по стеклу и кладет в специальный аппарат. Выясняется, что налет радиоактивный. Жуть момента заключается в том, что все это происходит при полном неведении ситуации и далеко от катастрофы.
Следует отметить, что создатели мини-сериала достаточно профессионально отнеслись к быту и антуражу советской действительности 80-х годов. Фильм снимали не в Голливуде с картонными декорациями. Он был снят на территории Литвы, в частности, на Игналинской АЭС. Прически, обмундирование, автомобили, автобусы — все было настоящим. Ведь Литва была частью СССР, и там много что сохранилось от советского быта.
Также, для придания реалистичности, режиссер добавил в фильм настоящие аудиозаписи громкоговорителей Припяти и телефонных переговоров диспетчеров. Они звучат на русском языке с английскими субтитрами.
«— Алло, это ВПЧ-2? — Да! — Что у вас там горит? — Взрыв на… Главном корпусе! — 3-й, 4-й… Между 3-м и 4-м блоком! — А там люди есть? — Да!
— Подымай начсостав! — Подымаю! Начальника поднял! — Так всех, всех, весь офицерский состав, офицерский корпус подымай!
— Пожарная охрана. — Алло, Иванков? — Да-да.
Значит, вы выезжаете в Припять… Алло! — Да-да, я слышу! — На атомную станцию выезжайте, там 3-й и 4-й блок, горит крыша!
— Пожарная охрана. — Алло, Полесское? — Да-да. — Вы, значит, выезжаете на атомную станцию, Там горит крыша 3-го и 4-го блока!»
Оценка сериала среди свидетелей аварии и ликвидаторов была самой разнообразной. Генерал-майор Николай Тараканов, руководивший операцией по удалению высокорадиоактивных элементов из особо опасных зон Чернобыльской АЭС, высоко оценил сериал, назвав его «блестящей работой». Н. Тараканов также высоко отозвался и об игре британского актера Ральфа Айнесона, воплотившего на экране его образ: «Я даже в него влюбился. Прямо один в один генерал, даже не к чему придраться».
В официальном списке жертв Чернобыльской катастрофы, происшедшей 26 апреля 1986 года,
31 человек. Это в основном сотрудники АЭС и пожарные, которые в ту ночь находились на реакторе. Среди них — выпускник Томского политеха (ТПУ), старший инженер-механик реакторного цеха № 2 Виктор Проскуряков. Его одногруппник Петр Худолеев, ныне главный инженер реактора ИРТ-Т (исследовательского реактора ТПУ), рассказывает:
«Они самые первые в московской больнице умерли, получив бешеные дозы облучения. Просто заживо сгорели… Поэтому сериал «Чернобыль» мне трудно комментировать. Но, конечно, нельзя не отметить, насколько реалистично в нем все показано. Нет специфичных американских штучек про глупых русских в шапке-ушанке, которые хватают руками уран».
Аутентичность сериала подчеркивает и руководитель группы технической документации исследовательского ядерного реактора ТПУ Иван Лебедев: «Я был на Ленинградской АЭС, это прототип реактора типа РБМК, как в Чернобыле. Так вот, по интерьерам сериал выглядит очень здорово. С точки зрения физики тоже придраться не к чему. Есть моменты, которые вызывают вопросы, но в целом все достоверно».
Авария на Чернобыльской АЭС разделила не только историю мира на «до» и «после», но и историю нашей страны. Многие справедливо считают, что ядерная катастрофа стала началом конца СССР. Кстати, такого же мнения придерживаются и создатели российского фантастического сериала «Чернобыль. Зона отчуждения». Там молодые ребята ради забавы приезжают в Припять и попадают в прошлое, незадолго до аварии. Им удается прошлое изменить и предотвратить катастрофу. Потом главный герой снова попадает в настоящее, но ничего не узнает. Советский Союз не распался (вместо него распались США) и стал главной мировой державой.
Но в реальности, конечно, СССР развалился. И сейчас Чернобыль, Припять находятся на территории Украины. Но заметили ли вы, что мы не воспринимаем аварию на ЧАЭС, как аварию, произошедшую на территории другой страны? Мы ее воспринимаем именно как свою трагедию. В ликвидации последствий катастрофы принимали участие наши соотечественники со всех уголков страны. Очень много было и сибиряков. Кстати, первый фильм о катастрофе сняли именно новосибирские журналисты из Западно-Сибирской студии кинохроники.

50 миллионов кюри

Георгий Савов в 1988 году более четырех месяцев работал на ликвидации Чернобыльской катастрофы.
— С самого начала масштабы катастрофы замалчивались, — говорит он. — Ученые посчитали, что выброс только по цезию-137 составил 50 миллионов кюри (для сравнения — в городе Кыштыме Челябинской области в 1957 году после аварии на химическом комбинате «Маяк» было два миллиона кюри). Радиация накрыла 19 субъектов Российской Федерации, в которых проживало 30 миллионов человек. Но об этом стало известно только через три года на парламентских слушаниях в Верховном Совете СССР. Оказалось, в те дни высокий радиоактивный фон был зафиксирован не только в европейских странах, но и в Бразилии, Японии, Австралии. Чернобыльская радиация огибала весь земной шар, а у нас все держалось под секретом. 10 апреля 1987 года Политбюро ЦК КПСС приняло секретное постановление «О плане пропагандистских мероприятий в связи с годовщиной аварии на Чернобыльской АЭС».
В ликвидации этой аварии приняли участие около 600 тысяч человек. «Здесь, конечно, не фронт, но не знаю, где хуже», — сказал в те страшные дни директор станции Михаил Уманец.
Я работал на ликвидации катастрофы с июля по октябрь 1988 года, был начальником медслужбы особого батальона бригады химической защиты Московского военного округа. Но и как психиатру мне постоянно приходилось принимать пациентов — психика у людей не выдерживала.
Именно в Чернобыле я впервые задумался о Боге. Крестился, правда, только через несколько лет, и сегодня не сомневаюсь, что нельзя все списывать на человеческий фактор, на техногенные причины. Чернобыльская трагедия — следствие не только халатности, но и бездуховности.
В замечательном документальном фильме Валентины Гуркаленко «Звезда Полынь» показано, что происходило в Припяти за несколько дней до трагедии. Физики-атомщики «расслабились», и вскоре все превратилось в настоящий сатанинский шабаш. Нарядились в шкуры с рогами и копытами, одного из главных специалистов посадили в котел и, поджаривая этот котел, повезли его по стадиону. А шедшие впереди ряженые несли плакаты «С нами черт». Происходил он всего за несколько дней до трагедии. А Припять недалеко от Киева, где за 1000 лет до этого была крещена Русь. Случайное совпадение или гнев Божий? И патриарх Пимен в те страшные дни сказал: «Вот дьявол и воскурил себе свечку», — говорит Георгий Савов.
Разруха начинается даже не в головах, как говорил персонаж Булгакова. Разруха начинается в душах. Можно быть как угодно умным, хитрым, изворотливым, но все это будет направлено вовсе не на добро, а на то, чтобы побольше уворовать. Что, собственно, сегодня в стране происходит в массовых масштабах.
Разве вы скажете, что тот чиновный люд, те управленцы, которые крадут у государства уже не миллионы, а миллиарды (последний пример — глава Клинской администрации Подмосковья, укравший девять миллиардов рублей) — это люди неумные? Скажете, что в голове у них разруха? Нет, они умны, но совершенно бездуховны.
Вот что об этом говорит настоятель единственного сегодня в чернобыльской зоне Свято-Ильинского храма архимандрит Сергий.
— Практически все, что пытались сделать люди здесь, нельзя назвать успешным. Даже природа за 25 лет сделала больше, чем человек: растения и проточная вода уменьшили дозы радиоактивного загрязнения наполовину. И отсюда выходят все наши беды и катастрофы. Как мне кажется, настало время изменить подход к возрождению этой земли. Надо полюбить эту землю и начинать новую жизнь с восстановления духовных святынь. Конечно, это очень сложно, потому что необходимо преобразить собственную душу. Эта земля, несомненно, возродится — у Господа все просто, но мы должны приложить духовные усилия к этому. Деньгами эту землю не подымешь: сколько ни выделяй, они все равно уходят, словно вода в песок, тут нужна вера, любовь и молитва.
Те же самые слова можно отнести ко всему, что делается сегодня. «Деньгами нашу землю не поднимешь…»

Бог в зоне отчуждения

Для одних Чернобыль — зараженная радиацией территория, мертвая зона. Для настоятеля Чернобыльского Свято-Ильинского храма, архимандрита Сергия (до монашества — протоиерея Николая Якушина) — родная земля. Уже больше 20 лет он окормляет паству самоселов и вахтовиков.
Каждый год 26 апреля в 1.23 ночи звонит колокол Свято-Ильинского храма. С каждым годом колокол звонит на один раз больше. По числу лет, прошедших с момента страшной катастрофы. Потом архимандрит Сергий прямо на площадке рядом 4-м энергоблоком служит молебен.
Он хорошо помнит тот апрельский день. Тогда Николай Якушин работал на одном из сельхозпредприятий Чернобыля. «Была суббота, шла страстная неделя, о том, что на станции ночью произошло два взрыва, нам никто не сообщил. Чернобыль — городок небольшой, до Припяти, где стоит станция, — 19 километров. Утром увидели, что по направлению к атомной станции идут колоны машин с военными, одетыми в костюмы химзащиты. На каждом был противогаз. В это время жители Чернобыля шли на огороды, кто–то уже сажал картошку», — вспоминает батюшка.
Через 37 часов после аварии государственная комиссия приняла решение об эвакуации населения. «Припять эвакуировали на второй день, а нас из Чернобыля вывезли только 5 мая, — говорит о. Сергий. — Уверяли: «Уезжаете максимум на неделю, берите только необходимое». Никто не хотел покидать родные дома. Люди не верили в эти миллирентгены».
В общей сложности родные места покинули больше 120 тысяч человек. Николай Якушин был механизатором, стал ликвидатором. «Еще год мы вывозили технику и документы из зоны», — рассказывает он.
Под Киевом Якушины с двумя детьми получили квартиру. Николай стал работать в транспортном депо. Казалось, прижились на новом месте. «Но меня все время тянуло на родину. Мы приезжали в Чернобыль, чтобы подправить могилы близких. Однажды увидел, что Ильинский храм стал разрушаться, крыша протекала, крыльцо обвалилось. Сердце сжалось. И я, и мои предки были прихожанами этого храма, здесь служил мой дед, здесь мы с женой крестились и венчались. Решили восстанавливать церковь».
Этому храму 140 лет. До катастрофы 1986 года богослужебную жизнь в храме наладить не удалось, а после взрыва никто и помыслить не мог о том, что когда-нибудь в храме будут службы. «Я родился и вырос в Чернобыле, еще маленьким ходил в этот храм. И я не мог оставаться непричастным к судьбе храма», — говорит батюшка. В 1994 году он закончил Киевскую духовную семинарию. А в 1998 году с семьей вернулся в родной Чернобыль.
В администрации зоны к намерениям Николая Якушина отнеслись настороженно. Со стройматериалами помогать отказались. Тогда Николай пошел к владыке Митрофану, попросил назначить в Ильинский храм настоятеля. «Искали месяц, второй. Никто не хотел ехать в Чернобыль, боялись радиации. Владыка вызвал меня: «Принимай приход в Чернобыле!» Я отказаться не посмел. Есть ведь промысел Божий».
«Церковь была поставлена на сигнализацию, стали просить ключи, отказали. Мы начали служить в сарае по соседству и собирать подписи. В беде люди стали ближе к Богу. Когда образовалась община, нам уже отказать не посмели».
Храм ремонтировали силами самоселов. Так называли местных жителей, которые всеми правдами и неправдами возвращались в свои дома. Испытание бесприютностью оказалось тяжелее страха перед радиацией. «Работа осложнялась высотой здания — 40 метров. Я ведь владею строительными специальностями, смог постепенно организовать людей, и мы многое отремонтировали», — говорит о. Сергий.
— В 1998 году, когда начались службы в храме, самоселов было порядка двух тысяч. В основном — пенсионеры. Их вывозили, они снова возвращались. Их брали измором, отключали свет и воду… По периметру зоны стояли воинские части. Помню, командир батальона однажды не выдержал, махнул рукой: «Я — офицер, не могу больше воевать со своим народом». И отказался загонять стариков в машины. Комбата, на удивление, поддержали. Нас оставили в покое.
— Колокола после Чернобыльской катастрофы вывезли, мы даже не знаем, где их захоронили. Взял газовые баллоны, на токарном станке их обрезал и сделал из них колокола. Так и звонили в полые баки!
Свято-Ильинская церковь стала единственным действующим храмом в зоне отчуждения. Кругом — мертвая зона, запустение, а тут — яркие краски, богослужения, свежий хлеб в рушниках. Уголок, где жизнь победила смерть.
Ильинский храм дважды хотели взорвать. В 1937 году безбожники заложили в его основание взрывчатку, но местные жители легли на пол и предложили взорвать церковь вместе с ними. Пришлось коммунистам отступить. Второй раз храм заминировали саперы в 1941-м, стратегический объект не должен был достаться врагу. Жители Чернобыля с риском для жизни сумели разминировать святыню и вынести взрывчатку.
Неуязвимой церковь оставалась и после страшной катастрофы в 1986–м. Сколько ни мерили уровень радиации, в Ильинском храме он самый низкий!
— Если на улице 30 единиц радиации, то в церкви — 8. Бог оберегал тех, кто пришел под Его покров. Более того, у нас есть храм в восьми километрах от реактора, там на улице 200 микрорентген, а внутри храма — 12, хотя в нем выбиты все окна.
По словам батюшки, в Чернобыле все эти годы люди держатся верой. Питаются от земли, на которой живут. Разбивая новые грядки, «прозванивают» землю дозиметром. Держат коров и курочек. Ловят в Припяти рыбу. Собирают в лесу грибы. Берут, правда, в основном белые, которые, как уверяют местные жители, не накапливают радиации. У самоселов свои карты, где отмечены «грязные» пятна. Они знают, по каким тропинкам можно ходить, а где «фонит». И радуются каждому прилетевшему в окрестности аисту.
Все эти годы отцу Николаю во всем помогала жена, матушка Люба. Она из рода священников. Дед отца Николая тоже был священником. В 1927 году его увезли в НКВД и расстреляли. Когда полюбили, походом в ЗАГС не ограничились, решили венчаться. Взяли и прошли свадебной процессией с иконами по улицам города к храму. Для советского времени это было что–то немыслимое. Так и шли потом по жизни рука об руку.
В 2014 году, на Сретение, «чернобыльской матушки» Любови Якушиной не стало. Она болела тяжелым онкологическим заболеванием. Ей было только 55 лет.
Сказалась жизнь в зоне радиоактивного заражения? «Однозначно сказать нельзя. Я много общаюсь с людьми, которые живут вне зоны. Их близкие тоже болеют. А у нас на службу приходят 90-летние старики», — говорит священник.
В Рождественский пост 2015 года отец Николай принял постриг в честь священномученика Сергия Чернобыльского, убиенного в 1930-е годы. Промыслом Божиим день его тезоименитства —
26 апреля… Теперь он архимандрит Сергий. И по-прежнему является
настоятелем Ильинского храма.
— Я благодарен Богу за то, что он дал мне этот крест. Другой судьбы себе я, наверное, не хотел бы, — говорит батюшка.
В Свято-Ильинскую церковь приезжает много паломников. Приходят на службу инженеры, дозиметристы, строители, — те, кто работает на возведении саркофага на 4-м блоке. Немало тех, кто привозит сюда крестить своих детей. Из Чернобыля увозят освященную воду. О радиации, по словам архимандрита Сергия, верующие не думают. Для них эта вода чистая, святая.

Полынь над городом

Архимандрит Сергий многое знает не только о своей земле, но и о явлениях чудесных, горних. Вот некоторые из его рассказов. Конечно, ничего подобного в американском фильме показано быть не могло.
Первое великое знамение Чернобыльской катастрофы было явлено задолго до взрыва четвертого реактора. Произошло это ровно за 10 лет до аварии: 26 апреля 1976 года. О приближающейся трагедии предупредила сама Царица Небесная. В то время в местной газете «Прапор перемоги» («Знамя победы») даже напечатали заметку под названием «Выдумки церковников». В ней писалось о том, что в небе появилось облако необычной формы, и церковники утверждают, что это было явление Богородицы. Однако это была совсем не атмосферная причуда.
Под вечер многие видели, как к земле опустилось облако так, что на нем стали четко видны очертания фигуры Пресвятой Богородицы. Был виден лик и одежды — все в ярких красках. В руках Она держала пучки сухой полыни, которую у нас называют чернобыльник. Матерь Божия уронила полынь над городом. Затем сияние переместилось в сторону леса и остановилось над храмом святого пророка Илии. Богородица повернулась к нашему храму и дважды двумя руками благословила его. Об этом рассказали местному священнику отцу Александру Прокопенко. Он тогда объяснил, что двумя руками может благословить только Божия Матерь. Также двумя руками благословляют архиереи, но это был не мужской образ.
Истолковано явление было так: следует ожидать неурожайного лета. И лишь спустя годы, уже после аварии, стало понятно, что предвозвещало это знамение. Некоторые люди нашли и подобрали упавшую с неба полынь. А ровно через 10 лет произошла авария на ЧАЭС. Но тогда такое творилось, что никому в голову не пришло, что между событиями, разделенными десятилетием, есть связь. Только гораздо позже люди вспомнили и начали осознавать, что это был знак Божий.
В 2002 году по благословению Блаженнейшего Владимира, митрополита Киевского и всея Украины, была написана икона, на которой запечатлено явление Пресвятой Богородицы над Чернобылем. Создал ее раб Божий Иоанн, который расписывал нам храм. Он художник, киевлянин. Человек очень верующий. Приступая к такой важной работе, он по обыкновению постился и причащался. На иконе изображен наш Ильинский храм, над которым в небе возвышается Царица Небесная с архангелами Михаилом и Гавриилом. В руках у нее трава полынь. Справа и слева от иконы укреплены капсулы с полынью, собранной в Чернобыльской зоне. Блаженнейший Владимир благословил этот образ как нашу чернобыльскую местночтимую икону.
Другая известная икона Свято-Ильинского храма — «Чернобыльский Спас», у которой тоже особенная история. Так получилось, что Юрий Борисович Андреев, ныне уже покойный, парторг Чернобыльской атомной станции, коммунист, и можно представить, каких воззрений человек, получил огромные дозы радиации. Он уже лежал на смертном одре. Думали, дни сочтены. И ему постоянно снился один и тот же сон-видение.
Парторг ясно видел эту икону. Потом он в точности рассказал иконописцу, как она должна выглядеть. Он и мне рассказывал, затем я об этом сообщил митрополиту Владимиру. Будучи уже одной ногой за чертой, парторг все время просил: «Напишите эту икону…» И митрополит благословил.
Икону написали в Троице-Сергиевой лавре в 2003 году. А освятили в Киево-Печерской лавре на престольный праздник Успения Божией Матери. Когда митрополит Владимир освящал образ «Чернобыльский Спас», в небе появились сразу три знамения: прямо над иконой на глазах у сотен людей пролетел голубь, в небе появилась радуга, а затем крест, в центре которого сияло солнце. И что интересно — парторг Юрий Борисович после этого выздоровел, Господь его исцелил. Удивительно, что именно парторг, впоследствии президент Союза «Чернобыль–Украина», был избран для такой миссии — через него в мир пришла икона «Чернобыльский Спас», у которой с той поры Господь не раз исцелял страждущих и болящих.
Старинный храм деревни Красно давно оставлен людьми. Но он не оставлен теми, кому посвящен, — архистратигом Михаилом и бесплотными небесными силами. У нас есть свидетельства того, что там совершают службу ангелы. Несколько раз в разные годы с 2005-го по 2009-й
ко мне приезжали подразделения чернобыльской милиции с вопросом: «Батюшка, как это понимать?»
После обстоятельных разговоров выяснилось следующее. Однажды дежурный наряд, патрулируя зону, ехал по узкой проселочной дороге, которую с двух сторон плотно обступили деревья. Приближаясь к тому месту, где стоит храм, милиционеры еще издали отчетливо услышали звуки голосов. Сначала решили, что показалось. Людей здесь быть не могло: тут давно никто не живет, самоселы тоже исключены. Внутри зоны на въезде в зараженные районы стоит еще один КПП, через который давно никто не проезжал. Пробраться через лес невозможно — он превратился в дикую чащобу.
Патрульная машина приблизилась к храму. Оттуда доносилось благоговейное церковное пение неземной красоты, видны были отблески света. Парни вышли из машины и замерли. Их вдруг объял священный ужас. Надо сказать, что Чернобыльский батальон милиции — это серьезные, подготовленные к экстремальным ситуациям люди. Но эти здоровые мужики испугались и, запрыгнув в свой джип, дали деру. Отъехав несколько километров, успокоились и решили вернуться к церкви еще раз. Когда они подъехали вторично, там уже было тихо. Но в храм они войти не посмели. О замеченном необычном явлении сразу доложили начальнику. Весь батальон милиции, охраняющий Чернобыльскую зону, знал об этой невероятной истории. Потом они приехали ко мне в церковь и рассказали о том, что слышали и видели. Я им объяснил, что такие случаи в церковной истории известны. Ангелы не отходят от освященного престола до конца времен. И они сами совершают службу, когда храм оставлен людьми. На этом месте, обож-женном смертельным дыханием радиации, тем не менее, пребывает святость и благодать, поэтому там и служат ангелы. Господь благоволил, чтобы люди узнали об этом, избрав в вестники чуда Божия ответственных свидетелей.

Подготовил
Александр ОКОНИШНИКОВ,
«ЧЕСТНОЕ СЛОВО»

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.