Где созревают документы

Слева направо: И. Самарин, Н. Скорнякова, К. Голодяев (Фото А. Игнатовича)

Архивы Новосибирска и области хранят в себе не только документы, имеющие непосредственное отношение к Новосибирску и прилегающим районам, но и ряд уникальных документов, связанных с расстрелом Колчака, бракосочетанием Достоевского и с автобиографией Рокоссовского. В музее города Новосибирска в рамках музейной гостиной «На Обской» сотрудники Новосибирского городского архива и Государственного архива Новосибирской области раскрыли архивные тайны увлеченным (кто историей, кто генеалогией) сибирякам

Стереотипам вопреки

У большинства людей выработалось представление, что архив — что-то такое пыльное, где тоннами лежат бумаги, и архивисты во всем этом роются.
Все совсем не так: в архивах все приведено в порядок. Пыль там убирают регулярно (есть даже такая процедура под названием обеспыливание). К слову сказать, когда Новосибирский горахив посетил руководитель Госархива РФ Владимир Козлов, первое, что он сделал — провел пальчиком по полочкам.
Немаловажно: хранители фондов заходят в хранилище в спецодежде и обуви. И посторонние вообще не допускаются! Нет места в архивах и разного рода коммуникациям, продуктам с их запахами и т. д. А вот чему место есть, так это современным технологиям. Так, Государственный архив Новосибирской области приобрел листодоливочную машину, с помощью которой производит восстановление изношенных документов. Что же до оцифровки, то в первую очередь этой процедуре подвергаются самые ценные и нужные людям документы. К тому же оцифровка в архивах — не то же самое, что работа с обычным, привычным нам сканером. Только представьте: один проход сканера сокращает жизнь исторического документа на 50 лет! Существует при сканировании и такая сложность, как не оставленные поля из-за былой системы делопроизводства, из-за чего данные приходятся как раз на область пришивки.
Благодаря отработанной системе хранения и многолетним усилиям на Всероссийском конкурсе архивных учреждений Новосибирский городской архив получил звание лучшего муниципального архива России. Городской архив, правда, не такой статусный, как областной государственный — самый старый документ в нем датирован 1901 годом (у областного же это документ 1726 г.).
Как уверяет заместитель директора Новосибирского городского архива Наталья Скорнякова, не интересных документов не бывает: «Документ всегда интересен — вопрос в том, с какой точки зрения вы на него смотрите, для чего он вам нужен. И именно тогда выплывает эта ценность». Архивистам подчас приходится решать, представляет ли документ историческую ценность. Есть для этого способ — надо лишь попытаться посмотреть на документ глазами человека, который живет на 50 лет вперед: ему интересно будет читать эту информацию?
Для пущей заинтересованности, прежде всего, молодежи сотрудники архивов также используют выставки (музейно-архивные), при создании которых стараются задействовать все органы чувств, делая выставки красочными и яркими — то есть наглядными.
Что же до самих архивистов, то, вопреки опять же стереотипам, это люди интересные, образованные, увлеченные и страшно работящие: вы только представьте: Государственный архив Новосибирской области хранит 2,5 миллиона архивных дел! Дел, не документов. Чтобы было понятно: архивное дело составляет в среднем 200—250 листов. И нужно за всем этим ухаживать, описывать, оцифровывать, отвечать на запросы (где одних только справок приходится выдавать 13 тысяч в год!), писать статьи, создавать сборники, календари знаменательных и памятных дат, проводить экскурсии, выставки… — архивисты выполняют несчетное количество видов работ! И вообще, не любя свою историю и не чувствуя потребность в этом, стать архивистом невозможно, заметил археограф I категории Государственного архива Новосибирской области Игорь Самарин.

На перекрестке истории и литературы

История отпечатывается не только в людях, книгах и музейных предметах, но еще и в документах. Как заметила Наталья Скорнякова, в большинстве случаев людей интересует дореволюционная история. «Я всегда говорю, что документ должен созреть для того, чтобы он приобрел какую-то ценность. Он должен отлежаться, приобрести свой вес. Ведь мы же сами в обыденной жизни не придаем значения тому, какие документы нас окружают. И только с течением времени к нам приходит осознание их ценности».
Если говорить о фондах дореволюционных, то своего рода бриллиантом Новосибирского городского архива являются документы Первой Новониколаевской женской гимназии имени Павлы Алексеевны Смирновой. В этом фонде всего 94 дела, но содержание этих документов настолько уникально, что позволило известному сибирскому писателю Михаилу Щукину написать свою документальную повесть «Белый фартук, белый бант» и захватывающий роман «Конокрад и гимназистка».
Соединение архивных документов и мастерства писателя — ювелирное дело, ведь работать с архивным источником очень сложно. «Поэтому сегодняшних студентов и школьников не так легко соблазнить на работу в архивах, — рассуждает Наталья Геннадьевна. — Их можно заманить в музей, потому что они визуально воспринимают эти предметы. Но тогда, когда ты начинаешь обращаться к архивному документу, у тебя должны сработать абсолютно другие твои способности,
и ты в первую очередь должен вникнуть в содержание этих документов, а это уже совершенно другой уровень».
Следует заметить, что даже протоколы гимназии имени Павлы Смирновой читаются сегодня как художественное произведение (сравните сегодняшние протоколы с их «Слушали. Выступили. Постановили».)
Есть в городском архиве и документы Второй женской гимназии, и Новониколаевской мужской гимназии, и Учительского института — учреждения, которое просуществовало в Новониколаевске совсем недолго и практически было забыто. Но на основании архивных документов можно составить представление, чем занималось это учреждение, какую функцию и какую роль оно выполняло на определенном историческом отрезке.
Интересную информацию хранят в себе и документы Управления эвакогоспиталей, в частности, становится ясно, что именно в период Великой Отечественной войны наибольшее распространение получил метод переливания крови.
Этот период также связан с документами, в которых говорится о создании специальных учреждений по трудоустройству демобилизованных инвалидов.
Хранит городской архив и первую схему новосибирского метро, станции которого назывались совсем иначе.
Теперь о Государственном архиве Новосибирской области. Фонды его состоят из трех букв: Д (дореволюционные), Р (революционные, то есть советского периода) и П (партийные). Самый старый документ из выявленных пока датирован 1726 годом и касается Чаусского острога и Чаусской судной избы. Это документ о соляном налоге. Лежат в госархиве и материалы по Бердскому и Умревинскому острогам.
Фонд Д-97 – основной для тех, кто хочет знать историю Новониколаевска. Его жемчужина — документы по Новониколаевской городской управе, которые в свое время сохранил выдающийся житель Григорий Иванович Жерновков, присяжный поверенный, адвокат, член Городской Думы и Управы.
Есть здесь и архивная библиотека с массой, в том числе, дореволюционных газет, также фонд Д-78 — объединенный фонд волостных правлений Томской губернии (куда до 1921 года входил и Новониколаевск). Или, например, фонд Д-130 — Каинское уездное казначейство. А что такое Каинский уезд? Это и национальное поселение (чатские татары), и переселенцы, и каторжники.
Особый раздел госархива — это уникальные документы. На сегодняшний день их двадцать. Игорь Самарин выделил три. Первый — это подлинный документ о расстреле Колчака и Пепеляева с приговором с классической фразой о том, что «лучше смерть двух преступников, давно достойных смерти, чем сотни невинных жертв». На обратной стороне документа — информация о том, что приговор приведен в исполнение. И подписи людей, которые все это осуществили (см. фото).
Этот документ оказался в Новосибирске благодаря Вениамину Вегману (основателю Сибархива), который после Гражданской войны собирал документы по всей Сибири. Имеются также в архиве и протоколы допроса Колчака и Пепеляева.
Второй уникальный документ касается записи в метрической книге Одигитриевской церкви города Кузнецка (сейчас Новокузнецка) о бракосочетании Федора Достоевского и Марии Исаевой (см. фото) — это первый брак великого писателя. В Новосибирске оказался приходской экземпляр, консисторский лежит в Новокузнецке.
Ну и, наконец, все знают маршала Рокоссовского. А многие ли знают, что он был не Константином, а Казимиром? Эти данные стали известны из автобиографии, написанной Рокоссовским, когда он ехал на учение на Дальний Восток в составе 26-й кавалерийской бригады и в Новониколаевске написал автобиографию.

Как искать своих предков в Сибири

В архивах Новосибирска и области можно найти как историческую информацию, так и раскопать сведения, касающиеся конкретного человека и организаций — так называемые документы по личному составу. Одна из основных функций городского архива — социальная: архив помогает гражданам, вышедшим на пенсию, подтверждать свои социальные или имущественные права. Ну и, конечно, в архивах можно найти информацию о своих предках. Так, например, в госархиве Новосибирской области есть и коллекция метрических книг церквей (фонд Д-156), где, как известно, фиксировали брак, рождение и смерть, и небольшая коллекция документов ЗАГС, охватывающая 1920—1925 гг.
Информацию о своих предках может помочь найти и партийный архив, ведь партия в советское время контролировала все, и в госархиве есть масса интереснейших документов: персональные дела коммунистов, личные дела, дела по приему в партию, по приему кандидатов в члены ВЛКСМ, личные листки по учету кадров и даже автобиографии.
Рассказал Игорь Самарин и про то, как искать своих родственников, если они приехали в Сибирь еще в XIX веке — в Томском и Тобольском архивах. По истории Новосибирска есть документы и в Барнауле (поскольку Сузунский район переходил то туда, то сюда). И, наоборот: касательно алтайских раскулаченных частично имеются документы в архиве Новосибирской области.
А в списках избирателей в Учредительное собрание 1917 года можно найти родственников, живших до 1917 года. Плюс имеются результаты переписи 1897 года.
В общем, документов много.
Когда начинаешь исследовать генеалогию свой семьи, то моментально семья перерастает в род, потому что высвечивается и двоюродная, и троюродная ветвь. Кроме того, исследование своего рода похлеще любого детектива. Можно искать, например, человека под одной фамилией, а он окажется записанным под другой. Во время поиска своих корней порой возникает необходимость подавать запросы и в архивы других регионов, а также попадаются какие-то сторонние данные, и, в конце концов, возникает больше вопросов, чем было вначале. И, как заметил сотрудник Музея Новосибирска, известный краевед Константин Голодяев, этот процесс затягивает надолго. В процессе поиска можно посадить зрение — это, конечно, минус. Но ведь можно отыскать и родственников в другой стране, и съездить по приглашению за границу. Стимул? Стимул.
Кстати, любой человек может сдать личный фонд, скажем, своего родственника, если считает его заслуги выдающимися.

Яна ДОЛЯ,
«ЧЕСТНОЕ СЛОВО»