Кино о Сен-Лоране: снимать, как фильмы о животных

Возможно, мода и не является на сто процентов искусством, заметил посетивший Новосибирск французский кинорежиссер Оливье Мейру. Однако Ив Сен-Лоран был художником. Документальный фильм Мейру «Величайший кутюрье» — также маленькое произведение искусства. В этом фильме Ив Сен-Лоран и сам мир высокой моды представлены настолько с неожиданной стороны, что целых семь лет картина была запрещена к показу судом. Но сегодня фильм на экране кинотеатра «Победа», а режиссер Мейру разговаривает с нами

(Фото А. Игнатовича)

Как считает сам Ольвье, его фильм был создан слишком рано: картина «Величайший кутюрье» предсказывала скорый закат парижского дома высокой моды Ив Сен-Лорана. Но тогда были живы и сам кутюрье, и его компаньон Пьер Берже, который и ополчился на фильм. Тем не менее, несмотря на это идеологическое отторжение, Берже никогда бы не стал заниматься цензурой: он уважал любое творчество.
Фильм «Величайший кутюрье» создан с позиций не самого Ива Сен-Лорана, а работниц модного дома. Заметно, что все ходят по струнке и не могут полностью расслабиться: настолько сильно ощущение присутствия в доме легенды. Подобный подход не случаен: как пояснил Мейру, он сам — выходец из весьма скромной семьи, поэтому предпочел взгляд со стороны простых людей. К тому же большинство работников трудились бок о бок с Сен-Лораном на протяжении сорока лет и впитали в себя его частичку.
Сам же Ив мало появляется в кадре, причем выглядит совсем изможденным и даже как будто больным. При этом в нем есть что-то от ребенка. «Это ребенок с его желанием абсолюта, которое сильнее славы и денег», уверен режиссер.
Фильм выполнен в черно-белой и цветной стилистике. Черные кадры — это звездный мир Ива Сен-Лорана, отражающий французскую историю, частью которой он стал, а цветные отражают его как человека в повседневной жизни. При этом Мейру не стал показывать звездных дефиле с его мегаломаниями. Более того, решающее дефиле опять же в картине продемонстрировано глазами тех же швей, которые создавали эти платья.
Не случаен и выбор музыки. Так, движение Сен-Лорана сопровождается неким звуком-гулом, словно от кардиомонитора. Как пояснил режиссер, подобный звук должен отражать некие волны, идущие от Сен-Лорана, которые как раз и вызывали дискомфорт у работников модного дома.
Мейру отказался от распространенной формы интервью (в картине он использовал уже готовое), потому что во всех своих интервью Ив выглядел, как загнанное животное. Кстати, о животных. Именно так, как вы смотрите на них в дикой природе — со стороны, просто наблюдая, но не приближаясь, и нужно было снимать кутюрье, считает Мейру. Только таким способом можно было передать его манеру работы.
Что любопытно: даже после того, как съемочной группе Берже позволили снимать в личном кабинете легенды моды, Ив Сен Лоран появился там только спустя трое суток. И здесь опять возникла ассоциация с животным из… Африки: когда-нибудь ведь должен же он прийти на «водопой»!
Сначала появилась собака Ива по кличке Мужик, которая сгрызла оставленный на полу микрофон. Микрофон был даже в пепельнице — было сделано все, чтобы не мешать мэтру работать. Однако Мейру не был человеком-невидимкой: конечно, кутюрье знал о его присутствии. Более того, в фильме Ив Сен-Лоран говорит, что он не понимает мир, который вокруг него, но он его чувствует. Поэтому он очень хорошо чувствовал присутствие камеры.
В картине есть место некоторым интимным моментам — например, когда Берже говорит о подкладке платья, что она шуршит, как… (ну, вы поняли). Или когда одна из моделей усаживается на колени к Иву. В общем, жизнь модного дома показана изнутри, с соответствующей атмосферой и внутренней драматургией, и этим фильм покоряет. Здесь никто не хитрит, не лукавит и не притворяется, и это — большая редкость для мира большой моды. И показывает он конец эпохи, когда в центре этой коммерческой Вселенной стоял Художник.

 

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.