Чаша победы: Владимир Тарасенко привез Кубок Стэнли в Новосибирск

(Фото А. Игнатовича)

В Новосибирске впервые побывал Кубок Стэнли — главный приз Национальной хоккейной лиги.
В минувшем сезоне воспитанник местной «Сибири» Владимир Тарасенко завоевал престижный североамериканский трофей в составе клуба «Сент-Луис Блюз». Узнаваемый кубок из серебра и никеля был выставлен в ЛДС «Сибирь» 19 августа. Несмотря на будний день, а это был понедельник, у стадиона уже с раннего утра начала образовываться очередь из желающих пощупать хоккейную реликвию

Серебряное счастье
В НХЛ существует традиция, согласно которой каждый игрок команды-триумфатора сезона может на один день привезти Кубок Стэнли домой. Металлический артефакт, выделяющийся своими габаритами (его высота — почти 90 см, вес — 15,5 кг), был представлен на специальной сцене на обновленном льду КСК «Сибирь».
Вереница людей на подступах к арене все росла и росла и ближе к полудню достигла гигантских размеров. Многочисленные болельщики, жаждущие дотронуться до одной из главных наград в мире хоккея, выстраивались змейкой и часами, простите за тавтологию, ждали своего часа. Пропустить такое событие не могли не только жители Новосибирской области, но и приезжие фанаты из Алтайского края, Кемеровской области и других регионов.
Самые нетерпеливые и предусмотрительные, терпя неудобства, ночевали в палатках недалеко от арены и были сполна вознаграждены. Некоторым посетителям посчастливилось сфотографироваться не только с ценным хоккейным предметом, но и его обладателем. Владимир Тарасенко одаривал каждого болельщика крепким рукопожатием и фирменной улыбкой, но периодами вынужденно покидал площадку. Часть фотосессии прошла в его отсутствии. По завершении сезона россиянин перенес операцию на колене в США — подолгу находиться на ногах ему пока затруднительно.
Презентации Кубка Стэнли в Новосибирске предшествовала трехчасовая автограф-сессия виновника торжества. Организаторы приняли мудрое решение развести два мероприятия по дням, уж больно много было желающих прикоснуться к истории. Радость любителей хоккея, получивших вожделенную роспись и увидевших вживую легендарную чашу, не знала границ. Даже четыре часа ожидания в предвкушении памятного снимка нисколько не испортили пришедшим праздник.
16 августа знаменитый спортсмен пообщался с журналистами на специальной пресс-конференции. Герой прошедшего хоккейного сезона пребывал в прекрасном расположении духа, много улыбался, шутил и охотно отвечал на любые вопросы. Иногда забывал некоторые русские слова и обороты речи, но, впрочем, быстро исправлялся. Основательно расспросил самого культового новосибирского хоккеиста и автор этих строк. Звездный нападающий рассказал об американском быте, поведал, какой ценой ему достался заветный трофей, признался, по чему скучает за океаном, и обозначил свои цели на будущее.
Бесплатный ужин и русская баня
— Владимир, как возникла идея привезти Кубок Стэнли в Новосибирск? Были ли какие-то альтернативные варианты?
— А какие могли быть альтернативы? Я вырос и провел бОльшую часть жизни в Новосибирске. С этим городом связаны воспоминания о том, как я начинал свою карьеру в хоккее. Здесь прошло мое детство. У меня не было других вариантов. Сразу знал, что, если мы выиграем кубок, я привезу его сюда. В Новосибирск приехали всей семьей.
— Как люди реагируют на ваше появление на публике?
— В Сент-Луисе люди делали так, что мы не платили за ужин в ресторане. При этом ты даже не знаешь, чья это инициатива: ни один человек не подошел. В Новосибирске же мы не так часто куда-то ходим. В основном занимаемся своими делами. Бывает, люди узнают на улице, благодарят. Видно, что здесь много болельщиков, которые переживали за нашу команду и рады нашей победе.
— Во время финала у вас родился сын Артем. Что чувствовали в тот момент и насколько это отвлекало от игры?
— Это отвлекало в первый раз — когда три года назад родился Саша. Тогда мы играли с «Сан-Хосе Шаркс». Это были новые ощущения — возможно, я не до конца справился с волнением. В этот раз все было по-другому: ты уже знаешь, чего ждать и как это происходит. Обстановка дома была правильной. Конечно, ты волнуешься за здоровье жены и понимаешь, как ей тяжело, но, когда тебя поддерживают супруга и дети, становится легче. Ты приходишь на стадион и перестраиваешься. Зная, что родные следят за тобой, ты не можешь играть плохо.
— По каким вещам из России вы скучаете за океаном?
— Русская баня с вениками. Стараюсь ходить здесь. В остальном там можно достать все — любую русскую еду, да что угодно!
Бессонница
— Как выходили из психологической ямы по ходу сезона? В канун Нового года «Блюз» был на дне турнирной таблицы…
— 2 января открыл за ужином турнирную таблицу на смартфоне. Мне пришлось листать в самый низ, чтобы посмотреть, где находится наша команда. Когда увидел, что мы 31-е, я был в шоке. Не мог себе такого представить — перед сезоном были большие ожидания. Потом детально посмотрели на вещи. Тренер сказал, что ничего страшного не происходит, до зоны плей-офф было всего семь или девять очков. Нужна была победная серия. Когда получилось выиграть 11 матчей, мы понимали, что бесконечно это длиться не может, но пытались цепляться за каждую игру. Когда попали в зону плей-офф, в раздевалке снова включили экран с таблицей (до этого, когда мы шли на последнем месте, его отсоединили от сети). С каждой победой приходила уверенность. Тем более что мы выигрывали у действительно классных команд, таких как «Нэшвилл» и «Тампа-Бэй».
— В интервью американским СМИ в разгар финальной серии вы сетовали на проблемы со сном — настолько плохо спали?
— Ты не можешь спать… В серии с «Сан-Хосе» матчи заканчивались, когда в Сент-Луисе уже было два часа ночи. Независимо от того, выиграли или проиграли, ты все равно переживаешь. Перед решающими играми, бывало, не получалось заснуть — особенно в финале.
— Насколько тесно в течение сезона контактируете с отцом и дедом, которые здорово разбираются в хоккее?
— В последние пару-тройку лет — чуть меньше. У нас высокая интенсивность игр. Плюс дети. Не всегда получается позвонить. Иногда просто нет сил. Но стараемся держать связь и обсуждать какие-то моменты.
— Насколько ваши дети вовлечены в хоккей?
— Мы стараемся создать дома атмосферу любви и добра. У ребят есть разница в возрасте: 12 лет, 3 года и новорожденный. Надо уделять одинаково много внимания всем. Понятно, что родился новый ребенок, но ты не можешь забывать про двух других, иначе у них будет появляться зависть. Хочется, чтобы дети поддерживали друг друга, что, в принципе, получается. Старший, Марк, играет в хоккей. Саша постоянно дома с клюшкой. У нас внизу (на цокольном этаже. — Прим. авт.) есть искусственный лед, и он катается там на коньках. На настоящий лед пока не выходил, но уже просится. Будем пробовать — по приезду в Сент-Луис купим ему экипировку.
Один день Владимира Тарасенко
— Как проходит ваш день в Новосибирске?
— Пока катаюсь мало, так как до сих пор восстанавливаюсь после операции. В основном дни проходят здесь так: уезжаю из дома в
8 часов утра, заезжаю в разные места и возвращаюсь в 9 вечера.
— Где уже побывали и еще планируете побывать в Новосибирске помимо ЛДС «Сибирь»?
— Как я уже сказал, мы целыми днями заняты делами. Очень мало времени на то, чтобы куда-то пойти. Есть приятные воспоминания, связанные с определенными местами. Бываю на площади Ленина. Иногда ходим с друзьями в баню — стараюсь делать здесь те вещи, которых нет в Америке. Встречи с родственниками (родителями жены, моими родителями, бабушкой и дедушкой) — это номер один в списке. Мы понимаем, насколько это радостное событие для них. Они для меня — главное, что есть в этом городе. От общения с ними я испытываю больше всего положительных эмоций. Для этого мы сюда и прилетаем.
Скажу честно: мы приезжаем в Новосибирск не ради того, чтобы где-то погулять и походить, а ради того, чтобы у наших семей была возможность увидеть нас и наших детей и провести вместе время. В этом году еще и привезли Кубок Стэнли. Испытываем эмоции от этого и наслаждаемся моментом.
— Прошлым летом вы не были в Новосибирске. Как город изменился за время вашего отсутствия?
— Когда езжу по Новосибирску за рулем, бросается в глаза, что кругом много зданий, но мало парков и мест, где можно гулять с детьми. Застройка идет интенсивно. Каждый раз, когда мы сюда приезжаем, мы видим новые дома и торговые центры, в том числе на Сухом Логу. Ездишь, оглядываешься вокруг и постоянно узнаешь для себя что-то новое. Маршрут у нас примерно один: дом — стадион — зал. Нет возможности проехаться везде и посмотреть все.
Приватность и мотивация
— Можете позволить себе спокойно сходить в супермаркет в Новосибирске? Или мигом налетают болельщики с просьбами о фото и автографе?
— Кушать-то надо (улыбается). Хожу в магазины, хожу везде. Если к тебе подходят люди, значит, переживают за тебя. Бывают не совсем вежливые болельщики, но очень редко. В основном это добрые люди, которые искренне хотят тебя поздравить. Если я иду куда-то с семьей, я никогда не фотографируюсь, потому что провожу очень мало времени с родными в силу своей работы. Когда я нахожусь с ними, я не хочу, чтобы они чувствовали себя ущемленными, стояли в сторонке… Живу обычной жизнью, езжу в обычные места — туда же, куда и вы. Если кто-то подходит, конечно, приятно: я понимаю, что это результат работы и, наверное, не надо жаловаться. Хуже было бы, если бы никто не подходил.
— От повышенного внимания не устаете?
— Это часть работы. С годами привыкаешь. Иногда хочется приватности, и я способен создать ее сам: не ходить в публичные места, а отправиться туда, где будет минимум народу и я смогу отдохнуть с семьей, расслабиться.
— В один из своих приездов вы ходили на матч футбольной «Сибири». На этот раз на большой футбол не собираетесь?
— Нет. Если бы было больше времени, обязательно бы это сделал. Также приехал бы посмотреть турнир, который здесь, в ЛДС «Сибирь», проходит (мемориал Белосохова, в котором участвуют команды Молодежной хоккейной лиги. — Прим. авт.). Хотелось бы поговорить с людьми, с которыми я общался, когда тут играл. Знаю каждого человека на стадионе. Но в этом году очень мало времени и очень много дел, которые надо успеть сделать. Кроме того, хочется быть с детьми, а не приезжать вечером, когда они уже спят, и не видеть их целыми днями.
— Вы уже добились многого. Есть чувство, что ваша жизнь состоялась?
— Я мечтал о Кубке Стэнли с детства и добился цели. Но, считаю, одного недостаточно — есть люди, которые выигрывают больше, надо к этому стремиться. К тому же есть Олимпиада, чемпионат мира, индивидуальные призы и много других высот, которые еще не достигнуты. Работать нужно над многим. Я не стал меньше радоваться жизни и меньше любить хоккей — наоборот, чувствую себя сейчас наиболее мотивированным. Хочется повторить этот успех.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.