Беспокойный характер

Анатолий Громов, генеральный директор ЗАО «Бобровское» (фото А. МОКЕРОВА)

Одно из лучших хозяйств Сузунского района — ЗАО «Бобровское» — имеет давние традиции животноводства и обеспечивает благосостояние территории с населением в несколько тысяч человек. Сегодня это предприятие с многолетней историей уверенно строит свое будущее
Крепкое хозяйство в ожидании перемен
Преодолев сотни километров, вдосталь наглядевшись на поля и леса, ярким солнечным днем въехали мы в Бобровку. Красивые дома, новенькая школа, ровная лента асфальта, неспешно разворачивающаяся перед автомобилем. Душа радуется, когда видишь, как широко на сибирских просторах расположилось ЗАО «Бобровское» — одно из лучших и крупнейших хозяйств Сузунского района.

Черно-пестрые коровы — основа дойного стада
ЗАО «Бобровское»

И вот мы на месте. С крыльца здания правления предприятия оглядываем просторные улицы, строящуюся церковь и направляемся к директору Анатолию Ивановичу Громову, возглавляющему предприятие с 2006 года. Однако сюрприз — встречает он нас на бегу. Конец лета, сидеть в кабинетах нет времени.
Коротко характеризует он свое хозяйство. Вот животноводческий комплекс на 2,5 тысячи голов, где 880 дойных коров. Надой на одну фуражную корову составляет 5,500 кг молока. Вот свиноферма, где разместились порядка 900 свиней. Ну, поля, мол, вы и сами видели, обрабатываемых площадей около 9 тысяч гектаров. В «Бобровском» выращивают пшеницу, ячмень, горох и другие культуры, которые обеспечивают разнообразие и сбалансированность кормов. Сегодня в хозяйстве воплощают давние планы по строительству новейшего животноводческого комплекса для беспривязного содержания крупного рогатого скота.
— Половину мы уже построили. Есть коровник, телятник новый, склады. Осталось еще один коровник построить и доильное оборудование установить, — рассказывает Анатолий Громов. — Если на следующий год нормальная ситуация будет, то достроим. Сумма затрат? Думаю, в 150 миллионов рублей уложимся.
Медленные темпы строительства директора не смущают. У него давняя принципиальная позиция: строить и закупать технику только на свои. Примерно каждый год в хозяйстве прибавляется по одному комбайну, одному трактору и некоторому количеству почвообрабатывающей и прицепной техники. «Что мы можем позволить себе по финансовому состоянию, то и покупаем. А банки… пусть с ними другие работают», — машет рукой мой собеседник.
Хозяйство в первую очередь славится своим молоком, которое сдает крупным молокоперерабатывающим предприятиям, это и «Молсиб», и Сузунский маслозавод, часть молока уходит на Алтай. Продает мясо, реализует зерно. Перерабатывающие мощности небольшие, и расширять их Громов не планирует:
— У нас есть пекарня, пельменный цех, и я могу сказать, что в небольших объемах переработка убыточна. Сегодня можно выиграть только валом. Если хозяйство производит вкусную высококачественную продукцию, то она что? Дорогая и не окупает себя. А делать дерьмо — не приучены. Вот мы взяли ЗАО «Мышланское», то есть увеличили объем посевных площадей, увеличили поголовье, посмотрим, как дела пойдут.

Мечта о новом животноводческом комплексе приобретает реальные очертания

Разговор переходит к большому делу, которое потребовало от коллектива напряжения всех сил, — к присоединению ЗАО «Мышланское». Базовое предприятие соседнего села Мышланка было безнадежным должником что по налогам в бюджет, что по кредитам. Не выплачивалась зарплата, не было даже посевного материала. Благодаря ЗАО «Бобровское» умирающее хозяйство снова оказалось на плаву. Однако мой комплимент по поводу жилки бизнесмена Анатолий Громов отвергает:
— Какой я бизнесмен, я крестьянин. Просто был уверен, что мы с этой работой справимся. Нам было очень тяжело, и сейчас нелегко. Но при объединении двух предприятий в одно увеличивается нагрузка на работника, соответственно, вырастает зарплата. Увеличивается нагрузка на приобретаемую технику — сокращается срок ее окупаемости. В этом был наш расчет.
В «Бобровском» одно из важнейших направлений — растениеводство, и урожай 2019 года — забота каждого. Сузунский район попал в жесткие условия засухи.
— Вроде и лето было неплохое, но не было главного — влаги. Сколько соберем, столько соберем, — вздыхает Громов и добавляет: — Я так определил для себя: коровник достраиваем и делаем упор на землю. Необходимо улучшить технологию, закупить недостающую почвообрабатывающую, посевную технику и использовать удобрения. Пора с гектара побольше брать. Других путей для снижения себестоимости конечного продукта, кроме как увеличения урожайности, пока не вижу.
Государственная поддержка как насущная необходимость
Сегодня на всех углах говорят о больших вложениях государственных средств в сельское хозяйство. И это действительно так. Только вот деньги доходят не до всех, да и зачастую совсем не туда, куда нужно, по мнению хозяйственников. Особенно это касается цен на те же молоко, мясо и зерно.
— У нас как уборочная закончилась, так с долгами рассчитываемся. Мы частично берем топливо и запчасти в долг. Выживаем за счет партнерства, за счет того, что живем на доверии. А ведь если все, что перечислил, брать по предоплате, то… да очень скоро и не будет ЗАО «Бобровское»! — восклицает Анатолий Громов. — Если говорить о том, каких решений сегодня ждут от государства селяне, то это адекватных цен как на то, что мы производим, так и на то, что мы покупаем. Либо значительной настоящей компенсации.
— Какими они должны быть, дотации? Однозначно более высокими, — продолжает рассуждать Громов. — Даже неважно, погектарная это поддержка или на единицу продукции. Но она обязана быть достойной, потому что закупочные цены на продукцию низкие. К примеру, у молока это 26—27 рублей, а в магазине молоко с жирностью 3,2% уже под 80 рублей стоит! И кто на нашем молоке зарабатывает? Торговые сети, перекупщики. Вот где нужно вмешиваться государству.
Громов считает, что на уровне региона, к примеру, надо принять решение о том, что дотации не должны ограничиваться только двумя кварталами, по крайней мере, у него такое мнение. Что касается погектарной поддержки, то тут очень много бюрократии. Ситуации бывают разные: то нехватка семян, то плохая погода, — все может стать преградой при оформлении поддержки. Однако мужик сеет, пашет, урожай собирает, так зачем же его дотации лишать?
Не по-государственному это.

В селе скоро будет новая церковь

За словом «кадры» лес проблем
Одна из вечных забот руководителя сельскохозяйственного предприятия — кадровое наполнение. Планов громадье, но с кем их выполнять?
— Пока вроде есть с кем. Работают у нас порядка 270 человек. Но с каждым годом нехватка кадров ощущается все сильнее, — признается Анатолий Иванович. — Никто не хочет работать! Или готовы работать, к примеру, охранником в тихом месте и две тысячи рублей за смену получать. А у нас механизатор в страду за то, что он 16 часов в поле отдубасил, те же две тысячи еле нарабатывает. Это же неправильно! Кто-то может сказать, что руководство людям не платит. Но мы законы экономики не нарушаем. Положенные 25 процентов от валовой реализации отдаем на зарплату, и больше! Уже к тридцати и даже сорока процентам подошли, но зарплаты все равно небольшие.
В ЗАО «Бобровское» пытаются использовать разные методы повышения благосостояния работников. К примеру, помогают с ведением собственного хозяйства: предоставляют корма по себестоимости и даже ниже. Личное подворье иной раз дает дополнительно до 50 процентов от заработка на предприятии. Главное, чтобы люди могли заработать. Также хозяйство несколько лет подряд участвовало в госпрограмме строительства индивидуального жилья «70 на 30». Эффект, по словам директора, оказался двояким:
— Это накладно и не всегда отвечает интересам производства. Мы как-то за одно лето 21 квартиру построили, и к сегодняшнему дню 40 процентов тех, кому строили, став собственниками жилья, мне помахали рукой. Считаю, свои средства предприятие должно вкладывать в ведомственное жилье. Так сохраняется связь работник — производство, иначе люди будут просто уходить, как только построят дом.
Такой характер
ЗАО «Бобровское», являясь для села Бобровка базовым, или бюджетообразующим предприятием, много делает для благоустройства территории и создания привлекательных условий жизни.
— Да все мы тут делаем. И дороги чистим, и садику помогаем. А вы школу видели, точно, видели? — допытывается Анатолий Иванович. — Такая школа у нас была, это же просто ужас. Стена упала. Но ведь сделали же. И вот церковь тоже строим. Красавица будет.

Село Бобровка. После райцентра это самое крупное поселение Сузунского района

Громов рассказывает о проектах, о походах по инстанциям, и в его словах смешиваются удовлетворение от того, что дело движется, и горечь, что все делается медленно и вроде как из-под палки. Недавно на встрече с выпускниками учреждений профтехобразования Громов задал всем один вопрос: что будете делать дальше?
— И каждый сказал, что пойдет учиться еще чему-нибудь. Никто не сказал: «Буду работать!» Как так? У тебя уже диплом на руках, теперь работать должен! Спрашиваю, зачем же ты здесь учился? В ответ мнутся: «Мамка послала». Спрашивается, зачем штаны просиживал? Шел бы сразу в министры или космонавты, — горько иронизирует Анатолий Громов.
Я слушаю его и думаю, что, наверное, кто-то может жить равнодушно на земле, но не он. Сегодня Анатолий Громов занимается именно тем, чем и надо заниматься на селе, — много и напряженно работает и заставляет работать других, в том числе и родных. Супруга Надежда Николаевна трудится в отделе кадров предприятия, сын Иван Анатольевич является директором ЗАО «Мышланское», и сегодня он «пашет» наравне с отцом! Спрашиваю о том, какой он руководитель?
— Беспокойный. Не суетливый, а именно беспокойный по делу, — с ходу отвечает Анатолий Иванович. — Меня все волнует. Непорядок везде вижу. Все интересует. Ну вот такой у меня характер!
Удивительная все же выдалась у нас встреча. Всю обратную дорогу мы размышляли о том, что сегодня, в век индивидуализма, редко можно встретить человека, который не отделяет свою жизнь от жизни предприятия, от жизни своего села. Для которого слово Земля всегда с большой буквы. Дай-то бог, чтобы таких людей было хоть чуточку больше.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.