Безумие в искусстве: за гранью нормы и сознания

В. Бугро. Орест, преследуемый фуриями

(фото О. Щебелевой)

Безумие в своих работах отражало множество художников на протяжении веков. Кто-то из них сам был сумасшедшим, а кто-то просто использовал бессознательное. Лондонский режиссер и сценарист Амели Равалек в своем документальном фильме «Разум и искусство» исследовала природу безумия и его связь с творчеством. После показа фильма в новосибирском кинотеатре «Победа» состоялась дискуссия с участием экспертов в области психологии и искусства, которые вместе со зрителями попытались ответить на вопрос, действительно ли безумие ведет к творчеству и насколько точно и полно режиссер осветила эту сферу в своем фильме
Природа сумасшествия
Фильм начинается с рассуждения о том, что же такое безумие. Если сегодня известно, что безумие — результат физического нарушения работы мозга, дисбаланса жидкостей, то в средние века его связывали с моральным аспектом — с пороками и страстями. Кстати, в западной традиции до сих пор существует как положительный, так и отрицательный взгляд на безумие.
Чтобы понять, что думали о безумии в средние века, достаточно посмотреть на изобразительные полотна того времени. В них безумие предстает в одном случае как грех и беспорядок, как недостаток ума, в другом — как болезнь. В эпоху Возрождения безумие изображалось через страсти. В религиозном плане считалось, что безумцы одержимы бесами. И, конечно, в средние века не было и мысли, что сумасшествие неизлечимо — оно воспринималось всего лишь как эпизод в жизни человека. На основании гравюр на дереве можно увидеть, как врачи того времени пытались выжечь безумие в печах, засовывая туда головы больных пациентов (уже тогда считали, что безумие связано с мозгом).
В XV—XVI вв. распространение получила идея о камне безумия, который якобы находится в головах сумасшедших. Соответственно, в изображениях того времени встречаются сюжеты, как этот камень врачи пытаются вырезать из голов несчастных людей.

На картинах также изображались и меланхолики — меланхолия считалась одним из видов безумия, сопровождаясь тревогой, беспокойством, депрессией, тоской, молчанием и ненавистью ко всему окружающему.
Был и такой способ лечения безумия, как паломничество.
Сумасшедших держали на цепях, потому что люди боялись их, видели угрозу себе, запирали в лечебницах и никак не лечили. А уже в XX веке сумасшедших начали лечить… — электрошоком!
Поскольку сумасшедший считался существом аморальным, то он заслуживал в глазах общества только презрение. В современном мире к презрению добавилась еще и ирония.
Лишь сравнительно недавно сумасшедших стали почитать за людей, и это стало возможным благодаря ар-брюту — искусству безумных. Кстати, ар-брют — новая форма встраивания больных в социальные отношения. Раньше они выступали в роли скоморохов, шутов и юродивых на площадях, и к их мнению даже прислушивались.
Огромным шагом вперед стало установление доверительных отношений с больными. Основоположник психиатрии Филипп Пинель (конец XVIII — начало XIX вв.) понял, что когда пациентам предлагают что-то делать руками, то это положительно сказывается на их состоянии. Именно тогда появилось множество произведений, созданных сумасшедшими, которые сегодня называют искусством ар-брют. Для этого искусства характерно то, что больным художникам реальность кажется ненормальной. Соответственно, в своем творчестве они создают собственные миры. И как было замечено в ходе дискуссии, ар-брют — искусство сугубо визуальное. Для его воплощения не требуется ни опыт, ни специальное образование, в отличие, скажем, от литературы, где важно виртуозное владение языком.

В XIX веке появилось и распространилось мнение о том, что безу-мие произрастает от бессознательного. А чуть ранее, в 1781 году, Генри Фюссли написал «Ночной кошмар», где изобразил совершенно фантастическую сцену, опередив тем самым свое время.
Автор фильма вставляет фрагменты бесед с творческими людьми, которые признаются, что в определенный момент произведение искусства или литературы у них как бы создается само собой, что в создании этих произведений участвует не что иное, как бессознательное. Дело в том, что мозг может работать очень активно без участия сознания. В мозгу постоянно работает сложная система бессознательной деятельности. Отчасти именно ей мы обязаны идеями, которые внезапно возникают в сознании и принимают форму художественного или научного творчества.
В конце XIX века врачи-психиатры начали интересоваться произведениями пациентов. Они называли их искусством безумных. Это были очень прогрессивные врачи, которые спасли эти произведения от уничтожения. Хотя многие просто выбрасывали их, воспринимая как симптомы вырождения. Одним из первых, кто собрал коллекцию работ своих пациентов, был Чезаре Ломброзо.
В XX веке стали открываться целые музеи, где выставлялись работы душевнобольных. Причем многие эти произведения, по мнению автора фильма, достойны кисти величайших мастеров.
Такой известный больной художник ар-брюта, как Вельфи, вообще не интересовался искусством до того, как попал в психиатрическую клинику. В итоге он стал настолько одержим творчеством, что создал около 25 тысяч работ!
Вывод, к которому пришли как автор фильма, так и новосибирские эксперты: нет ничего такого, что бы ясно выделяло работу пациента, которому поставлен диагноз, по отношению к работе того, у кого этого диагноза нет. Разница лишь в том, что обученные настоящие художники специально впадают в состояние бессознательного, а больные проецируют на полотна свои истинные бредовые галлюцинации. При этом новосибирских экспертов задела сама мысль о взаимосвязи помешательства и творчества. Художники не сумасшедшие — просто в процессе творчества они выходят за рамки нормы, творят в измененном сознании, полагают искусствовед Сергей Самойленко и поэт Андрей Жданов. При этом измененное сознание — не всегда результат приема наркотиков: наркоманы редко становятся большими художниками, почти все великие писали на трезвую голову. Другое дело, что в процессе творчества у творцов меняется химизм мозга, примерно так же, как под воздействием наркотиков. Но меняется гораздо более деликатным образом. Однако, по моему мнению, нельзя оспаривать факты: многие художники действительно страдали психическими расстройствами. Конечно, в годы репрессий были и такие, которых упекали в психушку насильно, но о них речи нет.
Безумие как объект изображения и художественный метод

И. Босх. «Искушение святого Антония» (фрагмент)

Существует набор галлюцинаций, которые бывают у больных людей и которые художники использовали в своих работах: монстры, многоголовые существа, изменение масштаба, гибридизация.
В 1501 году Иероним Босх написал триптих «Искушение святого Антония», изобразив муки разума и духа на картине, населенной фантастическими существами.
Иероним Босх изображал фантастические миры, миры безумия, хаоса форм. Чтобы детально рассмотреть всех монстров, изображенных на картине «Сад земных наслаждений», потребуются часы. Эти адовы муки — аллегория греха. Художник пытается показать на своих картинах полное отсутствие разума, весь этот безграничный мир, наполненный химерами и монстрами.
Его «Корабль дураков» полон персонажей, теряющихся в своих собственных страстях и фантазиях. Это корабль, который отклоняется от курса, от основного течения развития человечества и общества.
Лучшей аллегорией безумия является шут. Шут становится иконографическим образом отсутствия разума в мире, являясь его гротескным отражением. «Пир дураков» Брейгеля изображает множество корчащихся и танцующих шутов, олицетворяющих безумие мира.
Что же до меланхолии, то самыми показательными произведениями изобразительного искусства в этом плане являются две картины — Дюрера и Кранаха Старшего.
Более других художников известен своими романтическими представлениями о безумии Франциско Гойя. У него есть два полотна с изображением дерущихся в сумасшедшем доме обнаженных людей.

Ф. Гойя «Сон разума рождает чудовищ»

Гойя внезапно потерял слух, оказавшись запертым в своем внутреннем мире. Глухота полностью изменила образы его картин: художник обратился к темной стороне своего сознания.
На гравюре «Сон разума рождает чудовищ» мы видим самого Гойю, вздремнувшего за рабочим столом. Вокруг него — ночные существа, завладевающие его пространством. Они — дверь в мир ночных видений, кошмаров и бессознательного.
Гойя исследует мир ненормального, изображая шабаши ведьм и безумцев. «Капричос» — это мир, сошедший с ума. Один из экспертов фильма полагает, что эти произведения связаны не только с самой болезнью, но и с влиянием галлюцинаторных опытов, пережитых во время болезни.
Художники не только изображали аллегорические образы безумия, но и писали портреты сумасшедших, потому что люди думали, что тщательно рассмотрев их лица, можно определить тип безумия: одержимый, идиот, меланхолик. Самый знаменитый портрет — «Мономания зависти» Жерико, написанный художником в лечебнице по просьбе своего психиатра.

Г. Фюссли «Безумная Кейт»

Художники-романтики без устали писали образы безумия. Они начали изображать чувства, ощущения души, тревогу, желание и драмы. «Безумная Кейт» Генриха Фюссли рассказывает историю служанки, сошедшей с ума после того, как в море погиб ее жених. Делакруа изображает обезумевшую Медею, собирающуюся убить своих детей. У Вильяма Бугро фурии сводят с ума Ореста. Несколько работ на тему безумия имеются и у Отто Дикса.
Ни одна болезнь не изображалась так часто в истории искусства, как безумие. Эта болезнь вдохновляет художников, но она вдохновляет и самих безумцев. Некоторые из этих художников были провидцами, но были ли они при этом безумными, задает вопрос автор фильма «Разум и искусство»? Они страдали видениями, и их искусство (особенно искусство сюрреалистов) было отражением их бессознательного. Они писали совершенно иначе, поскольку были далеки от рационального взгляда на мир, создавая произведения-галлюцинации.
Уильяма Блейка при его жизни считали особенным, эксцентричным, возможно, даже немного сумасшедшим. Блейка считали провидцем, человеком, которого вдохновляли мечты, фантазии и сны наяву. Его Навуходоносор предстает звероподобным существом. А Каин на картине «Адам и Ева находят тело Авеля» держится за голову, обезумев от горя.
Пожалуй, самым известным по-настоящему сумасшедшим художником был Ван Гог. Отрезанное ухо — пик его болезни (С. Самойленко убежден, что этот поступок — результат белой горячки, а не безумия). Находясь в больнице, он создал много произведений, включая одну из своих самых знаменитых картин — «Звездная ночь», на которой изображен вид из окна больницы. Художник также писал портреты пациентов и двор клиники.

У. Блейк «Адам и Ева находят тело Авеля»

Однако многие художники не страдали психическими расстройствами, а просто испытывали интерес к отклонениям от нормы — к видениям и галлюцинаторным образам. Уже в XX веке сюрреалисты использовали свое бессознательное для создания определенных образов, которые они изображали путем применения различных техник. Сальвадор Дали не был шизофреником, зато диагностировал себя как параноик. С точки зрения психоанализа паранойя — это бред интерпретации. Параноик создает свою интерпретацию реальности из элементов реальности, движимый навязчивой идеей. Художник утверждал, что каждое его изображение содержит другое скрытое изображение, как в сновидениях. Дали создал множество картин, в которых скрытые изображения ставили вопрос о работе разума. Однако искусство Дали во многом основано на шоу, так что говорить о болезни этого художника, в отличие от таких сюрреалистов, как Леонора Каррингтон, Уника Цюрн, Антонен Арто, не приходится. Дали перемещается между рациональным и иррациональным мирами, между сознательным и бессознательным, не впадая в безумие. Некоторым людям это сделать не удалось, и они сошли с ума, перейдя точку невозврата.
Среди художников были также и медиумы. Например, Огюстен Лесаж однажды услышал голос, который сказал ему, что он должен стать художником. Во время спиритического сеанса рука Лесажа взяла карандаш и начала рисовать безо всякого контроля. Такое состояние близко к психическому расстройству, полагает один из экспертов фильма. Самовыражение идет из мозга по руке в кисть руки и на бумагу, нигде не задерживаясь. И в этом его величайшая сила. Это самовыражение — одна из сил, которая помогает снова увидеть людей в людях, которых обесчеловечили психические расстройства. Художники направления ар-брют, создающие новые формы и языки, творят не для того, чтобы быть признанными – они творят, чтобы существовать. И это потрясающий урок с точки зрения человечности.

 

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.