Четвертая власть… над языком

Эксперты-филологи уверены, что сегодня именно средства массовой информации — это решающий фактор, формирующий русский язык. Поэтому и ответственность СМИ перед народом, страной и самим языком куда выше, чем была раньше

Справка «ЧС»

Закон РФ от 25.10.1991 No 1807-1
«О языках народов Российской Федерации». Статья 20. Язык средств массовой информации. 1. Издание всероссийских газет и журналов, передачи всероссийского телевидения и радиовещания осуществляются на русском языке как государственном языке Российской Федерации.
(«Эту статью также можно было бы дополнить фразой «с соблюдением существующих на даный момент языковых норм». — Прим. ред.)

Если в XIX и XX веке главным фактором нормотворчества для русского языка была художественная литература, то сегодня ситуация изменилась, и на первый план вышли СМИ. Теперь именно они формируют в обществе нормы современного языка, который постоянно меняется и развивается, словно живой организм.
Вот только надеяться на то, что все журналисты в одночасье вдруг осознают свою ответственность за русский язык, увы, не приходится. А значит, обществу и власти нужно предлагать и обсуждать механизмы, которые принуждали бы СМИ к соблюдению языковых норм, к более строгой языковой политике.
Сейчас Федеральный закон «О средствах массовой информации» практически полностью посвящен свободе массовой информации и недопустимости цензуры, а также юридическим аспектам создания и деятельности СМИ. Было бы уместно предусмотреть в законе отдельную статью, в которой регламентировалась бы обязанность соблюдения норм русского языка. Такую поправку к закону можно предварительно обсудить с научным и профессиональным сообществом, чтобы сделать формулировки максимально точными. И тогда можно было бы при необходимости привлечь любое СМИ к ответственности за несоблюдение языковых норм.
Еще одно предложение — введение антипремии по аналогии с «Серебряной калошей» (антипремия радио «Серебряный дождь» за самые сомнительные достижения в области шоу-бизнеса). Ею бы «награждали» те СМИ, которые особо отличились языковыми ошибками, канцеляризмами, обилием иностранных слов или использованием малоприличных выражений в своих текстах.
Конечно, даже самые строгие меры не возымеют мгновенного эффекта, но делать что-то необходимо…
«Каждый день наблюдаю, как русский язык превращается в простое средство донесения сиюминутного, даже сиюсекундного смысла, теряя при этом свое богатство, литературность и русскость, — рассказывает аналитик Кафедры ЮНЕСКО по медийно-информационной грамотности, пресс-секретарь Гильдии меж-этнической журналистики и медиапедагог Анжелика Засядько. — В нем много иностранных слов, особенно в профессиональной среде. Иногда специалисты разных сфер деятельности не понимают друг друга, лезут в словари или взывают к всемогущему Гуглу».
«Гуляя по городу, жалею, что нет в сумке черного или красного маркера. Как редактор с многолетним стажем вижу ошибки и опечатки, рука сама тянется, чтобы исправить», — делится эксперт.
По мнению Анжелики Засядько, выход тут может быть только один — не поддаваться. «Просто владеть и передавать, заражать хорошими примерами, поддерживать общественные, гражданские и профессиональные инициативы, направленные на развитие языковой культуры, — предлагает она. — А еще, может, правда, бросить в сумку пару маркеров?»
Пресса
Не нужно быть экспертом-лингвистом, чтобы увидеть: язык современных печатных СМИ сильно изменился в сравнении с языком советской прессы. Если смотреть на современные газеты внимательно, то можно увидеть две противоположные негативные тенденции.
Первая — это засилье канцеляризмов, усложненных конструкций, сложных терминов (юридических, технических, научных…). Стоит отметить, что этим журналистика страдала всегда. Да и винить в проблеме только журналистов в данном случае неправильно. Достаточно посмотреть, каким языком отвечают на запросы СМИ чиновники… Конечно, роль редактора как раз в том, чтобы исправить официозный ответ и донести до читателей мысль. Ведь зачастую пресса выступает как переводчик с «юридического» на русский. Но иногда приходится приводить и прямые цитаты…

Выдержка из ответа Роскомнадзора на запрос «ЧС»

Вторая тенденция — проникновение в журналистские тексты разговорной речи, слов на грани нецензурщины, блатного жаргона и просторечий.
То, как сильно это может повлиять на язык, можно увидеть на примере таких слов, как «крыша» и «откат», которые постепенно из блатных, жаргонных превратились в общеупотребительные и проникли даже в юридические документы.
К тому же в СМИ очень заметна еще одна особенность современного языкового процесса — засилье иностранных слов, особенно английских, в том числе и написанных латиницей.
А ведь использование иностранных слов вместо исконно русских аналогов не дает раскрыться внутренней силе языка. Для примера можно привести слово «волонтер», которым пользуются все чаще. Если пытаться восстановить его смысл, то оно означает «действующий по своему желанию». А вот слово «доброволец», которое является его абсолютным синонимом, содержит понятия «добро» и «воля» — и это не только действующий по доброй воле, но и действующий с добром и с волей. Но именно об этом — о внутренней силе, духовной природе русского языка часто забывают журналисты. А использование латиницы и вовсе попахивает политикой оккупированного государства…
Радио
Помимо прессы, которая работает с письменным языком, есть еще и радио, работающее с устной речью. Радио в современном информационном пространстве занимает особую нишу: оно перестало быть главным источником информации для большинства людей и стало прерогативой автомобилистов, которые слушают музыку, стоя в пробках. Новостных передач на большинстве станций осталось совсем немного, а аналитических и подавно. Значительную часть эфира занимают диджеи, вынужденные говорить в режиме нон-стоп без заготовленного текста. Разумеется, каким бы образованным ни был человек, в такой ситуации речевые ошибки неизбежны. К тому же время от времени в трансляцию включаются звонки радиослушателей, которые тем более не заботятся о красоте и чистоте своей речи. Интересно, что на одной из самых популярных станций — радио «Шансон» есть даже программа, которая называется «Шансон без цензуры».
Что касается песен, которые составляют основную часть эфира современных радиостанций, там с русским языком дело обстоит еще хуже. В качестве эксперимента корреспондент «ЧС» включил самые популярные радиостанции страны в обеденное время. Первой же песней, заигравшей на «Нашем радио», оказалась «Танцевать» от группы «Анимация». Приводим прямую цитату: «Да и мотив несложный / Просится к тебе сам в руки — /Включай погромче усилители: / Держитесь, суки! / Давай, нажми на кнопку rec — / Будет офигенно! / Ты самый громкий человек / До краев Вселенной!» Интересно, что в одной только этой цитате уже можно увидеть основные упомянутые выше нарушения языковой культуры: брань, просторечные выражения и английское слово.
Эти тенденции касаются значительной части современной популярной музыки. Например, песня «Минимал» новосибирского рэпера, работающего под псевдонимом Элджей, в прошлом году оказалась на третьем месте в рейтинге самых популярных треков по версии системы «ВК-Музыка». Вот цитаты из этой песни: «На баре «синие», мы танцуем под минимал», «Вокруг одни идиоты и светодиоды», «Забирай свои шмотки и проваливай!/Мои мозги вдребезги./Быть с тобой, какое-то палево./Ты ломаешь всё на куски!» Законодательство не позволяет привести текст этой песни полностью…
Да, современные популярные радиостанции нельзя назвать средством массовой информации в полной степени. Все-таки это больше развлечение. Но, по-хорошему, и развлекательная информация должна быть качественной.
Телевидение
Телевидение на сегодняшний день — одно из главных СМИ для большинства россиян. И влияние его на общество переоценить трудно. А значит, и влияние на язык.
«Речь, которую мы слышим на современном ТВ, разнородна, — рассказывает филолог, основатель Сибирской культурно-критической школы и колумнист сайта ЧС-ИНФО Сергей Кудряшев. — Если анализировать речь профессиональных телеведущих на большинстве каналов, то здесь все не так плохо. В целом, нормы литературного языка соблюдаются. Ошибки (преимущественно стилистические) редки. В то же время мы видим необратимые следствия демократизации телевидения. Если говорить о героях ток-шоу, о героях многочисленных телесериалов, то их речь — это почти та же речь, с которой мы каждый день сталкиваемся, условно говоря, на улице». При этом эксперт не может однозначно ответить на вопрос: плохо ли это? «С одной стороны, стоит осознать, что возврат к официозному, выхолощенному языку советского телевидения вряд ли возможен. Такое ТВ просто никто не будет смотреть, — поясняет он. — С другой стороны, стирание грани между «народом» и телеэкраном автоматически легитимизирует право на ошибки. Речь типичного участника «Дома-2» (скудный лексикон, различные орфоэпические и грамматические ошибки) становится образцом для подражания. Это главная проблема. Но как ее решать?»
Сергей Кудряшев вспоминает, что российский лингвист О. Б. Сиротинина выделяет четыре типа речевой культуры, и каждый из них представлен на телеэкране. «Элитарный тип (богатый словарный запас и отсутствие ошибок) встречается редко. Яркий пример: речь ведущих телеканала «Культура». В идеале именно так должны говорить все телеведущие, — поясняет эксперт. — Однако доминируют другие типы: у ряда ведущих — среднелитературный (эпизодические ошибки, склонность к речевым штампам, злоупотребление англицизмами), у вышеупомянутых героев — литературно-разговорный (так мы говорим в быту)».
В качестве примера можно привести популярного телеведущего Владимира Соловьева, который едва ли не в каждой передаче повторяет фразу «На полном серьезе». Во-первых, слова «серьёз» в русском языке нет. Во-вторых, непонятно, как этот «серьёз» может быть полным или не полным? Можно было бы сказать: «абсолютно» или «совершено» «серьезно». Но он продолжает изо дня в день повторять это выражение. И ладно, в студии находятся люди, которые мало отношения имеют к русскому языку. Но ведь у передачи есть редакторы! Неужели за все годы они ни разу не поправили ведущего? Ведь именно для этого они и нужны: исправлять речевые ошибки.
«Если ужесточить требования к речи ведущих теоретически возможно, то доминирование третьего типа, по-видимому, будет уничтожено только путем полного запрета ряда передач и отказа от современного кино», — продолжает Сергей Кудряшев. Он не думает, что имеет смысл принимать такие радикальные меры, скорее — стремиться к балансу. «Зритель должен чаще сталкиваться с элитарным типом речи, — поясняет он. — И не только в сухих сообщениях дикторов, но и в живой речи ведущих и участников передач различной направленности (помимо «скучных» передач, которые заведомо смотрят лишь интеллектуалы). Чем больше «авторитетных» людей на экране будут говорить красиво и правильно, тем выше будет уровень речевой культуры «простых» зрителей».
«Ситуация еще не катастрофична, — подытоживает эксперт. — Главная опасность в другом: в появлении на экранах фамильярно-разговорного типа речевой культуры. Это речь без всяческих табу. В ней допустимы жаргонизмы, допустима обсценная лексика (сквернословие). К счастью, ТВ пока еще придерживается рамок закона и нравственности. Но если мы обратимся, например, к программе «Международная пилорама» (НТВ), в которой ведущий позволяет себе слова на букву «х», то увидим именно этот тип. И с такой тенденцией, на мой взгляд, государство должно решительно бороться».
Интернет
Большинство современных газет и журналов, телеканалов и радиостанций имеют интернет-версии, которые обычно полнее и шире, дополнены новостными лентами и медийными публикациями. Вот только русский язык электронных СМИ, к сожалению, страдает еще сильнее, чем традиционных. Все описанные выше тенденции дополняются здесь большим количеством различных языковых ошибок — от стилистических до банальных орфографических.
Например, лексические ошибки в текстах современных интернет-СМИ зачастую появляются из-за необходимости переделывать тексты. Ведь информационная политика большинства электронных изданий сейчас заключается в том, чтобы брать новости друг у друга, слегка изменяя их для поисковых роботов. Поскольку редакторам новостных лент приходится работать очень быстро, а корректоры на сайтах редко предусмотрены, такой подход приводит к довольно забавным ошибкам.
Так, недавно все новостные сайты Новосибирска дали информацию о смерти последнего жившего в регионе Героя Советского Союза — Александра Анцупова. Многократное переделывание одного и того же некролога привело к тому, что появилась формулировка: «За это ему присудили звание Героя СССР». Во-первых, подобное звание не «присуждают» на каком-то суде, а присваивают. Во-вторых, звания Героя СССР не существует — только Героя Советского Союза. Но, похоже, журналисты просто не успевают, а возможно, даже и не хотят обращать внимание на подобные «мелочи». А ведь именно из этих мелочей и состоит русский язык. Живой организм, который постоянно меняется под воздействием СМИ.
Кстати, помимо официальных электронных СМИ существуют еще блоги, форумы и социальные сети. Именно та среда, где формируется, по сути, совершенно новый — письменный разговорный русский язык. Но язык интернета — это тема для отдельной статьи…

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.