Борцовский союз: Ануфриевы покоряют мир

Спортсменка из Новосибирска Римма Ануфриева (в девичестве Тропина) защитила титул чемпионки мира по грэпплингу — одной из разновидностей борьбы. На сей раз успех пришел к сибирячке в Казахстане. Объединенный чемпионат мира по борьбе проходил в столице соседнего государства Нур-Султане. В финале весовой категории до 71 кг 29-летняя россиянка досрочно победила полячку Магдалену Лоску, удачно применив болевой прием на ногу
Тренируется новосибирская «амазонка» под руководством ровесника-мужа Александра Ануфриева. Семейный тандем плодотворно работает вот уже три года. Что любопытно, Римма не планировала связывать свою жизнь со спортом, когда поступала в НГТУ (НЭТИ). Но судьба распорядилась иначе. Что такое грэпплинг и с чем его едят, как превратиться из фотографа в борца, как будущие супруги познакомились и как относятся к женским MMA — обо всем этом вы узнаете из нашего насыщенного интервью.
Инь и янь
— Чем грэпплинг отличается от других видов борьбы?
Александр Ануфриев (А. А.): Прежде всего, количеством технических действий и определенной тактической мыслью. В грэпплинге есть много вариантов, как бороться. Ты можешь делать это не только в доминирующей позиции. В других видах борьбы, если ты находишься внизу, то, скорее всего, уже проигрываешь и тебе надо как можно быстрее выбраться из этого положения. Здесь же ты можешь провести почти всю схватку на спине и завершить ее в свою пользу за счет своевременного приема. Это вполне рабочий вариант, многие выходцы из бразильского джиу-джитсу работают в подобном ключе. Такой стиль — ведение поединка на спине — тоже является эффективным.
— Может, Римме стоит попробовать себя в смешанных единоборствах? Сейчас это очень популярное направление. Или, по вашему мнению, это слишком жесткий вид спорта для женщины?
А. А.: Я, как нормальный мужчина, конечно, против того, чтобы моя жена выступала в смешанных единоборствах. Женские MMA у меня, если честно, не вызывают восторга. По сравнению с грэпплингом это более жесткий вид спорта. В дикой природе бывает не так много ситуаций, когда самкам нужно выяснять между собой отношения. Это момент крайней опасности для жизни, и красоты в нем — немного.
Почему сейчас бои женщин набирают такие обороты? Потому что поединки зачастую становятся более зрелищными, чем у мужчин. Женщины начинают зарубаться на встречных курсах, могут нанести друг другу большое количество ударов. Но это связано с недостаточным уровнем спортсменок.
Когда дерутся мастеровитые мужчины, они прекрасно понимают, что каждое действие грозит стать последним. Можно в самом начале пойти в размен, пропустить удар и уйти в нокаут. Из-за этого спортсмены очень осторожно ведут встречу. Важные поединки, в особенности титульные, проходят в таком сухом ключе и, соответственно, уже не так интересны.
Брешь
— Как оцениваете выступление супруги на чемпионате мира в Нур-Султане?
А. А.: Несмотря на золото, поставил бы по пятибалльной шкале четверку. Были ошибки, в том числе в финальной встрече. Из-за нашего тактического просчета Римма пропустила перевод в партер проходом в ноги. В определенный момент соперница очень неожиданно и стремительно перешла в контратаку и подловила Римму. На самом деле на каждом чемпионате бывают ошибки. Их устранение приводит к последующему росту.
— Чем запомнился объединенный чемпионат мира по борьбе в Казахстане?
А. А.: Это первый чемпионат мира, на котором были представлены три дисциплины: греко-римская, вольная борьба и грэпплинг. Чемпионат в таком виде был долгое время под вопросом. Представители спортивной борьбы очень осторожно относятся к тому, чтобы добавить к себе грэпплинг, так как это неолимпийский вид спорта. К сожалению, грэпплинг несколько выпал за рамки: финалы проходили в понедельник при пустых трибунах (хотя картинка со стадиона была высшего класса — съемки с разных камер, все очень зрелищно). Это организаторская брешь и соответствующее отношение к нашему виду борьбы.
— Общались ли в Нур-Султане с Романом Власовым?
А. А.: Нет, мы не смогли встретиться. У «классиков» соревнования начались первыми. Когда мы приехали, они уже отборолись. Мы виделись только с «вольниками», обсудили некоторые сложности. К звездам вольной борьбы приковано дополнительное внимание со стороны коллег из менее слабых сборных. Часто подходят спортсмены из других стран со словами: «Давайте сфотографируемся». Когда это повторяется в двадцатый раз, ты уже думаешь, как сделать так, чтобы тебя не беспокоили и ты занялся тем, ради чего приехал. Это мешает готовиться к схваткам.
— Удалось поболеть в зале за соотечественников из вольной борьбы?
А. А.: Только по телевизору в столовой. Ехать на стадион смотреть чемпионат накануне собственного выступления, на мой взгляд, не очень профессионально. Это утомляет эмоционально. Болея, переживая и мандражируя, ты отдаешь силы. На следующий день тебе самому выкладываться на ковре, а ты опустошен…
Знакомство на ковре
— Борьба считается не женским видом спорта. Так почему же выбрали именно ее?
Римма Ануфриева (Р. А.): Учась в университете, мне нужно было выбрать направление спорта на физкультуре. С аэробикой у меня не сложилось. Как будто медведь на ногу наступил (улыбается) — я ничего не могла сделать и была неуклюжей. Сейчас смешно вспоминать, но тогда преподавательница так сильно раздражалась, что я просто боялась идти на тренировки.
Записалась на волейбол, но в команду не попала. Попробовала настольный теннис, но тоже не пошло. Ходила-ходила, не знала, куда приткнуться, пока не увидела табличку «самбо». На первые соревнования поехала в роли фотографа. Там познакомилась с тренером Геннадием Николаевичем Немцовым. Под его руководством выполнила норматив мастера спорта международного класса. Потом у меня был неудачный год, и было решено выступить по грэпплингу, чтобы не терять соревновательный дух. Наверное, в этом виде спорта правила больше заточены под мою технику.
— Выходит, поступая в вуз, вы даже не помышляли о спортивной карьере?
Р. А.: Я не стремилась делать спортивную карьеру и к высоким результатам на соревнованиях. Занималась борьбой, потому что мне это нравилось. Первые пять лет не могла говорить ни о чем, кроме нее. Не знаю, как меня вытерпели подруги (улыбается). Представьте себе: женская компания, все обсуждают мальчиков, ногти и макияж, а я восхищенно заявляю: «Представляете, я сегодня болевой на ногу сделала». Зато теперь все мои подружки знают правила борьбы, приемы и активно за меня болеют.
— Как познакомились с Александром?
Р. А.: Мы встретились на соревнованиях по грэпплингу. Александр выступал — я судила. Он боролся с бешеной энергетикой. Это была любовь с первого взгляда. Я смотрела, затаив дыхание. Чтобы он ничего не заподозрил, я его засудила (смеется). Саша начал мне писать. Я предложила: «Приходи, я тебя заборю», но он не поддавался на уговоры. В итоге, я первой сдалась — пришла к нему в зал. Мне понравились тренировки, а там и отношения завязались.
— С парнями на тренировках боретесь?
Р. А.: Да, у нас девчонок очень мало. У меня с самого начала партнерами были только мужчины. Девушки — существа непостоянные: сегодня она хочет стать чемпионкой мира, а завтра — варить борщи. С новой девочкой мне несподручно стоять в паре, потому что ее нужно учить падать. Если она медленно встает, мы мало что успеем за тренировку. С парнями проще. Они не ноют, их не жалко. Можно плюхнуться на соперника, и он не расплачется, не убежит (улыбается).
Два года назад к нам пришла девушка — жесткая кикбоксерша, которая уже знает, что такое боль. Она моего веса — мы с ней много-много работали, и теперь я могу заниматься с ней как с полноценным спарринг-партнером, не переживая, что сделаю ей больно.
Через боль
— Часто приходится терпеть боль на ковре?
Р. А.: Когда мне делают болевые приемы на тренировках, я лучше сразу постучу, и мы начнем заново. Я никогда не подставлю себя под травму. Примерно так же и на соревнованиях: если мне сделают болевой и я пойму, что не могу ничего сделать, я сдамся. Не буду ждать, пока у меня будут хрустеть суставы. Восстановление от травмы может идти полгода и больше. Я лучше на этом турнире проиграю, зато на следующем отыграюсь.
— Насколько грэпплинг травмоопасен?
Р. А.: Как правило, травмы бывают либо по глупости, либо в принципиальных схватках за высокие места. Один выходит на болевой — второй пытается перетерпеть. Никто, конечно, в такой ситуации тебя не будет жалеть — будут доделывать прием до конца. Причем женщины терпят еще сильнее, чем мужчины. У нас гибкость получше.
Поскольку я также являюсь судьей, смотрю много поединков. Пожалуй, самое серьезное, что при мне случалось на ковре, — это перелом ключицы.
— Подходит ли грэпплинг для людей постарше?
Р. А.: Грэпплинг популярен среди возрастных людей. В соревнованиях у нас участвуют много таких спортсменов. Знаю мужчин, которые начали заниматься в 50 лет, и они прекрасно борются. Спустя два-три года они конкурируют с молодыми ребятами.
— Александр сейчас выступает?
Р. А.: Последний год — нет. В 2018 году мы пробовали выступать одновременно. Он, как и я, боролся на чемпионате России. Скажу откровенно: это было ужасно неудобно. Ему нужно было вести трех спорт-сменок высокого уровня и двух-трех парней. У нас была неординарная ситуация: он борется против лидера в категории, я секундирую, остаются решающие 30 секунд, и в этот момент меня вызывают на ковер. Саша, проиграв свой поединок, буквально приполз в тренерскую зону и долго пытался отдышаться. Я выиграла, но муж меня покритиковал, сказал, что неправильно действовала. После этого он решил не бороться, пока я выступаю. Если я закончу — он снова начнет бороться.
— Задумываетесь над уходом из большого спорта?
Р. А.: Рано или поздно я закончу с грэпплингом, но пока таких планов нет. Если я сделаю перерыв, то он будет недолгим. Я хочу заниматься спортом всю жизнь. Если это будет не борьба, то пойду либо в тренажерный зал, либо в какие-то более женские направления.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.