Нам шутка верить и жить помогает

Чувство юмора — одна из необыкновенных добродетелей. Неслучайно апостол Павел ставит радость на первое место: «Всегда радуйтесь, непрестанно молитесь, за все благодарите!» Радость и добрая шутка, теплое отношение, умение увидеть забавное, умение найти источник для радости в непростой жизни — замечательная добродетель
Опахалом по голове
Как пишет директор портала «Православие и мир» протоиерей Александр Ильяшенко, «немало таких историй можно встретить в патериках и житиях святых. Недавно я прочитал в одной книге, как приходит богомолец в монастырь и спрашивает:
— Скажите, а правда, что ваш старец — чудотворец?
— Ну, смотря что считать чудом. В миру считается чудом, если Бог исполняет просьбу человека, а в монастыре — если человек исполняет волю Бога. Мягкое отношение с доброй улыбкой характерно и для древних, и для современных подвижников».
Протоиерей Иоанн Каледа рассказывал, как однажды он был в Ярославле вместе с отцом — протоиереем Глебом Каледой. Отец Глеб был духовным сыном митрополита Иоанна (Вендланда). Сын и отец сослужили митрополиту, Ваня был рипидоносцем: держал рипиду. Она достаточно тяжелая: жесткий диск, острые края. Когда Ваня кланялся, он ударил митрополита Иоанна рипидой по голове.
(…Рипидами, или опахалами, называются прикрепленные к рукояткам металлические (как правило) круги с изображением на них (как правило) херувимов. Рипидами диаконы веют над Святыми Дарами при освящении их. Раньше они делались из павлиньих перьев и употреблялись для охранения Святых Даров от насекомых. Теперь веяние рипид имеет символическое значение, оно изображает присутствие Небесных Сил при совершении таинства Евхаристии…)
Так вот, остолбенев от ужаса, Иван вскричал:
— Владыка, простите!
А владыка ему:
— Ты знаешь, что ты сейчас сделал?!
— Владыка, каюсь, простите, пожалуйста!
— Нет, ты понимаешь, что ты сейчас сделал? У меня два дня голова болела. А сейчас ты меня ударил — и сразу прошла!
Эта добрая история запомнилась надолго — она и веселая, и поучительная.
17 мгновений от Марка
Однажды, закончив службу, священник сказал: «В следующее воскресенье я буду беседовать с вами на тему лжи. Чтобы вам легче было понять, о чем пойдет речь, прочитайте перед этим дома 17-ю главу Евангелия от Марка». В следующее воскресенье священник перед началом своей проповеди объявил: «Прошу тех, кто выполнил задание и прочел 17-ю главу, поднять руки». Почти все прихожане подняли руки. «Вот именно с вами я и хотел поговорить о лжи, — сказал батюшка. — В Евангелии от Марка нет семнадцатой главы!»
Привет, Пятачок!
Однажды во время паломничества в Оптину пустынь, знаменитый мужской монастырь, послушники наблюдали следующую картину. К отцу Венедикту, игумену Оптиной, подходит маленький мальчик — он приехал с семьей и хочет взять благословение у отца игумена. Между ними происходит такой диалог:
— Здравствуйте, отец Вени… Вини… (не может выговорить имя).
А тот его ласково хлопает по плечу и говорит:
— Привет, Пятачок (здесь так и хочется поставить смайлик :)!
«Горько!»
Однажды в университетском домовом храме проходило венчание молодой пары. Как и положено, после венчания была организована трапеза, куда пригласили настоятеля, прихожан храма и друзей-однокурсников новобрачных.
Невеста очень волновалась и, краснея, заранее предупредила всех друзей: ни в коем случае не кричать во время праздничного обеда «Горько!» Уговаривала, увещевала, заклинала — мол, неприлично в храме целоваться. Друзья в ответ смеялись, подтрунивали, но в итоге согласились.
И вот настал момент, когда началось праздничное застолье. Первый тост поднял настоятель. Пожелав счастливой паре многая и благая лета, громогласно выдал: «Го-о-орько!» Последовал взрыв смеха, пунцовой невесте ничего не оставалось, как поцеловать своего еле сдерживающего смех мужа. Над этой историей еще долго по-доброму смеялись.
На прием к Архангелу
Из рассказа священника: Был в моей церковной жизни такой случай. Однажды в мою бытность диаконом в иконную лавку нашего монастыря, который расположился неподалеку от епархии, обратился мужчина в строгом костюме с кожаной папкой в руках. Продавщица, завидев меня, указала на солидного господина, который, по всей видимости, пришел с важной миссией.
— Извините, как я могу попасть на прием к архангелу Гавриилу? — спросил визитер, не моргнув глазом.
Только представьте мое состояние! Еле сдерживая смех, я думал, как бы поделикатнее ответить высокопоставленному человеку, что при жизни архангел являлся немногим, поэтому простому смертному, чтобы попасть к нему на прием, требуется, как минимум, умереть. Но, справившись с соблазном, проводил его к дверям управляющего Благовещенской епархии архиепископа Гавриила.
Мне сразу стало понятно, что у бедного чиновника, по всей видимости, смиксовались регалии и имя владыки с надписью на церкви «Храм в честь святого Архангела Гавриила и прочих Сил Небесных».
Благословение «Медведя»
Однажды в зимнюю пору молодые послушники одного из благовещенских приходов потянулись в трапезную на ужин. Смеркалось. Вдруг один из них услышал подозрительный скрип снега под забором. Тяжелые шаги кого-то очень большого медленно приближались.
Послушник насторожился, поскольку в число его послушаний входили и охранные функции. Смотрит, а над верхним краем глухого забора показалась большая мохнатая шапка и поравнялась с калиткой, запертой на замок. Кто-то с той стороны с силой рванул калитку, но она не поддалась.
— Что там за медведь такой ломится?! — для острастки прикрикнул испуганный послушник. В ответ из-под большой мохнатой шапки кто-то натужно крякнул и отправился восвояси, поскрипывая огромными ногами по свежевыпавшему снегу.
Спустя короткое время в храме прихода состоялась архиерейская служба. На всенощном бдении в положенное время все священники и алтарники двинулись вереницей на благословение правящего архиерея. Подошел к нему, не забыв сложить ладошки лодочкой, и тот послушник, выдавив: «Благословите, владыка».
Архиепископ Гавриил сурово взглянул на него из-под насупленных бровей и сквозь водопадообразные усы бросил: «Медведь тебя благословит!»
Многая лета
Многолетие, начинающееся со слов «Многая лета» — это торжественное песнопение в Православной Церкви, форма пожелания долгих лет жизни и благополучия, очень часто поется во время трапезы с целью поздравить кого-либо с праздничным событием. Один иностранец, присутствуя при подобном поздравлении, спросил батюшку:
«Откройте мне секрет, почему, когда вы наливаете бокал, встаете и поете: «Много ли это?»
Вообще, забавных случаев с нерасслышанием церковнославянских молитв или богослужебного языка бывало много. И некоторые даже вошли в нашу повседневную речь. Все знают слово «куролесить». Это необычное словечко не имеет ничего общего ни с курицами, ни с лесом. Образовалось оно на базе греческого «Кири элейсон» — «Господи помилуй». В древних русских церквах эти слова пелись по-гречески и нередко быстро. В народном восприятии первоначальный их смысл был утрачен и их стали связывать главным образом с нестройным церковным пением. Отсюда, вероятно, и возникло сегодняшнее значение этого слова — «озорничать».
А кто не слышал слово «катавасия» (иногда сегодня пишут «котовасия»)? Вот ведь и оно не имеет никакого отношения к котам по кличке Васька. Катавасия — это слово греческое. Как пишет знаменитый славист Макс Фасмер: «Это церковное пение во время утренней службы, при котором оба хора сходятся вместе на середину церкви». Отсюда семинаризм: «неразбериха, путаница, суматоха». То есть семинарский прикол с изменением значения церковного слова прочно вошел в нашу повседневную жизнь.
Случаев с забавным, но нелепым непониманием того, что поется, — хоть отбавляй. Вместо «Прокимен глас третий» — «проткни мне глаз третий», вместо «отложим попечения» (оставим заботы) — «отложим по печению». Вероятно, кто-то из прихожан на самом деле на службу приносил печенье, чтобы в этот момент его куда-нибудь отложить.
Короткая исповедь
Из рассказа одной прихожанки: бабушка перед исповедью протискивается: «Пропустите меня без очереди, у меня всего два греха!»
Православные атеисты
Из рассказа священника: забуксовала машина. Зима. Смотрю: мужички неподалеку стоят. Выхожу, прошу помочь. Они: «Нет, батюшка, не поможем. Мы же атеисты». «А какие, — говорю, — атеисты? Ведь атеисты разные бывают. Есть атеисты-буддисты, есть атеисты-мусульмане». Они в ответ: «Нет, что вы, батюшка, мы православные атеисты!» В результате помогли, конечно.
Поп-звезда
Один знакомый батюшка рассказал: «Знаете, как у нас называют священников, которые активно раздают интервью, ведут блоги, показываются на ТВ? «Поп-звезда!»
Монастырская собака Баскервилей
Поехал как-то отец Андрей в Оптину пустынь. Первый раз. Добрался до Калуги, оттуда — до Козельска, перешел по мосту через речку Жиздру и пешочком через лес направился к монастырю. Неожиданно быстро стемнело. Дорога шла в горку, по обочинам — высокий сосновый лес, сверху звездное небо. Идет он по сумеречному тоннелю, дивясь красоте Божией.
Темнота постепенно сгущалась, и стал нападать на него страх. И вдруг видит: летит ему навстречу то ли небольшая лошадь, то ли огромная собака с горящими очами. От ужаса отец Андрей остолбенел и потерял дар речи! Броситься ли в кювет? Так ведь все равно загрызет, вон какая! Залезть на дерево? Не успею (отец Андрей очень высокий и грузный).
Расстояние катастрофически сокращалось, и времени на раздумья больше не было. Повинуясь какому-то животному инстинкту самосохранения, отец Андрей раскинул руки в стороны и с диким криком «А-а-а!» в огромной развевающейся черной рясе сам кинулся на приближающееся чудище…
Мимо него на огромной скорости с выпученными от ужаса глазами промчался велосипедист.
Точно пить не будешь?
Один батюшка затеял ремонт в своей пережившей немало суровых годин церкви. Поставили леса под самый потолок. Оставшись в храме один, залез батюшка на самый верх осматривать чудотворения местных реставраторов. Вдруг видит: отворилась дверь, и в церковь чуть не на коленях влез изрядно выпивший мужичонка. Заламывая руки, он начал громко причитать:
«Господи, если Ты есть, спаси Ты меня от этой заразы, не могу больше пить. Ну сделай же что-нибудь, Господи!»
Батюшка сверху и грянул громовым голосом (а голос у него действительно такой): «Точно пить не будешь?!» Мужичонка рухнул на колени: «Не буду, Господи, не буду!!!»
«Ну тогда ступай с миром», — последовал ответ.
Чем закончилась эта история, неизвестно, но батюшка, рассказывавший эту историю, сделал вывод, что Промысел Божий, так крепко за мужика взявшийся, вряд ли его оставил.
Молитва о женихах
К одному батюшке в храм ходило много молодых незамужних девушек. Почти всех батюшка благополучно перенаправлял на клирос, ибо петь в церкви было некому, а служить Господу своими талантами — дело не только благодатное, но и душеспасительное. Клирос, говорят, потом гремел на всю епархию. Оплачивать этот прекрасный хор настоятелю было не из чего. Храм считался настолько бедным, что ни один из архангельских архиереев не решался обложить его епархиальным налогом. Не зная, как отблагодарить своих тружениц, батюшка пообещал выдать их всех замуж.
У некоторых клирошан заявление духовного отца вызвало надежду, у некоторых — иронию, у большинства — твердое убеждение: «Батюшка просто хочет нас утешить». Мол, отродясь в наш храм молодые люди не заглядывали, а в кипящем страстями мире пойди и отыщи достойного кандидата в супруги. Но батюшка, обладая упертым характером (по слухам, самым упертым в епархии), начал после каждой литургии читать молитву о ниспослании женихов (говорят, есть такая в требнике).
Другие отцы посмеивались: вон, отче-то у нас приворотами занялся, женихов вымаливает. Но батюшка упорно продолжал свое дело.
Прошло три года, в храм потянулись молодые люди. Совершили одно венчание, потом три, потом семь, потом за год то ли 12, то ли 15. Клирос опустел. Отец сокрушался: «Вот, домолились, теперь и петь-то некому!» В храм молодых людей стало ходить больше, чем девушек.
Другие батюшки мнение свое переменили и уже наставляли своих алтарников: ты давай, дурью не майся, гоголем не ходи, а бегом к отцу, который в своем храме «ярмарку невест» организовал. Слышал, что уже пять матушек (жен священников) из того храма вышло.
Батюшка-пушкиновед
У одного батюшки никогда не было машины. И когда другие отцы пересаживались с отечественных на иномарки и меняли оные, батюшка так и продолжал ходить по бренной земле пешком и ездить в общественном транспорте, приводя в ступор видавших виды кондукторш: «Надо же — поп, а на автобус полез».
Пешелюбие батюшки приносило постоянную головную боль его благоверной супруге. Батюшка, мало того, что проходил от двух до 10 километров в день, так и делал это в крайне непрактичной обуви. Не сказать, что отец по каким-то патриотическим причинам не признавал ральф-рингеров или рейкеров, он просто считал, что негоже настоятелю бедного храма щеголять в дорогих ботинках. А дешевая обувь быстро приходила в негодность…
— Помню как-то забрел батюшка ко мне, — рассказывает его приятель. — Миша, можно я погреюсь? А то что-то ноги замерзли. Посмотрели ботинки — а там дыра величиной с пятак. — Батюшка, и долго ли вы так ходите? — Да неделю вторую. Думаю, вот старый стал: мороза нет, а ногам холодно.
Бывало, сердобольные члены общины, зная, что батюшка не любит дорогих подарков, просто покупали ему новую качественную обувь, не называя, конечно, цену. В очередной раз не выдержало матушкино сердце: «Отец, пойди, в конце концов, на рынок и купи себе нормальную кожаную обувь на меховой основе. Околеешь ведь скоро! Знаю, из церковной кружки не возьмешь — так вот тебе из моей пенсии!» Делать нечего. Понурив голову, батюшка отправился на архангельский рынок (рынков, надо сказать, священник не переваривал полностью, видимо, в силу своей устремленности к горнему).
Навстречу ему попался подвыпивший мужик средних лет вида интеллигентного, хорошо одетого антиклерикала. Взглянув на сгорб-ленную фигуру батюшки, он самодовольно улыбнулся и громко, чтобы слышали все продавцы и покупатели в округе, рявкнул:
— Пошел поп по базару посмотреть кой-какого товару!
Повисла неловкая пауза. Все-таки уважение к священникам — все еще отличительная черта нашего многострадального народа. Батюшка не растерялся и среагировал мгновенно (во весь голос, конечно):
— А навстречу ему Балда. Идет, сам не зная куда!
Тут весь рынок грохнул, люди просто рыдали.
Интеллигент испуганно покосился на батюшку: — Ты чего это, чего? — Да я ничего. Я Пушкина всего лишь процитировал!
Материальные беды у батюшки продолжаются до сих пор: то куртка порвется, то ботинки сойдут на нет, то и вовсе сумку в автобусе забудет. Но вот нрав остается прежним: столь же веселым, сколь и ревностным по Богу.
10 причин не умываться
Один священник, который устал слушать отговорки по поводу того, почему люди не ходят в церковь, сказал следующее:
«Десять аналогичных причин, по которым я не умываюсь:
1. Потому что меня заставляли умываться в детстве.
2. Те, кто умываются, — лицемеры, думают, что они чище других.
3. Не могу решить, какое мыло лучше.
4. Когда-то я умывался, но потом мне надоело.
5. Я умываюсь только по большим праздникам — на Рождество и на Пасху.
6. Никто из моих друзей не умывается.
7. Начну умываться, когда стану старым и грязным.
8. У меня нет времени на умывание.
9. Зимой вода слишком холодная, а летом слишком теплая.
10. Не хочу, чтобы на мне зарабатывали производители мыла».
Три забавных случая
Священник делает объявление о том, что такая-то прихожанка находится в роддоме: «Братья и сестры, давайте помолимся за сестру, которая находится… (пауза, вызванная вспоминанием подходящих слов) в стадии размножения!»
***
Большая родительская суббота, кладбищенский храм, проповедь после литургии. По окончании проповеди батюшка говорит: «А теперь, дорогие мои, идите по своим могилкам…»
***
В очереди за крещенской водой.— А чо за праздник-та? — В этот день Иисус Христос принял нашу веру православную и покрестился…
«Христос Фуфукацу!»
В одной из епархий архиерей очень любил на Пасху возглашать «Христос воскресе!» на разных языках. Соответственно, еще больше ему нравилось слышать в ответ «Воистину воскресе!» на том же языке. Во вторник Светлой седмицы с пяти часов утра владыка служил в монастыре утреню. В храме, кроме служащих монахов и двух певчих, молятся несколько бабушек, самых верных и стойких прихожанок. Владыка произносит пасхальное приветствие по-церковнославянски — следует ответ (громкий и стройный), по-гречески — следует ответ (не менее громкий), по-латыни — следует ответ (потише). Затем внезапно владыка говорит по-японски: «Христос фуфукацу!» Все (монахи и певчие) растерялись, момент тишины — и вдруг в этой тишине слышен голос одной из бабушек: «Ну, загнул!..» Все смеялись. Владыка — тоже.
У «свидетеля» выходной
Однажды отец Александр сидел в храме и размышлял о вечном. В это время к нему подошел брат и сослужитель отец Димитрий и поведал ему удивительную историю, произошедшую только что. Был праздник Крещения Господня, отец Димитрий выходил из храма навстречу людям, чающим освящения воды. Одна из старушек, доставая из пакета банки с водой, от радости и растерянности побежала не в ту сторону и столкнулась с отцом Димитрием. Из ее рук на землю посыпались журналы «Пробудись!» и прочая сектантская макулатура. Батюшка спросил: «Это Ваше?» Бабушка ответила, что ее. Батюшка сердито спрашивает: «Так Вы что, «свидетель Иеговы»?» А старушка и говорит: «Ну и что? Я же сейчас не на работе!..»
Был такой случай. Новорукоположенный диакон готовился к первому в жизни всенощному бдению. Судорожно, трясущимися руками листал новенький служебник. Наступает волнительный момент начала богослужения, диакон принимает из рук пономаря дьяконскую свечу, просит предстоятеля благословить кадило, совершается каждение алтаря и находящихся в нем. Затем диакон ватными ногами выходит на амвон и — о, ужас! — вместо положенного «восстаните» он во все горло почти кричит: «ВОЗНЕСУСЯ…» — немая сцена. И вдруг невозмутимый предстоятель, спокойно так, говорит: «ТОЛЬКО СВЕЧУ ОСТАВЬ»… Служба, кое-как, началась минут через пятнадцать, когда клирики и певчие пришли в себя от смеха.
Хитрый Наместник
Литургия в день Архистратига Божия Михаила… Осенний день.. Москва.. Монастырь… Пасмурно. Братия старались служить бодро и радостно… Хор тоже вторил им изо всех сил… Но прихожане пропели Символ веры весьма «заупокойно»… Еще более трагично вышел «Отче Наш»… Хор постарался почти празднично и весело пропеть «Тело Христово»… Прихожане подхватили… и продолжили столь «замогильно», что охватывало ощущение неменуемой погибели прямо по выходе из храма…
И вот окончание. Отец Наместник вышел… и стал произносить отпуст… монах «до мозга костей» и «со стажем»: «Христос истинный Бог наш…» и… сбился… опять начал «Христос истинный Бог наш, молитвами Пречистыя Своея Матери…» и… опять сбился! — братия в алтаре стала подсказывать громким шепотом… прихожане во все глаза смотрят на о. Наместника — дело доселе невиданное, шутка ли, сам отец Наместник — и вдруг сбился!.. а он вроде как братию и не слышит… и опять начал «Христос истинный Бог наш…» и, опять сбившись, возьми и скажи прихожанам: «А вы что стоите?! Ну подскажите, как там дальше?!» Народ, улыбаясь, во весь голос бодро и весело: «Христос истинный Бог наш, молитвами Пречистыя Своея Матери, святых славных и всехвальных апостол, преподобных и богоносных отец наших и всех святых помилует и спасет нас яко благ и человеколюбец»… о. Наместник, озорно улыбаясь, от всей души всех благословил!
Варенье таскала?
Отец Александр Шмеман, будучи еще подростком, убеждал какую-то знакомую своей матери пойти в церковь исповедоваться перед Пасхой. Она в церковь не ходила, не исповедовалась, не причащалась — он ее уломал. Она была маленькая, щуплая старушка. Пришла; исповедальня была темная, священник стоит, она подошла, он покрыл ее голову епитрахилью и спрашивает: — Отче наш знаешь? — Знаю, батюшка. — «Верую» — Знаю. — Ну вот, а теперь скажи честно: маму слушалась? варенье таскала?.. Он ее принял за маленькую девочку по росту… Она после этого вылетела из исповедальни, пошла к Саше с гневом и негодованием: — Вот куда ты меня послал: мне семьдесят с лишним лет, а меня спрашивают, слушаюсь ли я маму и не краду ли варенье!
Христос улыбался
Лет восемь назад известный православный миссионер и богослов диакон Андрей Кураев давал интервью о православии и юморе. Среди прочего он сказал:
— Многие, войдя в Церковь, отреклись от права на улыбку. Это не так. Более того, улыбка просто необходима — когда это самоирония. Очень важно уметь смотреть на себя, улыбаясь. Иногда с горькой улыбкой: это форма юродства и покаяния.
…Кстати, сам отец Андрей подшучивает над собой, называя себя «самым крупным российским богословом в области… талии…»
— А вот чего не должно быть у любого человека, не только православного — не должно быть злой иронии, издевательства над другим человеком. Привычный в светском, студенческом мире «стебный» стиль общения, с бесконечными подколками и подначками, на самом деле верный способ разрушить товарищеские, дружеские отношения с другими людьми. Вот этот стиль, мне кажется, не стоит приносить в нашу церковную жизнь.
— Главный аргумент поборников «сугубой печали» — Священное Писание не содержит ни единой шутки, нельзя представить себе смеющихся святых, а в Евангелии ни разу не сказано, что Христос улыбался?!
— Знаете, я не могу не высказать одного неожиданного тезиса: я со Златоустом не соглашаюсь. Я очень люблю и почитаю его, это один из любимейших мною святых! Но именно Иоанн Златоуст первым сказал, что Христос никогда не улыбался.
Все-таки Иоанн Златоуст не был апостолом. Он не ходил с Христом по Палестине, и потому биографические данные о Христе, которые впервые высказываются спустя 400 лет после жизни нашего Спасителя, не имеют канонической непререкаемости. Я думаю, что Христос, когда играл с детьми, обращался к ним, место для улыбки у Него было… Не надо всю свою жизнь превращать в сплошное юмористическое шоу, это плохо. Любой из нас знает, что когда смех длится больше минуты, почему-то он оказывает такое разрежающее, опустошающее воздействие на душу.
Поэтому впадать в хохот, а тем более без причины, а уж тем более из-за какого-то юмориста, наверное, не стоит. А разрешить себе право на улыбку — почему бы и нет? — сказал отец А. Кураев.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.