Показать язык интернету

Русский язык — это живой организм, трансформирующийся с течением времени. Особенно сильно он начал меняться в последние 30 лет. И не только под воздействием изменившейся общественной реальности, но и из-за появления новых технических средств: мобильных телефонов и интернета. При этом среди новых языковых явлений есть как конструктивные, так и деструктивные, с которыми стоит бороться
«Собянинки» и «крымнаш»
Все живые языки постоянно подвергаются трансформации. И русский язык менялся всегда, просто с появлением интернета эти процессы стали проходить быстрее, как и все в новом информационном обществе. Это свидетельствует о том, что язык развивается, приспосабливается к современным социокультурным условиям.
Доктор филологических наук, заведующий кафедрой русского языка Российского государственного гуманитарного университета Максим Кронгауз основным процессом, которому подвергается русский язык под воздействием интернета, называет возникновение письменной разговорной речи — новой, комбинированной, промежуточной формы языка. Именно с этим переходным процессом во многом связано появление невербальных средств письменной коммуникации (использование эмотиконов, зачеркиваний, подчеркиваний, смена регистров…). И процесс этот нельзя назвать деструктивным, ведь таким образом происходит обогащение формальных средств письменной речи.
«Одна из важнейших лингвистических задач заключается в том, чтобы пытаться связать изменения в языке с внешними изменениями, которые их порождают. Лингвисты пока этому только учатся», — отмечает исследователь.
Попытки таких исследований уже делаются. Если обратиться к научным статьям 2019 года, посвященным языковым процессам в интернете, то можно увидеть, что многие из них касаются влияния политической и общественной жизни на формирование языка. Один из языковых процессов, в котором хорошо отражается эта тенденция, — это появление неологизмов. Появлялись они всегда (взять хотя бы слово стушеваться, придуманное Федором Михайловичем Достоевским). Но с появлением интернета этот процесс сильно активизировался.

Неологизмы — новообразованные слова или выражения.

Исследователи считают, что появление новых слов — это один из способов «раскрепощения» русского языка, его большей «демократизации». И многие из этих неологизмов появляются как раз в интернете — самом свободном, раскрепощенном и демократичном «месте».
Да, многие из возникших в интернете неологизмов связаны либо непосредственно с онлайн-общением, либо с компьютерами и другими техническими средствами. Это такие уже многим известные термины, как баян (устаревшая новость), селфи (фотоавтопортрет), фейк (ложная новость). Чаще всего они бывают заимствованы из английского языка, как пруф (ссылка), хейтер (ненавистник), вебмастер (наладчик сайта) и многие другие.
Но есть и другие примеры: порой русские пользователи интернета проявляют просто чудеса изобретательности, создавая новые слова. Например, исследователи отмечают такую совершенно новую для языка тенденцию словообразования, как образование новых глаголов от коммерческих названий программного продукта. Примеры таких слов: гуглить, фотошопить, инстаграмить, экселить.
Причем не всегда языковые новшества связаны непосредственно с интернет-общением. Например, появились такие необычные глаголы, как «общать», «дружить» и «гулять» (в значении «дружить меня», «гулять меня», пример: «Я вам покажу, как меня правильно надо общать и дружить»).
Большое значение приобретают сокращения, что, конечно, связано с растущей скоростью интернет-коммуникации, особенно в социальных сетях и месенджерах («спс» — вместо «спасибо»; «нзчт» — вместо «не за что»). Причем такой способ образования новых слов раньше не был столь характерен для русского языка (хотя случаи, конечно, были, например, сокращение «да-с», образовавшееся постепенно из «да-государь» через «да-сударь» и «да-су»). В отличие от аббревиации, которая используется уже давно и продолжает широко применяться в интернете (например, ЕВПОЧЯ — «если вы понимаете, о чем я»).

Аббревиация — образование сокращений от словосочетаний.

Но гораздо интереснее рассмотреть случаи, когда появление неологизмов отражает последние общественные или политические тенденции. Доцент кафедры публичной политики Национального исследовательского университета «Высшая школа экономики» Анна Потсар отмечает, что в 2018—2019 году, как и несколько предыдущих лет, в русском языке появилось много так называемых иронических неологизмов. Например, «собянинки» (новостройки, которые возводятся в Москве по программе реновации), «телененавидение» (термин, отражающий негативное отношение россиян к отечественному телевидению), «хайпожор» (человек, который старается пиариться на шумных темах).
Говоря об иронических неологизмах, можно отметить, что с каждым годом они становятся все более грубыми и прямолинейными, зачастую включая в себя части нецензурных или бранных слов. В качестве примера таких «эвфемизмов ненависти» можно привести слова «дерьмократы», «Рашка» и «Уркаина». Известный дизайнер и блогер Артемий Лебедев отмечает: «Забавно, что раньше эвфемизмы были изобретательными и сложными. А сегодня стали максимально тупыми и прямолинейными, потому что у читателя нет времени понимать, что имеется в виду, ему нужно сразу».
Также к тенденциям последних лет можно отнести феномен «луркояза» (подробнее о нем говорится в научных работах Е. Б. Иванникова). От известного всем языка «жаргона падонкафф», о котором говорилось в предыдущей статье «ЧС», он отличается тем, что работает не только с орфографией, а с лексикой, словообразованием и смыслами. То есть представляет более сложное языковое явление. В частности, в рамках луркояза появились такие новые слова, как «затокрымнаш» (в одно слово), ЧСВ (чувство собственной важности) и майданутый.
Интересны и другие тенденции, связанные уже не с отдельными словами, а с целыми выражениями. Благодаря интернету в языке стало появляться все больше крылатых фраз, новых фразеологизмов и других устойчивых словосочетаний. Зачастую в повседневную речь людей стали попадать особенно запомнившиеся цитаты чиновников. В итоге они приобретают уже новые значения, превращаясь в своеобразные языковые мемы. Такое было и раньше, но с появлением сети этот процесс сильно ускорился и расширился.
Самое известное из таких крылатых выражений — «Денег нет, но вы держитесь». А из высказываний последних лет можно назвать «Государство не просило вас рожать», «Макарошки стоят всегда одинаково» и «Тушить экономически невыгодно». При этом людям, которые используют эти фразы, уже не важно, в каком контексте, кем и когда они были произнесены изначально. У этих слов появляются новые смыслы и окраски.
Учить интернету с пеленок
Сложно назвать описанные выше тенденции деструктивными. Ведь они обогащают язык. С другой стороны, например, большое количество заимствований из английского начинает вытеснять привычные термины. Причем не только в профессиональном общении, но и в других речевых ситуациях. Согласно исследованию, которое проводилось среди молодежи от 18 до 25 лет, 66 процентов опрошенных используют сетевой жаргон в реальном общении даже тогда, когда слово можно заменить русскими эквивалентами. Так происходит деструктивное воздействие интернет-общения на русский язык в целом.
Одна из главных проблем — это как раз неспособность или неумение людей разграничивать языковые ситуации. Когда интернет-язык проникает в деловую переписку, в устное общение или в разговоры вне узкопрофессионального сообщества.
«Современный русский язык в его реализации в виртуальном общении немыслим без эмоциональной составляющей и быстроты передачи речи. Вместе с тем пользователь должен помнить и о нормах литературного русского языка и не забывать о том, когда, с кем и в какой обстановке допустимо использование подобного новояза», — отмечают исследователи интернет-лексики Е. В. Кондрашева и А. О. Тинина.
Между тем особенно молодые люди далеко не всегда готовы переключаться с одного «языка» на другой. Об этом говорят результаты исследования влияния интернет-коммуникаций на речевую культуру обучающихся в вузах, которое проводилось в 2018 году. «Информатизация среды обусловливает упрощение норм речи человека, в данном контексте Интернет предоставляет широкий спектр для снижения норм речевого поведения пользователей», — отмечают ученые Н. Н. Шаховалов и Е. Г. Шаховалова.

Мем — единица значимой для культуры информации. Мемом может являться идея, символ или образ, передаваемые от человека к человеку посредством речи или другим способом. В интернете мемами называют устойчивые фразы, новые слова и изображения, которые всеми пользователями понимаются одинаково в силу определенной устоявшейся традиции.

В ходе анкетирования студентов исследователи пришли к выводу, что использование интернет-языка в процессе коммуникации негативно влияет на состояние сформированности речевой культуры. «Это приводит к нивелированию личности, упрощению общения, снижению языковой грамотности, снижению качества вербального восприятия», — сообщают ученые. С другой стороны, они отмечают, что оформление речи в письменном виде склоняет к рефлексии, обдумыванию мыслей и соблюдению языковых норм. Тут важно отметить, что качество языка, который человек использует в интернете, сильно зависит от сформированности его речевой культуры в целом.
Чтобы научить молодежь правильной коммуникации в интернете, в Новосибирском государственном техническом университете была разработана специальная образовательная программа. Эксклюзивный курс «Коммуникационная культура интернета» разрабатывался преподавателями Анастасией Кротовой, Еленой Карповой и Еленой Дубровской (подробнее о нем можно почитать на сайте ЧС-ИНФО — https://clck.ru/JQxCY). После обращения «Честного слова» в министерство образования Новосибирской области было рекомендовано внедрить эту программу и в другие высшие учебные заведения региона. Но, по-хорошему, обучать общению в интернете вообще надо начинать со школы.
Одна из авторов программы, доцент НГТУ, кандидат филологических наук Анастасия Кротова рассказала «ЧС», почему правилам интернет-коммуникации надо обучать с детства. «Детям нужно объяснять: то, что возможно и допустимо в интернете, не всегда можно использовать в других формах коммуникации, — пояснила она. — Например, если они используют активно эмотиконы и сокращения в чатах и переписках, это не значит, что так же можно общаться с учителями или родителями. Ребенок точно должен понимать, в каких ситуациях это допустимо и нормально, а в каких — нет».
«Учителя русского языка не должны обходить вниманием языковые интернет-явления, — добавляет преподаватель. — Во-первых, их изучение позволит мотивировать школьников, показать, что русский язык — это не только скучные правила. Во-вторых, разбирая эти явления, школьники смогут понять: даже если они общаются с учителем в «Вотсапе», то это не то же самое, что дружеская переписка с одноклассниками».
Так что ни самим учителям, ни руководству школ, ни, тем более, министерствам образования и просвещения, не надо бояться этой темы. Напротив, ей нужно уделять как можно больше внимания. Чтобы каждое следующее поколение пользователей интернета было грамотнее предыдущего.
Мотивировать и демотивировать
Еще один путь борьбы с деструктивными языковыми процессами в интернете — это попытка ввести формальные нормы. Так сказать, «заставить» пользователя грамотно общаться.
Один из методов введения норм виртуальной коммуникации — это запрет на негативные оценки и употребление ненормативной лексики в интернет-общении. Ставят эти запреты сами администраторы сайтов. На большинстве форумов, в пабликах социальных сетей и блогах размещаются специальные «правила общения», большая часть которых обычно относится к нормам речевого этикета. За их несоблюдение пользователей «банят» (лишают возможности писать на данном сайте).
Но что, если пойти дальше и начать «банить» за несоблюдение других языковых норм? Например, за орфографические или пунктуационные ошибки (хотя бы в большом количестве), за неправильное построение предложений? Такая жесткая мера, наверняка, заставила бы пользователей серьезнее относиться к своим сообщениям и комментариям, вычитывать и проверять их (благо технических средств для проверки орфографии сейчас достаточно). Нормировать подобным образом личную переписку невозможно, да, пожалуй, и не нужно. Но публичную часть интернет-коммуникации не помешало бы очистить от безграмотных текстов.
Есть и другой путь. Например, «награждать» самых грамотных пользователей особой «плашкой», которая прикреплялась бы к их сообщениям автоматически, если программа не регистрирует ошибок. Соответственно, можно «наказывать» безграмотных пользователей. Такое программное дополнение можно предложить внедрить владельцам самых популярных социальных сетей.
В любом случае, главное — не замалчивать проблему. Не воспринимать качество русского языка, как что-то второстепенное. И работать над ним как лично каждому гражданину, так и государству в целом.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.