Русский язык и литература: две половинки одного целого

В нашем сознании, в нашей культуре русский язык и литература неразрывно связаны. И это счастье России. Далеко не в каждой стране мира национальный язык и национальная литература имеют единую языковую основу. Однако еще большее значение имеет то, что единство этих двух сфер является образующей основой нашего патриотического мировоззрения и опорой государства
«Друзья мои, прекрасен наш союз!»
Мы можем утверждать, что современный русский язык сформирован нашей великой литературой. Период формирования был длительным, в нем приняло участие множество как известных, так и безвестных людей, чьими стараниями язык рос и развивался. Отдельный большой поклон писателям допушкинской поры — виднейшим литераторам XVIII — первой половины XIX веков — Ломоносову, Радищеву, Фонвизину и многим другим, вводившим новые слова, речевые конструкции и разрабатывавшим стилистические особенности языка. Конечно же, нельзя не сказать о стилистической системе «новый слог», созданной главой русского консервативного сентиментализма Н. М. Карамзиным.
Первая половина XIX столетия — это время развития русского литературного языка как языка нации. Поэты-декабристы, Жуковский, Гоголь, Лермонтов — сотни и тысячи знаменитых имен. Они помогли приблизиться к установлению общенациональных норм словоупотребления. Завершающий шаг был сделан А. С. Пушкиным, с его помощью русский язык стал языком национальной литературы. Н. В. Гоголь писал о Пушкине: «В нем заключилось все богатство, сила и гибкость нашего языка. Он более всех, он далее раздвинул ему границы и более показал все его пространство». Еще более объемно об этом сказал И. С. Тургенев в речи на открытии памятника Пушкину в 1880 году: «Нет сомнения, что он создал наш поэтический, наш литературный язык и что нам и нашим потомкам остается только идти по пути, проложенному его гением».
В русле пушкинских традиций продолжили развивать язык писатели середины и второй половины XIX века — Достоевский, Толстой, Тургенев. А век XX? Тогда шло активное приобщение читателя к творчеству таких писателей, как
М. Шолохов и В. Набоков, И. Шмелев и М. Булгаков, Н. Островский и К. Симонов. Можно с уверенностью сказать, что развитию русского языка, общего для всей нации, одинаково содействовали литераторы всех направлений, несмотря на различия в мировоззрении.
Сегодня сложился потрясающий по силе и красоте союз русского языка и литературы. Так как можно разделять эти две половинки одного целого? Попробуем ответить на этот вопрос на примере школьного образования.
Литература и русский — каждый своей дорогой?
Начало разделению двух школьных дисциплин было положено, когда литература превратилась в предмет по выбору при сдаче итоговых экзаменов. Педагогической общественностью, и не только, это было воспринято с большой тревогой — как первый шаг к отказу от изучения литературы вообще. Выходило, что вроде бы русский язык важен, потому экзамен обязателен, а вот литература «так, на любителя», поэтому ее можно сдавать по выбору. После принятия такого решения уже прошло более десяти лет. Некоторые эксперты говорят, что уже можно сделать вывод: отсутствие необходимости в обязательном порядке сдавать литературу негативно сказалось как на уровне подготовки учителя к урокам по этому предмету, так и на желании учеников «заморачиваться» литературой.
Сегодня же появилось другое модное веяние — разделение предметов: когда литературу ведет один преподаватель, а русский язык — другой. Не сказать, что это новинка. Были такие примеры и в отечественном преподавании, и за рубежом до сих пор существует такой подход. Однако в России традиционно сложилось, что один педагог ведет и литературу, и русский язык.
— Да, есть педагоги, которые более успешно преподают тот или иной предмет. Но если учитель ведет оба предмета, то он развивает свои дарования, — убеждена Ирина Наумовна Зайдман, профессор кафедры современного русского языка и методики его преподавания НГПУ. — Кроме того, у учителя есть возможность связать предметы органично. Например, на уроке русского языка мы изучаем обращение и приводим примеры стихотворений, где поэты обращаются к неживым объектам природы, например: «Не шуми ты, рожь, спелым колосом…» Так обращение изучается не только с точки зрения грамматики, но и как выразительное средство литературы. Для этого учитель должен подняться над рамками учебника, проследить связь между предметами, и тогда литературный текст послужит фактическим материалом для урока русского языка и наоборот. А если в процессе преподавания привлечь музыку, произведения изобразительного искусства, то мы выходим на современный подход к образованию: уроки должны быть интегративными.
Особую педагогическую сторону единого преподавания предметов отмечает другая моя собеседница — Ирина Валерьевна Доргобузова, филолог школы № 59:
— Дети нам открываются с разных сторон. Русский язык для многих — это наука, где нужна точность, усидчивость, внимательность, что не всем дается. Зато на уроках литературы те же дети, которые путаются в грамматике, могут проявить себя творчески, философствовать и спорить. Дети очень разные, и, зная их особенности, склонности, можно так построить уроки русского языка и литературы, чтобы они смогли максимально раскрыть свои достоинства.
А вот Тамара Васильевна Бородина, учитель литературы школы № 82, в первую очередь подчеркивает взаимодополняемость предметов:
— Если мы на уроках литературы работаем над произведениями Пушкина, то разве можно обойтись без рассказа о пушкинском языке? В то же время на уроках русского языка при изучении стилистики, лексики, пунктуации мы приводим примеры из литературы, и, конечно же, лучше это делать, используя произведения, которые изучаются в данный момент по программе. Есть неразрывная связь между предметами, они буквально взаимопроникают друг в друга, и разделять их было бы неправильно.
Когда же один преподаватель ведет одно, а другой — другое, то необходимой параллельности не возникает. Конечно, учителя, преподающие в одном классе, будут взаимодействовать. Но все загружены, найдут ли они возможность и время тесно работать? По мнению учителей-практиков, возможно, с точки зрения подготовки к уроку проще концентрироваться на одном предмете. В то же время при длительной специализации происходит частичная утрата учителем навыков в отношении предмета, который он не преподает. И это, как считают филологи, серьезное упущение.
Однако, по мнению некоторых ученых и общественных деятелей, наибольшая проблема раздельного преподавания этих двух предметов заключается в подспудном разрушении связи литературы нации с ее языком и ведет к их взаимному обеднению. Само понятие «русская словесность» теряет смысл, а русская культура, в основе которой лежит именно русский язык, может оказаться распадающимся набором произведений, образов и идей. Возможно, такое мнение — преувеличение. Тем не менее, по уверению Ирины Зайдман, выход есть:
— Если мы беспокоимся о единстве обеих дисциплин в умах детей, то роль связки может играть курс «Словесность» или «Риторика», где эти два предмета органично связаны. К сожалению, они представлены в программах за счет школьного компонента, как правило, только в гимназиях и некоторых лицеях.
Два учителя — это ответственность
Но давайте обратимся к тем, кто практикует раздельное преподавание русского языка и литературы.
— Когда мы говорим о русской словесности, единое и гармоничное отношение к слову должно быть обязательно. И когда это звучит из уст одного учителя — это здорово, — говорит Анжела Эдуардовна Елгащина, заместитель директора по учебно-воспитательной работе гимназии № 17 и учитель русского языка. — Я уже 12 лет завуч. Многочисленные обязанности не дают возможности качественно готовиться по обоим предметам. У нас классическая гимназия, и во всех классах идет углубленное изучение русского языка. Я выбрала русский язык.
По мнению Анжелы Эдуардовны, в раздельном преподавании этих школьных дисциплин есть очевидные плюсы. Первый из них — возможность сконцентрироваться на одном предмете, вникнуть во все нюансы преподавания. Именно тогда это «углубленка» в хорошем смысле, которая позволяет погружаться в предмет и учителю, и ученикам, в том числе при подготовке к олимпиадам различного, вплоть до всероссийского, уровня.
— Но это не значит, что я полностью отказалась от литературы. Наши уроки — это уроки словесности. Мы с детьми занимаемся проектной деятельностью, и она всегда носит межпредметный характер. К примеру, составление словаря-справочника на основе биографического и литературоведческого материала пушкинской поры, — продолжает разговор Анжела Эдуардовна. — Со мной в паре работает Людмила Демьяновна Яковлева, замечательный литератор. Наш тандем — это обмен идеями, расширение кругозора, всесторонняя подготовка учеников к научно-практической конференции, множество интегрированных уроков, которые мы проводим вместе.
По словам моей собеседницы, ученики давно привыкли к тому, что у них разные преподаватели по русскому языку и литературе. «Дети очень гибкие, и не думаю, что они в своем сознании отделяют русский язык и литературу, — уверена Анжела Эдуардовна и добавляет: — Что касается других учреждений, то ситуации в школах разные, по-разному складываются межличностные отношения педагогов. Не все могут работать в паре, и это нужно учитывать. Считаю, что когда в учебном заведении идет углубленное изучение русского языка и литературы, то раздельное преподавание оправданно. Когда же специализация школы этого не предполагает, то вряд ли нужно вводить раздельное преподавание».
Вместо заключения
Мудрые приравнивают язык народа к его исторической памяти, которая воплощается в слове, в его культурном достоянии.
К. Д. Ушинский писал: «В языке своем народ, в продолжение многих тысячелетий и в миллионах индивидуумов, сложил свои мысли и свои чувства. Природа страны и история народа, отражаясь в душе человека, выражались в слове. Человек исчезал, но слово, им созданное, оставалось бессмертной и неисчерпаемой сокровищницей народного языка».
В сокровищнице русского языка множество имен великих русских литераторов. Но нам только кажется, что они будут с нами всегда. К сожалению, их можно потерять. Снижая значение литературы для взрослого и ребенка, мы отучаемся от красоты слова, от красоты русской речи, и на первый план выходит чисто утилитарный подход к языку как к инструменту общения, орудию передачи информации. Каждый наблюдательный и думающий человек, вероятно, отметил для себя, как быстро за последние годы стилистически снизилась и стала более грубой современная устная и письменная речь. В самом языке художественной литературы начала XXI века все чаще отмечаешь общую безликость, стандартность, когда вроде бы и ошибок нет, и предложения «построены правильно», а читать не хочется, потому что некрасивый язык, «не цепляет».
Состояние современного русского языка волнует писателей, журналистов, ученых, широкие круги образованных людей — всех, кому небезразлична судьба русской речи, кто всерьез озабочен состоянием русской культуры. И наша школа — как последний бастион, где серости не хочется допускать ни пяди, где механическое отделение русского языка от литературы может привести к незаметным сразу, но катастрофическим по силе последствиям для системы образования и страны в целом. Так что давайте не торопиться разрушать прекрасный союз русского языка и литературы, который сопровождает нас всю жизнь.
Елена ОРЛОВА,
«ЧЕСТНОЕ СЛОВО»

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.