Роковая избушка

( фото Е. Аникеева)

Справа внизу – магнитофон, на который записывались Янка и Летов

Новосибирский музыкант, лидер группы «Путти» Александр Чиркин превратил собственный дом в рок-музей. Кроме этого, в различных городах страны прошла презентация его книги «Зачатие сибирского панк-рока». Корреспондент газеты «Честное слово» прочитала и мемуары музыканта, и побывала у него в гостях
Дом Чиркина — настоящая избушка, разве что без курьих ножек, 1914 года постройки. Располагается его «штаб-квартира» в историческом квартале — на улице Инской, ровно в том месте, где планируют в ближайшем будущем создать туристический кластер прошлого. В этом доме жил дед музыканта, который служил у самого Колчака. Однако Чиркин не торопится писать об этом книгу: все равно получится хи-хи, да ха-ха, говорит.
Хи-хи и ха-ха — пожалуй, главная цель его первого литературного опыта. Читая «Зачатие сибирского рока», кое-где смеешься во весь голос, уже с обложки. Что же до ненормативной лексики (без которой Чиркин просто не был бы Чиркиным), то мат у него как-то уместен получился. Как-то даже и не краснеешь, натыкаясь то тут, то там на крепкое словцо. Гораздо больше обращает на себя внимание особенный, самобытный язык автора — даже в жизни Чиркин говорит так, что хоть бери сразу и записывай. Очень уж сказочно-поэтически он пишет, при этом пропуская уйму подробностей на тему разного рода физиологических отправлений и хулиганских историй. Такая вот нестыковка. От этого, собственно, и смешно. Что любопытно: Чиркин обладает феноменальной памятью — он помнит не только события, но и фразы, что и отражает на страницах своих мемуаров.
О чем книга. Конечно, о рок-музыкантах: Лукиче, Янке, Летове и других. Есть место в книге и таким звездам, как Дмитрий Ревякин, Юра Хой («Сектор Газа»), «Король и Шут», Артемий Троицкий. Воспоминание, связанное с Троицким, до сих пор будоражит воображение: это невероятная сексапильная переводчица Питера Дженнера (продюсера «Пинк Флойда»!).
Вся книга снабжена фотоиллюстрациями, где-то подписанными, где-то нет (и это, конечно, упущение). Но зато в мемуарах есть также авторские карикатуры.
Но давайте немного погостим в рок-избушке. Снаружи она обита виниловыми пластинками и прикольными надписями, в частности, на тему правил посещения музея.
Две комнаты дома отданы собственно под экспонаты. Третья — спальня и репзал одновременно. Репетиции здесь проходят на полную катушку. А еще друзья-музыканты любят рубиться в настольный хоккей.
Одной из главных достопримечательностей является колокольчик Александра Башлачева, который менеджер Чиркина (его тот именует балетмейстером) приобрел на аукционе.
Однако есть и те экспонаты, которые имеют непосредственное отношение к сибирскому року: это гитара Чеха (бас-гитариста Олега Чеховского), которую в свое время похвалил басист «ДДТ».
Есть еще магнитофон, на который записывались Янка и Егор Летов (имеется также фрагмент его рукописи), а также футболка Лукича. Помимо этого, все две комнаты обклеены разного рода афишами и рок-фишками.
У входа уже в спальню Александра висит табличка «Только для белых» — музыкант собирается обклеить третью комнату альтернативными плакатами, афишами и пластинками поп-культуры. По его словам, «всякой говниной».

Майка Лукича
Колокольчик Башлачева

Здесь же, в спальне — кухонная плита, рядом — пластиковые пельмени: музыкант лепит также пластиковые шаржевые фигурки. Имея художественное образование, Чиркин так и не обзавелся трудовой книжкой: живет сегодняшним днем. И на вопрос о самом ярком воспоминании его бурной жизни отвечает: все еще впереди.
Именно в таких квартирах и зарождался сибирский андеграунд. И пусть питерцы снимают кино о Янке и Летове, перенося место действия в Питер, — в Новосибирске жил и живет настоящий рок, разноплановый, мелодичный. И музей лидера группы «Путти» служит своеобразным памятником-символом этому.
Александр не исключает возможности, что когда улицу Инскую сделают доступной для туристов, его дом может превратиться в официальный музей — с канализацией, водопроводом, ставкой хранителя и отсутствием платы за электричество — это главные преимущества, которые видит Чиркин в придании его избушке какого-то статуса.
Вообще наш герой не любит клеить ярлыки. Несмотря на то, что в заглавии его книги присутствует словосочетание «панк-рок», Чиркин относит себя просто к рок-культуре. «Был бы я как Шаляпин, то и арию какую-нибудь забабахал». Пока же «бабахает» новый альбом и готовится к переизданию своей книги – уже дополненной новыми воспоминаниями.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.