Концертам быть нельзя простаивать

(Фото А. Игнатовича)

Где в этом заголовке ставить запятую — вы решите сами. Новосибирск — вполне самодостаточный город: здесь проходят как концерты местных музыкантов, так и приезжих, включая мировых звезд. Но так ли уж достаточно в столице Сибири концертных площадок и можно ли говорить о том, что концертная жизнь находится в развитии — попытались понять участники круглого стола, тема которого звучала так: «Проблемы концертной жизни Новосибирска: избыточность материальной базы или маркетинговый непрофессионализм»

Самим себе обрубаем руки
Речь преимущественно шла об академических концертах, и прежде всего — филармонических, поэтому и эксперты собрались соответствующие: заслуженный деятель искусств России, художественный руководитель Новосибирской филармонии Владимир Калужский, бывший директор этой же филармонии и нынешний директор детской музыкальной школы № 1 Александр Назимко, еще более ранний директор филармонии Александр Савин, заслуженный артист России, профессор, художественный руководитель ансамбля «Инсула Магика» Аркадий Бурханов, дирижер Камерного оркестра Алим Шахмаметьев и другие деятели культуры, общественники и журналисты.
Как было замечено на круглом столе, залов в городе достаточно (у одной только филармонии их четыре), только вот заполняемость их составляет 50—70 процентов.
Некоторые руководители намеренно купируют зрительские ряды: так сделал в пору своего директорства Владимир Кехман, сократив зрительские места оперного театра. Так поступила и Татьяна Людмилина — при ней «Глобус» лишился 200, если даже не 300 мест. Зал имени Каца был тоже рассчитан на 1000 мест — сегодня там 800 с чем-то. Все это сделано для того, чтобы выполнить финансовые планы.
Понятно, что раз подобное купирование происходит, значит, отсутствует зрительский спрос на академическое искусство, прежде всего филармоническое. Как заверил Владимир Калужский, сегодня 90 процентов населения города не знает, что такое филармония и где она находится. Более того — филармония не ассоциируется с Государственным концертным залом имени А. М. Каца.
Новосибирцы привыкли, что у них есть все свое. И если сегодня приедет какой-нибудь симфонический оркестр, то на него никто не пойдет (разве только это не будет оркестр Гергиева).
«Сейчас происходит очевидное снижение количества концертов, уменьшение гастролеров. Такого малого количества звезд в нашем городе не было давно, — сетует Александр Назимко. — Да, мы, конечно, самодостаточны, мы как Северная Корея, у нас замечательные творческие силы — это прекрасно. Но когда мы говорим про развитие концертной жизни, про маркетинг, про поиск новых зрителей, то для них всегда привлекательны имена. И новых зрителей гораздо легче приводить в концертные залы на какие-то событийные вещи. А событийных вещей сейчас не так много происходит. Существующие же концерты непрофессионально и неправильно предлагаются: отсутствует система маркетинга, по большому счету, система рекламы настолько сузилась, что информация о концертах доходит только до тех людей, которые и так заинтересованы. На неподготовленную публику практически никакой деятельности не ведется.
Я смотрю, какие афиши расклеивают по городу — афиш филармонии практически сейчас нет. Немного было всплеска, когда проходил «Сиб джаз фест» — там была какая-то реклама, но совершенно несуразная. Так, я абсолютно не понял, что делал огромный и, как я понимаю, недешевый баннер «Привет участникам джазового фестиваля» на Большевистской улице. Для чего, кому это? Я понимаю, что, наверное, какие-то музыканты ездили на отдельные концерты в Академгородок и, возможно, заметили привет себе. Но, с точки зрения вложения средств в рекламу, это, по-моему, абсолютно неверно, потому что реклама хороша, когда она размещается не в день фестиваля, а заранее — тогда она играет на привлечение зрителей.
И таких серьезных ошибок много. Причем они носят системный характер».

Связанные руки можно развязать
Что уж тут говорить, когда в той же филармонии нет на штатной должности человека по самому главному направлению — заместителя по концертной и гастрольной деятельности.
В Новосибирске существует проблема и с управленцами во власти. Так, здесь просто не хватает постоянства в управлении культурой. Министр культуры — «расстрельная» должность: человек не успевает войти в обычную каденцию, как его тут же смещают.
Аркадий Бурханов добавил, что основная проблема новосибирской культуры — это высокомотивированные, но низкоквалифицированные управленцы. Люди приходят в управление культуры заработать деньги. Но они не понимают, что делать и для чего.
«Знаете, почему в Новосибирской филармонии нет органа? (А он есть во всех филармониях: Омской, Томской, Барнаульской, Кемеровской, Ханты-мансийской) — рассказывает Аркадий Геннадьевич. — Нам сказали, что таких денег нам никто не даст. Я связался с экспертами по строительству органов, и оказалось, что обсуждаемая сумма превышала разумную и необходимую в пять раз, то есть в смету закладывался пятикратный откат. Коррупция чудовищная! Коррупционеры у нас добрались до культуры, которая и так финансируется по остаточному принципу.
40 миллионов, которые выделялись из областного бюджета на один из фестивалей, ушли в частный фонд без договоров, без тендеров, без необходимых разрешений. У музыкантов нет стимула делать интересные программы: сейчас нас в филармонии просят подписать новые трудовые договоры, в которых стимулирующая надбавка снижается».
С одной стороны, музыкантам снизили норму, и получается, что они простаивают. С другой — какой смысл давать концерты, на которые никто не будет ходить? А когда необходимость в академическом искусстве в регионе отпадет сама собой, то у властей уже будет реальный аргумент не давать деньги, прогнозирует Алим Шахмаметьев.
«Даже те самые яркие вещи, которые происходят в концертной жизни Новосибирска, становятся проблемой. Скажем, Транссибирский арт-фестиваль, который длится с каждым годом все больше и больше по времени, заставляет нас менять свои планы: нам приходится сдвигать свои концерты», — делится Владимир Калужский.
Кроме этого, 1 декабря филармония обязана открыть виртуальный концертный зал (премьер Медведев большой выдумщик по части цифры), в котором она должна будет показывать мировой репертуар и концерты Московской филармонии. Получается, что вместо того, чтобы укреплять свое, мы будем позиционировать чужое.
Были отмечены еще и такие проблемы, как закрытие концертного зала Каца в летний сезон (там ведь могут выступать исполнители из других городов), а также частые накладки похожих концертов в филармонии и оперном театре — нужна хоть какая-то координация и экстраординарные действия по стимулированию приезда интересных исполнителей.
Еще одна проблема — сосредоточенность всех концертных залов практически в одном центре города — людям из отдаленных районов добираться до них сложно. Не говоря уже о том, чтобы вывезти симфонический оркестр или оркестр русских народных инструментов в область. Отдельная проблема — концертный зал консерватории: там в принципе отсутствует какая бы то ни было инфраструктура (хотя само помещение и звук хороший).
Все эти негативные факторы, указывающие на деградацию концертной жизни, могут привести к тому, что Новосибирск из культурной столицы Сибири попадет в число культурных провинций. Тем более что уже есть города, показывающие более интересную культурную жизнь: Красноярск, Томск, Омск.
Алим Шахмаметьев предложил один из путей решения этой проблемы: «Я помню Ленинград (я был тогда еще маленький), когда на предприятиях распространяли билеты: 3 рубля 20 копеек стоил билет на концерт Пугачевой, но чтобы его купить, нужно было по рубль 40 приобрести два билета в филармонию. Может быть, сегодня такие агрессивные маркетинговые действия не настолько реальны в таком масштабе, как это было. Но то, что это один из путей привлечения зрителей и один из путей возвращения интереса к академической музыке — это, я считаю, однозначно. Кстати, подобные методы до сих пор есть в европейских странах».
Александр Назимко уверен: нужно восстанавливать систему продаж и продвижения. «Это сказки, что классическую музыку трудно продавать. Ерунда: ее гораздо легче продавать, чем многое другое. Потому что любители классической музыки настолько ей преданы, что готовы ходить (в Новосибирске действительно есть публика, которая стабильно посещает концерты симфонического оркестра. — Прим. ред.). Даже когда в 90-е годы была проблема с заработной платой (люди голодали порой), концертные залы не были пустыми. Потому что многие люди готовы были сегодня не поужинать, а вот остаться без духовной пищи им было тяжело.
Духовные потребности надо воспитывать. И это — одна из главных задач филармонии».

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.