«И корова будет пастись с медведицею»

Какова судьба животных в сотворенном Богом мире? Такой вопрос задают многие люди, интересующиеся христианством. Что остается животным? Прожить отведенный им, иногда весьма краткий, срок и кануть в небытие? Тогда зачем они вообще были созданы Богом?
Вопрос острый и неоднозначный, однако Православная Церковь никогда не пряталась от подобного рода вопросов. Их ставили и богословы, и святые отцы всех времен. Но тут важно усвоить одно — наверняка решить эти вопросы мы не можем, потому что людям не открыто это. И лишь иногда Священное Писание и Предание деликатно касаются этой темы
Богословие и животные
Итак, судьба животных, или более широко — вечная судьба природы… Какова она? Согласно православному богословию, наш нынешний мир находится в состоянии поврежденности, то есть в состоянии отпадения от Бога. Виной всему — грехопадение прародителей, человека. Если мы вспомним библейский рассказ об Адаме и Еве, мы увидим, что в Эдеме, прекрасном райском саду, они жили в любви со всем живым творением. Так и было задумано Господом Богом, чтобы и человек, и все творения жили в любви и единстве друг с другом и с Ним, Творцом и любящим Отцом.
Грехопадение явилось катастрофой космического масштаба, и оно имеет последствия не только для человека, но и для всего мироздания. Нарушив заповеди Бога, человек повредился, повредился весь мир, созданный для человека…
«Падение человека было в то же время и падением природы, проклятие человека стало проклятием природы. И с тех пор человек и природа, как два неразделимых близнеца, ослепленные одним и тем же мраком, омертвленные одной и той же смертью, нагруженные одним и тем же проклятием, рука об руку идут через историю по бесконечным беспутьям греха и зла; вместе спотыкаются, вместе падают, вместе и поднимаются, непрестанно стремясь к далекому концу своей печальной истории» (преп. Иустин Сербский).
Священник Константин Пархоменко пишет о том, что в мир вошли смерть, злоба, взаимное уничтожение. Духовной задачей человека стало вернуть утерянный Рай! Возможно ли это? В большей или меньшей степени многие ветхозаветные герои духа (да и язычники, вспомним хотя бы праведного язычника Иова) старались жить по-Божьи. Пророки укрепляли людей, говорили, что в рамках этого мира подлинное богообщение и недостижимо. Оно возможно лишь тогда, когда на землю придет посланник Божий, Его Сын.
И вот тогда наступит время примирения всего творения с Богом. Правда, произойдет это за горизонтом здешнего бытия, после преображения мира. Тогда наступит Царство Небесное, в которое войдут не только люди, но и… животные. И в этой вечности, как некогда, при начале бытия, в Раю, человек и животные будут жить в мире и дружественном общении. «Тогда волк будет жить вместе с ягненком, и барс будет лежать вместе с козленком; и теленок, и молодой лев, и вол будут вместе, и малое дитя будет водить их. И корова будет пастись с медведицею, и детеныши их будут лежать вместе; и лев, как вол, будет есть солому». И далее: «И младенец будет играть над норою аспида, и дитя протянет руку свою на гнездо змеи. Не будут делать зла и вреда на святой горе Моей…» (Библия, Ветхий Завет, книга пророка Исаии 11 гл.).
И действительно, новым этапом, или, вернее, эрой в судьбе человека и мира стало пришествие в наш мир Сына Божия — Иисуса Христа. «Христос примиряет мироздание и человека с Богом. И вносит в начертанную ветхозаветными пророками картину некоторые коррективы. Да, преображение мира нами еще только ожидается, оно в будущем, но уже сегодня всякий желающий может задышать его воздухом, ощутить его аромат…» — пишет о. Константин Пархоменко.
Однажды, когда Иисуса спросили, когда придет Царствие Божие, Он ответил: «Не придет Царствие Божие приметным образом, и не скажут: вот, оно здесь, или: вот, там. Ибо вот, Царствие Божие внутрь вас есть» (Евангелие от Луки 17:20-21). Это значит, что Царство Божие начинает проявляться уже в этом мире, среди нас, людей века сего, — внутри нас! Когда мы видим чудеса, происходящие по молитвам подвижников веры, как мы называем их — святых людей, когда мы видим, как законы мироздания как бы смиренно уступают некоей высшей воле и силе, что это, как не обнаружение в нашем мире каких-то иных законов?.. Законов Царствия Божия…
Знакомство с жизнью святых людей показывает нам, что ветхозаветные пророчества о дружбе животных и людей уже как бы осуществляются. Всем известны рассказы о дружбе преп. Сергия Радонежского, преп. Серафима Саровского с дикими зверями — медведями. О преп. Германе Аляскинском читаем у его биографа и очевидца его духовных подвигов: «Около его келий жили горностаи. Эти зверьки отличаются своей пугливостью. Но они прибегали к преподобному Герману и ели из его рук. Видели, как преподобный Герман кормил медведя». То же известно и о древних отцах пустынниках, к которым приходили за помощью и которых охраняли дикие звери.
Почему это происходит? Можно предположить, что благодать Божия, действующая через подвижника, ощущается зверями. И нам, людям, хорошо быть рядом со святым, и животные чувствуют, что этот человек принадлежит тому миру (Царству Небесному), в котором нет вражды и взаимоуничтожения!
В известной дореволюционной книге «Откровенные рассказы странника духовному своему отцу» описывается случай с «намоленными» четками старца. Отмахнувшись этими четками от разъяренного волка, странник спасся от растерзания хищным диким зверем. Чудесному происшествию книга дает такое объяснение: «Когда первосозданный человек Адам был в невинном святом состоянии, тогда все животные и звери были ему в покорении, они со страхом подходили к нему, и он давал им имена. Старец, чьи сии четки, был свят: а что значит святость? Не что иное, как через подвиги возвращение невинного состояния первого человека в грешном человеке. Когда освящается душа, освящается и тело. Четки всегда бывали в руках освященного; следственно, чрез прикосновение к ним рук и испарений его, привита к ним святая сила, — сила невинного состояния первого человека».
Замечательный современный русский мыслитель Татьяна Горичева, автор книги «Святые животные» пишет: «Животные не только «стенают и мучатся» вместе с человеком. Не только ждут усыновления и искупления… они уже способны, вслед за святыми и мучениками проникнуть в новый эон, войти в Церковь, дерзнем сказать — обОжиться. В житии св. Великомученика и целителя Пантелеймона рассказывается, что дикие звери не хотели нападать на юношу. Тогда были убиты и они. Их трупы были брошены на съедение птицам. Но птицы до них не дотронулись. Трупы животных долгое время лежали на солнце и оставались нетленными. Итак, мы имеем дело с мощами животных». Очевидно, — животные чувствуют духовную атмосферу Рая…
Сложнее тема вечной судьбы животных. Бессмертны ли их души (а у животных есть душа, как набор психических свойств)? Может быть, свидетельство ветхозаветных пророков понимать как поэтическую аллегорию?..
Апостол Павел пишет об этом конкретно: «Ибо тварь с надеждою ожидает откровения сынов Божиих, потому что тварь покорилась суете не добровольно, но по воле покорившего ее, в надежде, что и сама тварь освобождена будет от рабства тлению в свободу славы детей Божиих. Ибо знаем, что вся тварь совокупно стенает и мучится доныне; и не только она, но и мы сами, имея начаток Духа, и мы в себе стенаем, ожидая усыновления, искупления тела нашего» (Послание к Римлянам 8:19-23).
Откровение сынов Божиих — это время прославления человека в Царствии Божием. Значит, по мысли ап. Павла, тварь ждет этого времени? И ждет в надежде, что и сама тварь освобождена будет от рабства тлению в свободу славы. Частное мнение ап. Павла? Едва ли. То же читаем и у многих святых отцов. Так, толкуя слова ап. Павла — «сама тварь освобождена будет…» св. Иоанн Златоуст говорит: «Что значит сама? Не ты один [человек], но и то, что ниже тебя, что не имеет ни разума, ни чувств — и то будет с тобою участвовать в благах. Освобождена будет, — говорит апостол, — от рабства тлению, то есть не будет уже тленною, но делается соответственною благообразию твоего тела. Как тварь соделалась тленною, когда твое тело стало тленным, так и тогда, когда тело твое будет нетленным, и тварь последует за ним и сделается соответственной ему».
А вот что об этом говорит св. Симеон Новый Богослов: «Все твари, когда увидели, что Адам изгнан из рая, не хотели больше повиноваться ему, преступнику. Но Бог… сдержал все эти твари силою Своею, и по благоутробию и благости Своей не дал им тотчас устремиться против человека и повелел, чтобы тварь оставалась в подчинении ему, и, сделавшись тленною, служила тленному человеку, для которого создана, с тем, чтобы когда человек опять обновится и сделается духовным, нетленным и бессмертным, и вся тварь, подчиненная Богом человеку в работу ему, освободилась от сей работы, обновилась вместе с ним и сделалась нетленною и духовною».
А пока… Святитель Игнатий (Брянчанинов) говорит: «Животные утратили повиновение и любовь к человеку, утратившему повиновение и любовь к Богу. Оставив пищу, сначала для них предназначенную, ощутив изменения в естестве своем, которое приобщилось к проклятию, поразившему землю, они восстали друг на друга, начали пожирать друг друга».
О грядущем преображении твари вдохновенно пишет в своем учебнике «Догматика Православной Церкви» преп. Иустин Сербский: «Богочеловеческая истина о преображении природы непрестанно живет в Богочеловеческом теле Православной Церкви Христовой и будет жить вовеки… Воскресение мертвых будет концом смерти не только для людей, но и для видимой природы, которая подверглась смерти и тлению по грехолюбивой воле своего надменного господина — человека… Восстановлением человека в изначальном состоянии Господь и природу вернет в ее изначальное безгрешное состояние. Тогда не только христолюбивые люди древнею добротою возобразятся, но и вся природа…»
Отец Константин Пархоменко задает вопрос — каким образом это произойдет? — и отвечает: а вот это нам не открыто. То, что живое творение каким-то образом войдет в вечность, приобщится грядущим благам вечного и блаженного бытия — истинная вера Православной Церкви. Как это будет, мы не знаем.
Некоторые мыслители высказывали на этот счет свое мнение, но будем помнить, что это всего лишь частное богословское мнение, хотя и уважаемого лица.
Некоторые говорили, что войдут в вечность лишь те животные, которые общались с человеком. Через общение с бессмертной человеческой душой и животная душа прикоснулась к вечности, восприняла в себя благодатные силы, которые не дадут ей исчезнуть со смертью тела, а позволят жить в ином мире…
Иначе считал, например, святитель Феофан Затворник. Он писал, что, возможно, Бог сотворил некую «мировую душу». В эту-то душу и вливаются после смерти души всех живых существ, кроме человека. «Есть градация душ: «некая химическая душа», и выше — растительная, затем — животная. Все эти души, низшие духа, в свой черед «погружаются в душу мира», растворяются в своем первичном субстрате. «А душа человека не может туда погрузиться, но духом увлекается горЕ, — это по смерти». Духовные чада известного подвижника, исповедника и прозорливого старца архимандрита Бориса (Холчева) рассказывали, что он придерживался такого же мнения: «Не раз задавался вопрос о душе собак, что будет с ними после их смерти. Отец Борис говорил, что их души сольются с душой «мировой собаки».
«Есть и иные, менее известные теории, но все это лишь теории. Как и что будет на самом деле — знает лишь Бог. А мы и вся природа, предадимся Ему, — Отцу и Спасителю, с любовью и доверием», — заключает о. Константин.
Звери, земноводные и птицы жили до грехопадения в Раю, «как в Раю» — то есть в совершенном мире, понимании и согласии, «питаясь произрастениями» (Бытие 1:30).
Кстати, в Книге Бытия животные появляются в процессе творения раньше человека, но всю бытийную полноту приобретают только после встречи с ним. Почему? Отец Олег Мумриков, богослов, биолог, считает, что наречение зверей (Быт. 2:20) не было нужно ни для общения человека и Бога, ни для самого человека. Что это было сделано именно для животных, ведь «есть еще один важный аспект называния в библейской традиции: «Вещь окончательно обретает свое бытие лишь тогда, когда ей дается настоящее имя… Мало создать вещь: нужно еще обеспечить возможность ее бытия в настоящем и будущем в связи с другими окружающими ее живыми существами».
Поэтому именование Адамом животных — это не только «информационный» труд, но и его человеческий вклад в промыслительное действие Божие.
«Поименую — значит, полюблю», — сказал один современный поэт. Выбрав имена, первый человек сделал зверей своими не только по закону владычества над ними, но и по любви. Полюбив «малых сих» (именно момент наречения имен животным), Адам почувствовал, что каждой твари по паре, а он один, и ему просто необходим другой человек — «подобный ему». И вскоре появилась Ева…
Как гадюка воду требовала
Приведем небольшой отрывок интервью с известнейшим афонским старцем преподобным Паисием Святогорцем (Слова. Том V. Страсти и добродетели).
— В раю животные ощущали благоухание благодати и признавали в Адаме своего властителя (см. Быт. 1:28), — говорит о. Паисий. — Но после грехопадения человека они тоже лишились рая, хотя сами не были виноваты. Теперь они уже не признавали Адама своим властелином, но бросались на него, желая растерзать, словно говорили: «Ты плохой, ты не наш властелин».
Теперь, когда человек через соблюдение заповедей Божиих вновь приближается к Богу, вновь облекается в Божественную Благодать, так что возвращается к состоянию, в котором был до грехопадения, животные опять признают его своим властелином. Он без страха ходит посреди диких животных, которые уже перестают быть дикими, так как хозяин их приручил.
— Авва Исаак говорит: «Сердце милующее — возгорание сердца у человека о всем творении…».
— Да, так и есть, «возгорание сердца» и о животных, и даже о демонах. Духовный человек отдает свою любовь прежде Богу, затем людям, а остаток своей любви он отдает животным и всему творению. Эта божественная любовь извещает животных. Они распознают человека, который их любит и сострадает им, и без боязни приближаются к нему. Даже дикие животные могут отличить человека, который их любит, от охотника, который охотится на них. От охотника они прячутся, а к человеку, который их любит, приближаются. Раньше я думал, что это не относится к змеям, потому что змея — единственное животное, которое люди не любят. Однако позднее я убедился, что и змеи чувствуют любовь человека и могут стать его друзьями. Если человек поставит себя на место змеи и станет ей сострадать, змея сразу это понимает и приближается к человеку как друг. Она словно говорит: «Слава Богу, вот и я наконец-то нашла друга!»
— Может быть, это проявление инстинкта?
— И животных Бог наделил необходимым, Он дал им чутье. После грехопадения человек лишился сверхъестественного дара, но у него остались ум и способность рассуждения. Например, люди видят платаны и понимают, что где-то здесь есть вода, копают и находят. А животные узнают об этом по-другому, у них как будто есть какой-то радар. Верблюд в пустыне, когда захочет пить, сам бежит к месту, где есть вода, а погонщик лишь следует за ним. Верблюд словно улавливает какой-то сигнал.
Для животных человек — это Бог. Как мы просим помощи у Бога, так они просят помощи у человека.
На Афоне я слышал о старце Феофилакте из скита святого Василия, который дружил с дикими животными. Они чувствовали его любовь и шли в случае нужды к нему в келью. Как-то раз косуля, которая сломала ногу, пришла под окна его кельи и стала жалобно стонать. Старец вышел из кельи и увидел, что она протягивает ему сломанную ножку, словно показывая, где болит. Он вынес ей немного сухарей подкрепиться, взял две щепы и крепко стянул сломанное место. Потом сказал косуле: «Теперь иди с миром, а через неделю приходи, я посмотрю». Этот блаженный старец разговаривал с животным, как врач с больным человеком, потому что сам он стал человеком Божиим!
— Геронда, меня удивляет, как преподобный Герасим не испугался льва, который пришел к нему, чтобы тот вынул у него из лапы колючку.
— Ведь он же был святой, да и животные никогда не причинят человеку вреда, когда находятся в тяжелом положении. Однажды рабочие мимо моей кельи везли на мулах дрова. Вдруг один мул падает и сверху на него падает вьючное седло с дровами. Я забыл про свою грыжу, про то, что мне даже ходить было тяжело. Побежал и стал снимать с мула дрова. Пытаюсь приподнять седло — не получается. Стеганул мулашку, потянул за узду и освободил животное. Тут один отец, который был поблизости, закричал: «Смотри, у тебя же грыжа, как бы хуже не было». Тут только я вспомнил, что у меня грыжа. Ладно, — говорю я ему, — у меня грыжа, а ты почему не побежал на помощь?» — «Испугался, как бы мул меня не лягнул», — отвечает он. «Знаешь, дорогой, животное, хотя бы и волк, если оно в тяжелом положении, то просит помощи и не может повредить человеку».
Когда животные страдают от голода или от жажды, они опять же прибегают к помощи человека, потому что человек их хозяин. Помню как-то раз летом, в келье Честного Креста, гадюка сползла с крыши на землю и свернулась передо мной кольцом. Высоко задрала голову, высунула свой язык и стала шипеть. Она страдала от жажды — было очень жарко — и угрожала мне. Она требовала воды, словно я обязан был снабжать ее водой. «Да, — говорю я ей, — такой манерой поведения ты других не особо к себе располагаешь!» Потом я налил ей воды, и она напилась. А шакалы меня прямо умиляют, потому что, когда они хотят есть, плачут, словно маленькие дети. А с котятами у меня сейчас в келье просто беда. Они поняли, что каждый раз, когда звонит колокольчик, я выхожу во двор и иногда выношу им кое-какую еду. Так они теперь, когда хотят есть, дергают за веревку, и колокольчик звонит. Я выхожу, вижу, что они дергают за веревку, и кормлю их. Как же Бог все устроил!
— Геронда, к Вам в келью приходят животные?
— Как не приходят, приходят! Приходят шакалы, кабаны… Иногда прибегает маленькая лисичка. Когда кошки уходят, прибегает лисичка. Кабанов летом не видно, потому что они боятся охотников, только змей видно, потому что люди их боятся.
А вот здесь «на лисичках» мы прервемся. Желающие могут найти в церковной лавке или в интернете интереснейшие беседы с преподобным Паисием Святогорцем.
Беляевские лисички-сестрички
Мы остановились на лисичках, чтобы рассказать об уникальнейшем эксперименте по одомашниванию диких лис. Эксперимент проводился в новосибирском Институте цитологии и генетики более полувека!
Он был начат в 1959 году советским генетиком Дмитрием Беляевым и специалисткой по поведению животных Людмилой Трут. За основу была взята популяция серебристо-черных лисиц (порода рыжих, или обыкновенных, лисиц), которых на протяжении нескольких поколений отбирали по степени послушности человеку. В результате была выведена группа лис, схожих по поведению с собаками: они проявляют более социальное поведение как с другими особями, так и с людьми, более игривы и дружелюбны, а также сохраняют юношеские черты в зрелом возрасте.
Хотя селекция проводилась только на черты поведения, произошли и внешние изменения. В результате частичной потери меланина у одомашненных лисиц в окрасе начали появляться белые пятна, а у некоторых глаза стали голубыми. Также стали встречаться закрученные хвосты и свисающие уши.
Результатом 60-летнего «эксперимента Беляева» по одомашниванию лисицы стала расшифровка генома одомашненной лисицы и сравнение его с геномом дикой лисицы, благодаря которому выяснилось, что дружелюбное, ласковое поведение к человеку и отсутствие агрессивности у лис определяются мутацией гена SorCS1. «Домашний» вариант гена SorCS1 теперь встречается лишь у самых дружелюбных лисиц и регулирует белки, вовлеченные в передачу сигналов между нейронами центральной нервной системы. Показано, что ген отвечает за желание лисицы продолжать общение с человеком, когда тот провел с ней некоторое время и собирается уходить. Кроме того, найдены участки генома, отвечающие у «беляевских лис» за радость от общения с человеком, любовь к прикосновениям, поглаживаниям и другие черты одомашненного поведения. Таким образом, показано, что механизм процесса одомашнивания определяется генетическими изменениями.
Как видите, приближение к человеку меняет саму природу. Человек, хоть и находится под последствиями грехопадения и сам грешит, но все же остается образом Божиим (хоть и утратил подобие Богу). И, как сказал старец Паисий Святогорец, человек для животных — бог. Как показал эксперимент, приближение животных даже к образу Божьему — человеку — меняет саму их суть на генетическом уровне. Так появились в домах у людей лисицы. Так и волки стали друзьями человеку — собаками. Где-то глубоко-глубоко внутри животные все еще неосознанно «помнят», для чего их сотворил Бог и кем им является человек. Задача же человека — беречь животных и всю природу, так как и они все — создания общего Творца.
Хочешь кошку? Иди и молись!
Как-то сатирик Михаил Задорнов рассказывал о том, что получил от одного священника письмо. Начало как в сказке. Жил-был сельский поп. У него был кот Васька. Хороший такой, пушистый, сибирский. Кроме кота, у батюшки был еще старенький «Запорожец». Ну, не денежное место деревня, а машина нужна! Однажды, когда священник совершал очередные ремонтные работы под днищем этого прославленного произведения отечественного автопрома, во двор забежали уличные псы. И с радостным лаем устремились за Васькой. Кот — на рябину. Причем от стресса — на самый верх. И даже после выдворения собак, вниз слезать не пожелал ни за какие коврижки. Что делать?
Батюшка взял трос и, накинув петлю на ствол деревца, прицепил его к «Запорожцу». Медленно поехал с расчетом, что сейчас немного рябину пригнет и кота своего снимет. Дерево стало нагибаться. Но судьба, видимо, к коту не благоволила. Трос был старый. И в момент наибольшего напряжения он оборвался. А кот с истошным воплем, словно выпущенный из катапульты, полетел на соседский участок.
Но это — только начало истории. Потому, что в это самое время на этом соседском участке девочка Маша слезно упрашивала маму купить ей кошку. Маме до того надоели постоянные слезы, что она выдвинула последний аргумент. «Хочешь кошку, — сказала она, — иди и молись». И ребенок встал на коленки, стал молиться.
Надо было видеть мамино лицо, когда с неба ровно через минуту с истошным воплем свалился совсем очумевший, но вполне живой кот!
Что же до священника, то назад он свою животину требовать, конечно, не стал. Да и Васька, после пережитых треволнений, предпочел остаться на новом месте жительства.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.