И слово было…

Сегодня все большее число людей осознает опасности, нависшие над русским языком. И многие пытаются внести свою лепту в охранение «великого и могучего». Среди первых здесь оказалась Русская Православная Церковь. Именно ее инициативами несколько лет назад было учреждено «Общество русской словесности». Учитывая наличие разветвленной инфраструктуры РПЦ (сотни епархиальных управлений, десятки тысяч храмов, монастырей, немалое количество издательств), можно было предположить, что деятельность Общества будет вполне успешной. Однако жизнь показала, что сил только одной «организации» — недостаточно
Общество русской словесности было создано в 2016 году. В марте 2016 года под председательством патриарха Московского и всея Руси Кирилла состоялось расширенное заседание Патриаршего совета по культуре. «Несколько месяцев назад президент нашей страны Владимир Владимирович Путин обратился ко мне с предложением создать Общество русской словесности и возглавить его работу, — сказал на заседании патриарх. — Я принял это предложение именно потому, что речь идет о гуманитарном измерении нашей жизни, личности, общества, государства, а гуманитарное измерение есть часть духовной ответственности Церкви. Гуманитарная сторона человеческой жизни включена в то, что мы называем пастырской заботой Церкви, и именно как пастырь, несущий, вместе с очень многими, ответственность за духовное состояние народа, я принял решение возглавить это общество. Речь идет о чем-то очень важном, имеющем отношение к жизни всего нашего народа и всего нашего общества».
Тут следовало бы добавить, что у Церкви вообще особое отношение к слову. «Вначале было слово, — говорится в Священном Писании, — И Слово было Бог…». Слово, Логос — одна из ипостасей Бога. Соответственно, и отношение к Слову у христиан особое. Вот что говорит об этом один из руководителей Новосибирского отделения Общества русской словесности, доктор филологических наук, профессор НГУ Леонид Панин: «Для людей XXI века язык — это, прежде всего, технический инструмент общения. Древние люди относились к языку иначе. Они воспринимали его как божественное творение, а не просто как механический набор слов». Язык, по словам Л. Панина, открывает нам прошлое.
…К этим замечательным словам можно было бы добавить еще одно утверждение — одновременно язык во многом формирует и будущее…
Уже на I съезде Общества были обозначены горизонты его работы. Прежде всего — изменения образовательных стандартов по русскому языку и литературе. Возращение в школы сочинений и широкое вовлечение в работу Общества всех, кто неравнодушен к судьбам отечественной словесности. Речь шла о консолидация усилий ученых, педагогов, деятелей культуры, широкой общественности для сохранения ведущей роли литературы и русского языка в воспитании подрастающего поколения, укрепления единого культурно-образовательного пространства, развития лучших традиций отечественного гуманитарного образования, культурно-просветительской деятельности.
Общество сразу выступило с инициативой проведения съезда учителей литературы и русского языка и форума родительской общественности с целью выработки согласованной позиции по наиболее острым и актуальным проблемам школьного филологического образования.
Уже через пару лет, на II съезде, его председатель патриарх Кирилл отметил: «На первом этапе своего развития Общество, созданное в 2016 году, уже смогло внести важный вклад в разработку новых федеральных государственных образовательных стандартов преподавания русского языка и литературы в школе и в подготовку обновленной учебной литературы по отечественной словесности. Непростой была дискуссия вокруг подбора литературы, но сегодня мы смотрим на это как на необходимый период становления Общества русской словесности. Главной движущей силой проведенных реформ школьного образования стало, конечно, Министерство просвещения. Отрадно, что за это время произошли позитивные изменения в системе государственной итоговой аттестации».
Решение одной масштабной задачи позволило Обществу выдвинуть другой, не менее значительный проект. «Сегодня отдельные аспекты общекультурного воспитания включены в содержание ряда учебных предметов: история, русский язык, литература, изобразительное искусство, музыка, мировая художественная культура, обществоведение и т. д. Но разобщенность их содержания не позволяет сформировать целостность представления о единстве культуры нашей страны, — заявил на пленарном заседании II съезда Общества русской словесности в ноябре 2019 года патриарх Кирилл. — Я бы предложил совместно подумать о разработке обобщающего культурологического курса для школы… Должен быть некий стержень в программе, вокруг которого и формировалось бы в сознании наших учащихся целостное понимание истории и культуры России. Подобный культурологический курс может стать достойным ответом на вызовы, с которыми сталкиваются подростки в интернете и социальных сетях, где зачастую ими усваиваются деструктивные модели поведения и человеческих взаимоотношений».
Сейчас для обсуждения предложений о создании единой культурологической программы при Обществе формируется рабочая группа из педагогов, ученых, представителей вузов и деятелей культуры для обсуждения идеи.
Итак, работу на экспертном уровне Обществу развернуть удалось. Достаточно только перечислить те рабочие группы, которые здесь созданы и работают. Это и группа по совершенствованию нормативно-правового регулирования языковой политики, и по разработке механизмов независимой экспертной оценки учебников и словарей, и по развитию программ поддержки чтения, по разработке критериев комплектования библиотек и т. д. Гораздо хуже ситуация с вовлечением в Общество широких масс, и особенно молодежи. Между тем еще на I съезде патриарх подчеркнул: «Мы должны иметь прямую и обратную связь с людьми, слышать голос народа и отвечать, в том числе, на вопрошания, разочарования и надежды людей».
Он призвал уже в ближайшее время сделать реальные шаги в этом направлении.
Начнем с того, что даже внутри Русской Православной Церкви начинание поддержали далеко не все. На территории России более ста епархий РПЦ, так вот, региональные отделения Общества сегодня созданы только в каждой четвертой из епархий. Конечно, это лишний раз доказывает тот факт, что наша Церковь — весьма демократичное образование. Никто на правящих архиереев здесь не давит, не приказывает в создании региональных отделений четко «следовать за патриархом». Есть у правящего архиерея осознание важности поддержки русской словесности, есть в регионе силы, на которые можно в этом деле опираться — региональное отделение возникает. Нет… На нет и суда, как известно, нет.
Новосибирску в этом отношении повезло. Тогдашний правящий архиерей митрополит Тихон в прошлом возглавлял Издательский отдел Московской патриархии. Опытный журналист, издатель сразу оценил потенциал Общества русской словесности. Его союзником стал профессор НГУ Л. Панин, руководитель местной организации православных педагогов. Подключились к работе региональное министерство образования, православные гимназии, учителя-словесники, библиотекари, писатели, журналисты. Главное — к делу подошли не формально, с душой. Даже день открытия I регионального съезда (22 ноя-
бря) был выбран не случайно — 22 ноября 1801 года родился знаменитый этнограф, составитель «Толкового словаря живого великорусского языка» Владимир Даль.
И работа буквально закипела. Было проведено два съезда регионального отделения (причем, вто-рой — даже раньше такого же по счету съезда общероссийского). Силами епархии для учителей стали издавать методические пособия по русскому языку, проводиться многочисленные «круглые столы», конференции. Был поставлен вопрос о создании ячеек Общества в школах, гимназиях, колледжах, вузах.
Вот только не везде идеи Общества были приняты с аналогичным энтузиазмом. У соседей Новосибирской области — в епархиях Кузбасса, Алтая, Томской области — региональные отделения так и не появились. Особенно досадно видеть в этом списке Томскую область. В Томском госуниверситете создана одна из сильнейших в стране филологических школ. Именно в Сибирских Афинах, как еще недавно именовали Томск, с конца 1990-х годов, когда вузы думали только о выживании, был реализован беспрецедентный даже в масштабах страны проект — первое издание 20-томного Полного собрания сочинений В. А. Жуковского. Волей судеб в ТГУ был передан огромный архив Жуковского, его библиотека, что и стало основой издания уникального 20-томника. А вот «основы» для создания в Томске регионального отделения Общества любителей словесности, увы, так и не нашлось…
…Получается, что не нашлось такой основы еще более чем в 70-ти епархиях РПЦ (из сотни с небольшим). И это уже повод для серьезных размышлений…
Впрочем, не будем осуждать тех правящих архиереев, в епархиях которых не созданы отделения Общества (будем надеяться — пока). Забот у Церкви — превеликое множество, а средств — увы, всегда не хватает. И речь идет не только и не столько о деньгах. Служение в больницах, домах престарелых, детских домах, колониях. Работа с молодежью, противодействие сектам, обычная работа по общению с прихожанами, с их бедами, хлопоты по возведению новых храмов… Все и не перечислить. Можно было бы написать: стоит только удивляться, как на все это хватает сил. Но в том-то и дело, что сил и средств на все не хватает. И тут можно только сожалеть о том, что и с проектом Общества любителей словесности и со многими другими своими хорошими делами РПЦ не встраивается в существующие государственные программы.
Серьезных государственных программ, национальных проектов с триллионными суммами финансирования — сегодня немало. Многие из них призваны решить, в том числе, те задачи, которые решает и РПЦ. Понятно, что от сложения усилий дело только выигрывает, но такого сложения, к сожалению, сегодня не происходит.
Другой существенной проблемой в деятельности Общества стало отношение к интернету. Изначально инициаторы проекта считали интернет исключительно негативным фактором. «Почему такое разрушительное влияние оказывает интернет, почему мы неспособны дать отпор этому разрушительному влиянию?» — задавал вопрос на I съезде патриарх Кирилл. Неудивительно, что до сих пор у Общества русской словесности нет даже своего сайта в интернете. Это тем более странно, что подавляющее большинство храмов и монастырей РПЦ давно создали свои сайты, активно работают в соцсетях. Правда, в последние месяцы в Обществе было решено все-таки приступить к освоению интернет-пространства. Но три года оказались упущены. А поскольку сегодня десятки миллионов людей в России черпают информацию преимущественно из интернета, то работа Общества, его цели, его задачи, его усилия, наконец, попросту прошли мимо них. Между тем именно интернет-пространство сейчас более всего нуждается в попечении.
Не включены оказались в работу Общества и многочисленные российские издательства. А ведь именно они определяют то, какими книгами заполняются сегодня магазины. Да, у РПЦ есть несколько своих издательских центров (и неплохих!), но, во-первых, только их усилиями всех проблем не решить, а во-вторых, даже издательства РПЦ не синхронизированы с деятельностью Общества русской словесности. Какой-то цельной издательской программы пока нет. Дай Бог, пока…
Вне поля зрения Общества осталась и такая проблема, как массовое (включая сферы литературы и искусства) распространение мата. Владыка Тихон на одном из заседаний Новосибирского отделения Общества заметил: «Проблема языка — это проблема нравственная. Человеческий разум мы ощущаем как мысленный мир, свои мысли человек преобразует в слово, и слово показывает, развивается наш разум или деградирует. Если человек рождает такие слова-уроды, то, значит, что-то происходит с его душой». Он привел слова Аристотеля: «Мат — это дорога к преступлению».
Все вышеперечисленное, скорее всего, болезни роста. Но вот один из этих «недугов» вызывает особенную тревогу. Как уже отмечалось, деятельность ведется преимущественно в экспертном сообществе, ведется с ведомствами просвещения, с законодателями, другими органами власти, но не захватывает простой народ. Миллионы простых людей. В том числе — прихожан православных храмов. В свое время известный православный миссионер диакон Андрей Кураев отметил, что паства РПЦ по большей части состоит из людей, тяготеющих к гуманитарной деятельности. Если у протестантов преобладают инженеры, работники IT-сферы, то к православию тянутся историки, филологи, медики, деятели искусства. Для Общества словесности — это существенный резерв сил. Увы, потенциал такого «запасного полка» почти не используется.
Уверен, что десятки, если не сотни тысяч людей очень живо, от всей души откликнулись бы на призыв включиться в работу Общества, вот только нет такого призыва, или звучит он пока еще очень слабо.
…Общество русской словесности — это ведь не только про словесность. И не столько про словесность. Профессор НГУ, один из создателей в Новосибирске регионального отделения Общества Леонид Панин на одном из мероприятий Общества процитировал известного российского языковеда Сергея Аверинцева, который назвал филологию «службой понимания» — понимания не только человека, но и эпохи. Без такого понимания жить сегодня становится все сложнее.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.