Константин Вальтер: «Ситуация вокруг ТЭЦ Ярового напоминает попытку рейдерского захвата…»

Объявив режим ЧС в городе Яровое Алтайского края, власть в очередной раз обвинила в сложившейся ситуации собственника ТЭЦ и управляющую компанию ООО «ЯТЭК». Однако, если проанализировать происходящее с момента последней продажи станции, то выясняются интересные подробности того, что этому предшествовало. Выводы делайте сами
2016 год. Благовещенка и Славгород выражали искреннюю благодарность собственнику их котельных — Константину Вальтеру, благодаря которому в их квартирах было жарко всю зиму. Известный в крае предприниматель, доказав серьезность своих намерений в этих городах, на одной из встреч с Виктором Мещеряковым, в те годы возглавлявшим министерство энергетики Алтайского края, озвучил свою мечту — купить на Алтае небольшую электростанцию. На что министр сказал, что есть у него головная боль — это ТЭЦ Ярового. Станция неплохая, но с тяжелым багажом наследственных проблем прошлых периодов жизни — долги за уголь, которые не получается погасить. Как следствие, сложилась сложная ситуация с поставками угля на отопительный сезон 2016—2017 годов. Проблемы с расчетами за уголь у МУП «ЯТЭК» тянутся годами, и на тот момент задолженность за уголь превышала 160 млн рублей, а угольщики заняли жесткую позицию: пока долги не будут погашены, уголь отгружаться не будет.
— На этой встрече с министром, я предложил ему продать мне ТЭЦ Ярового, а в качестве расчета предложил схему, которая, в том числе, решает проблему долгов МУПа перед угольщиками Кузбасса. Станцию оценили в 160 млн рублей, на эту сумму я должен был отгрузить уголь марки КСН. МУП «ЯТЭК», сжигая этот уголь в котлах электростанции и реализовывая тепловую и электрическую энергии, закрывает старые долги перед угольщиками Кузбасса, ну а мне в качестве расчета за поставленный уголь администрация края и города Ярового передает в собственность имущественный комплекс электростанции, — рассказывает Константин Вальтер. — На этом и договорились. Основная статья расходов любой электростанции — это топливо. Поэтому мои расчеты по выравниванию экономики этой станции строились на том, что уголь марки КСН, который и предлагался мной к поставке и дальнейшему использованию, в два раза дешевле угля марки СС, на который спроектирована и с которым работает станция. Эта замена топлива давала бы по году экономию для бюджета станции примерно 50—60 млн рублей, а это как раз и были те деньги, которых не хватало для стабильной и безубыточной работы ТЭЦ Ярового. Я пригласил специалистов–энергетиков, которые реально оценили техническую ситуацию на ТЭЦ, затем провели опытное сжигание угля марки КСН, которое показало, что этот уголь можно сжигать в котлах станции, а мои расчеты экономического эффекта от его использования, в целом, оказались правильными. Я проинформировал об этом министра и озвучил условия, при выполнении которых я готов купить ТЭЦ. В принципе, этих условий было всего два: во-первых, сохранить действующие тарифы на тепловую энергию; а во-вторых, не менять схему реализации электроэнергии и теплоносителей в сторону ухудшения экономики станции.
Эти условия были приняты: ударили по рукам, заключили договоры и на покупку имущественного комплекса ТЭЦ Ярового, и на поставку угля. В ноябре 2016 года я начал первые отгрузки угля. Для повышения эффективности сжигания угля КСН на станционном оборудовании требовалось провести ряд технических мероприятий. Финансирование этих работ планировалось произвести за счет прибыли предприятия, полученной от экономии на закупках топлива, которая на тот момент просчитывалась в сумме ориентировочно 60 млн рублей в год. Выполняя реконструкцию оборудования станции по этой схеме, я рассчитывал обойтись без повышения тарифов на теплоносители и готов был удержать их на уровне 2016—2017 годов. Пока готовились необходимые документы о смене собственника, лицензии и прочие разрешительные документы, станцией по договорам аренды продолжал управлять МУП «ЯТЭК». 26 декабря 2016 года, через месяц после подписания договора купли-продажи ТЭЦ, я получаю письмо от «Алтайкрайэнргосбыта», за № 5173, подписанное заместителем генерального директора господином Петровым С. А. В нем говорится о том, что мы нарушаем постановление Правительства РФ № 442 от 4 мая 2012 года, которое определяет порядок реализации электроэнергии, а именно: электростанция (производитель) не может одновременно производить, транспортировать и продавать электрическую энергию, а потому функцию продажи электроэнергии у нас просто забирают. Обратите внимание на даты: пока ТЭЦ Ярового находилась в ведении администрации города Яровое, это постановление от 4 мая 2012 года не нарушалось, а в 2016 году, через 30 дней после того как станция сменила собственника — это постановление начало нарушаться. Таким образом, бюджет станции потерял около 70 млн рублей в год, на которые я рассчитывал, составляя программу по ее реконструкции. Это было первое нарушение наших первоначальных договоренностей со стороны администрации края. В сложившихся условиях идея по реконструкции станционного оборудования под более дешевый уголь марки КСН автоматически умерла, так как она перестала решать вопрос безубыточности бюджета станции.
— Скажите, если постановление правительства на тот момент действовало уже не один год, почему эта мера не была предпринята ранее, до продажи станции Вам?
— Чиновники в администрации края и города прекрасно понимали, что в случае реализации этого постановления в период, когда собственность ТЭЦ была муниципальной, для выравнивания экономики этого муниципального предприятия потребовались бы дополнительные бюджетные вливания, чтобы избежать банкротства. После того, как собственник сменился, эти проблемы перестали быть проблемой администрации города. А частника, на крайний случай, можно и «кинуть». Относительно того, что ТЭЦ не может торговать электроэнергией, было лукавство. Из той ситуации был выход, и чиновники краевой администрации могли пойти нам навстречу, если бы их действительно интересовали вопросы, как спасти ТЭЦ и обеспечить ей условия для безубыточной работы. Для того чтобы реализация электроэнергии осталась у станции, требовалось всего лишь открыть дочернюю транспортную сетевую компанию, забрать себе в обслуживание электросети, по которым электроэнергия транспортировалась. Проведя такое юридическое преобразование, можно было спокойно продолжать работу, получая те же доходы, которые шли бы в бюджет станции. Но тогда этот вопрос в администрации края рассматривать отказались. Тут же появилась «Заринская Сетевая Компания», которой администрация края и дала возможность заниматься реализацией электроэнергии, производимой на ТЭЦ Ярового. Учредители этой компании — Кузнецова Вероника Юрьевна, 50 процентов доли, и предприятие ООО «Вектор» — вторые 50 процентов уставной доли. В отношении ООО «Заринская Сетевая Компания» и ее учредителя — ООО «Вектор» прослеживается интересная деталь: предприятие ООО «Вектор», за период с 2016 по 2019 год, участвовало в реализации 33 госконтрактов на сумму 150 млн рублей по предприятию ООО «Заринская Сетевая Компания». Аффилированность чистой воды и завидное постоянство, с которым она выигрывает тендеры на госконтракты, а в истории учредителей этой компании был момент, когда фигурировали персоналии с фамилией, которая очень похожа на фамилию одного высокопоставленного чиновника Алтайского края, наталкивают на мысль: однофамилец, наверное. Вернемся к проблеме станции. В результате всех этих манипуляций в декабре 2016 года бюджет ТЭЦ Ярового, начиная с 2017 года и далее, ежегодно начал терять примерно 70 млн рублей в год. Предприятие ООО «Заринская Сетевая Компания» с численностью трудящихся в пару десятков человек, соответственно, стало богаче, ну а я в результате этого гешефта со стороны администрации края и прочих интересантов, стал собственником убыточного предприятия. За период 2017—2019 годов из-за этой проблемы бюджет станции в общей сложности недосчитался 200 млн рублей. Я не меценат и эти навязанные мне убытки гасить за счет прибыли других подразделений моего бизнеса я отказался. Выход из этой ситуации остался один — требуется повышение тарифа на теплоноситель. Обратился к главе города Яровое и, объяснив причину проблемы, попросил содействия в вопросе пересмотра тарифа на тепло до уровня, который выведет станцию на безубыточный режим работы. Мэр города отказался, сказав, что для него это невыгодное политическое решение. В итоге, тариф на теплоноситель был снижен с 1 июля 2017 года. На мой вопрос, что мне делать дальше, мэр ответил, улыбнувшись: работать, делать реконструкцию. Я представил ему пять вариантов жизни ТЭЦ в действующих условиях, начиная с того, что мы ничего не будем делать (убыток по году составит 70—80 млн рублей) и крайний вариант — полностью переводим станцию на дешевый уголь марки КСН (расчетный убыток по году составит 12 млн рублей). Ни один из вариантов не был жизнеспособным, при этом стоимость последнего варианта, по моим расчетам, составляла 185 млн рублей. Я понимал, что даже если вложу в реконструкцию дополнительные собственные средства, никакого экономического эффекта не получу, а через год-два мое предприятие будет объявлено банкротом. Естественно, в этой ситуации я отказался зайти на станцию в качестве самостоятельного эксплуатанта, предложив мэру города, как учредителю МУП «ЯТЭК», продолжать дальнейшую аренду моего имущественного комплекса ТЭЦ Ярового.
— Почему в 2019 году Вы решили зайти на предприятие, чтобы работать самостоятельно?
— С приходом нового губернатора сменилась политика в части формирования тарифов на тепловую энергию. На одном из совещаний губернатором было сказано, что тариф на теплоносители у электростанций и котельных должен быть таким, чтобы экономика предприятия была безубыточной. И определенные шаги были сделаны. С 1 июля 2019 года тариф на ТЭЦ Ярового был поднят до уровня, который еще не был безубыточным, но уже позволял рассматривать варианты по ее реконструкции, которые позволили бы снизить себестоимость производства тепловой энергии, а у моего партнера по бизнесу Узлова Сергея Николаевича появилась возможность по привлечению необходимых кредитных ресурсов на эти цели. Поэтому и было принято решение начать самостоятельную эксплуатацию ТЭЦ Ярового.
— Являясь собственником станционного имущества, как Вы оцениваете коммерческую деятельность МУП «ЯТЭК», в том числе, в вопросах поставки угля и мазута?

— На «минус 2» по пятибалльной системе. Создается впечатление, что ситуация по принципу «чем хуже, тем лучше» — это про деятельность МУП «ЯТЭК». Например, как можно объяснить факты закупки угля марки СС по цене 3100—3200 руб/т при наличии отыгранных тендеров и заключенных договоров на поставку этого же угля по цене 2500— 2600 руб/т? Разница в цене — это что — «бонус интересанта», который стоит за организацией этих поставок? А в год станция потребляет 80 000—90 000 тонн угля. Как могло получиться, что электростанция, которая имеет свой угольный склад с железнодорожными путями, вагоны с углем ставит под разгрузку на угольный склад в городе Славгороде, и до угольного склада ТЭЦ этот уголь на расстояние, 12 км доставлялся автомашинами? Цена этого решения — 230 рублей удорожания за каждую тонну угля. Это нонсенс. Я думаю, что такое решение на территории РФ было найдено и успешно реализовалось только в городе Яровое Алтайского края. Следующий вопрос. С какой целью закупался мазут марки М100 по цене 30 000 рублей за тонну у поставщиков из города Яровое? Омский НПЗ на тот момент был готов отгружать мазут по цене 17 200 рублей за тонну на условиях самовывоза и 23 000 руб/т на условиях отгрузки в железнодорожных цистернах. А в октябре месяце 2019 года Узлов Сергей Николаевич, зайдя в управление станцией, поставлял мазут по цене 19 000 рублей за тонну.
Как могло получиться, что ТЭЦ Ярового потеряло завод «АлтайХимПром» как потребителя электроэнергии? Предприятия, которые исторически были спутниками, расположены на одной технологической площадке, у которой имеются все электрические линии для такой подачи электроэнергии.

Сегодня электроэнергию химкомбинат покупает у «Алтай-ЭнергоСбыта» по 4,2 руб/Квт/час. При этом ТЭЦ Ярового продает эту же электроэнергию на оптовый рынок по 1,2 руб/кВт. Где логика?
Почему завод «АлтайХимПром» имеет постоянные перебои с поставкой пара и уже рассматривает вопрос изменения своей технологии, где пара, который производит ТЭЦ Ярового, не будет?
Как могло такое получиться, что из-за нерешенных вопросов с МУПом и администрацией города Яровое, предприятие «АлтайХимПром» в 2020 году рассматривает вопрос эвакуации оборудования завода в Свердловскую область?
И этот грустный перечень вопросов можно продолжать…
— Что сейчас происходит вокруг ТЭЦ Ярового?
— Ситуация вокруг ТЭЦ Ярового сейчас напоминает попытку обычного рейдерского захвата со стороны властных структур имущественного комплекса электростанции, который по праву собственности принадлежит предприятию ООО «ТПК «Ресурс». Скажем прямо — против нас развязана войнушка локального характера.
Отвлечемся. В чем причина всех войн в мире? Я их вижу всего три:
— женщины — Троянская вой-на, царевич Парис похитил жену спартанского царя Менелая. При всем желании — это не про нас;
— энергоресурсы — примеров множество, один из последних — ситуация в Сирии. Хотелось бы, но на территории Ярового нет ни нефтяного, ни угольного, ни прочего месторождения;
— деньги — причем чужие деньги, которые кто-то может принести.
Вот это уже про нас, про нашу ситуацию. Все завязано даже не на деньгах как таковых, а на возможности «поиграть» этими деньгами. Если ТЭЦ перейдет в муниципальную собственность, то, соответственно, на уголь будут идти деньги из бюджета края. Сумму возможных инвестиционных бюджетных денег оценили примерно в 450 – 500 млн. рублей. И кто-то на этом «погреет руки». И второй вариант. Мы прекрасно понимаем, что если это будут кредиты банка и частник, который эти кредиты привлекает, сделает все для минимизации стоимости всех работ, связанных с реконструкцией станции. Очевидно же, что если задействовать бюджетные деньги, картина может быть иной — появятся «карманные» фирмы, которые в четком соответствии с законом получат доступ к этим деньгам. Эти деньги освоят, правда, потом выяснится, что все, что будет сделано на станции, можно было сделать в три раза дешевле. Но это будет потом, когда этих денег уже не будет. И сделано будет все не для себя, как сделал бы частник, а для «галочки», чтобы «отмыть» бюджетные деньги.
Я уверен, что для достижения своих целей по привлечению бюджетных средств на реконструкцию ТЭЦ Ярового администрация города сделает все возможное, оборачивая при этом свои действия и желания в красивые блестящие обертки. Как конфеты. И это все пытаются реализовать в регионе с дефицитным бюджетом. А ведь эти бюджетные деньги можно отправить на повышение зарплаты учителям и медикам, поднять уровень жизни пенсионеров края. Да разве мало благих дел у нас в Алтайском крае. Да, в конце концов, можно было бы выплатить разовое пособие в размере 100 000 рублей моему другу, Цоке Василию Ивановичу, пенсионеру, недавно похоронившему жену, у которого со здоровьем не все в порядке, а я сам сегодня сделать это не могу, денег нет.
— Серьезное заявление. Можете пояснить?
— В мае месяце 2019 года в администрации города Яровое мы озвучили свое решение о самостоятельной эксплуатации принадлежащего нам имущественного комплекса ТЭЦ Ярового с 1 июля 2019 года и при этом обозначили, что источником финансирования работ по реконструкции станционного оборудования будут банковские кредиты в сумме 350 млн рублей. Сразу столкнулись с сильным противодействием со стороны администрации города и края, при этом обертка конфеты под названием бюджетные деньги тогда носила название: «Мы Вам не верим». В августе удалось убедить представителей администрации края выехать в Новосибирск и встретиться с управляющим банка, который готов выдать инвестиционный кредит. На этой встрече присутствовал вице-губернатор Снесарь В. В. Результатами переговоров Виталий Владимирович, судя по его реакции, был удовлетворен. С этого момента обертка с конфеты «мы Вам не верим» снимается и начинается игра в шахматы. Идея у чиновников-интересантов очень простая: создать такие условия, при которых наша компания сама себя дисквалифицирует.
По кредиту. Банкиры озвучили всего три условия, выполнение которых позволит получить необходимые кредитные ресурсы, а именно:
1) участие заемщика в оперативном управлении станцией, финансовые потоки от оперативной деятельности ТЭЦ Ярового должны идти через его расчетный счет, при этом обязательное наличие у него защищенного тарифа на теплоносители, электроэнергию, лицензий и прочих разрешительных документов;
2) залогом под инвестиционный кредит должен выступить имущественный комплекс ТЭЦ Ярового;
3) предприятие, на которое открывается кредитная линия, не должно быть обременено судебными разборками, исковыми требованиями. Предприятие должно быть кристально чистым, так как сумма кредита большая.
С банкирами была составлена дорожная карта, по которой к 15 сентября 2019 года они обязались, естественно, при выполнении трех вышеуказанных пунктов, начать наше кредитование.
Теперь по пунктам:
Пункт «1». На стацию нам удалось зайти только 1 октября 2019 года. С чем мы зашли: станция к отопительному сезону, который уже начался, оказалась не готова, запас угля на складе отсутствовал, золоотвал переполнен, его надо чистить. Для получения тарифа первым и основным документом, без которого не открывается тарифное дело, является изменение схемы теплоснабжения города Яровое. Эту схему готовит и выдает администрация города Яровое. Пишем письмо мэру города Яровое: подготовьте и выдайте нам, пожалуйста, документ, он требуется для получения тарифа. На подготовку этого документа, со слов Узлова Сергея, в администрации города ушел целый месяц. В итоге, к открытию тарифного дела мы смогли подойти только в середине ноября месяца. Условие по первому пункту кредитования не выполнено.
Пункт «2». Передачу имущественного комплекса ТЭЦ Ярового в залог получаемого кредита должен сделать собственник этого имущества — предприятие «ТПК «Ресурс». На этом предприятии имелись обременения на совершение регистрационных действий — от налоговой инспекции и от администрации города Яровое. По линии налоговой все проблемы нами были решены, по линии администрации — нет, свои иски они отозвали, а со службой приставов, которая работала по этим же искам, вопросы не решили. В итоге, второй пункт условий кредитования не выполнен. В залог имущество поставить не можем. «Подарочным» бонусом от мэра города Самобочия В. Н. и директора МУП «ЯТЭК» Кожина С. стало лишение нас (в соответствии с иском) судебными приставами в сентябре — ноябре месяце этого года грузовой 30-тонной машины МАЗ, которая использовалась в Благовещенке на подвозе угля по нашим котельным, и легковой машины «Камри».
Пункт 3. На момент начала самостоятельной работы предприятие ООО «ЯТЭК», заемщика кредитных ресурсов, банкиров устраивало — судебных проблем не было, налоги платились. Решайте первые два вопроса, и кредит можно выдавать. Это упущение по предприятию ООО «ЯТЭК» руками прокуратуры было оперативно исправлено — 5 сентября подано заявление в суд. Одна из причин судебных разбирательств — за полтора дня, которые прошли с момента подписания мирового соглашения между администрацией г. Яровое и ООО «ТПК «Ресурс», не выполнено предписание Ростехнадзора, которое было выписано в августе месяце — с этого момента читайте внимательней — Муниципальному предприятию — МУП «ЯТЭК». Все. Ни одно из требований банкиров не выполнено, кредит мы не получили.
— Как в песне из известного мультфильма «А дальше?»
— Когда ситуация зашла в тупик, Узлов Сергей Николаевич, генеральный директор ООО «ЯТЭК», обратился к вице губернатору Снесарю В. В. и министру Климину А. А.
с просьбой о создании рабочей группы с участием прокуратуры и прочих интересантов по принадлежности исковых требований. В создании такой группы было отказано. Приняли решение — вложить личные деньги.
На двадцать миллионов рублей Узлов С. Н. и его супруга написали личную гарантию угольщикам. Уголь начал отгружаться. На тридцать миллионов рублей начали оформлять ипотечный кредит на Узлова С. Н. — не получилось, он работает в должности генерального директора предприятия, которое прокуратура втянула в судебные разбирательства.
Для оплаты железнодорожного тарифа требуется шесть млн рублей. Предприятие «АлтайКрай-Энерго», спасибо Прибу С. Н., под личные гарантии предложило заём на эту сумму. Согласились, оформили требуемые гарантии на меня и Узлова Сергея. Деньги получили, 17—18 ноября 2019 года оплатили железнодорожный тариф. А 22 ноября 2019 года был объявлен режим ЧС. Предприятие ООО «ЯТЭК» отодвинули от оперативной работы на ТЭЦ. Как будем рассчитываться за взятые на себя личные обязательства — непонятно.
Выводы делайте сами — нужны или не нужны кредитные ресурсы на реконструкцию станции, которые пыталась привлечь наша компания, городу и администрации Алтайского края.
На этом этапе — шах и мат. Мы дискредитированы, мы не управляем своим активом, а для выравнивания ситуации на ТЭЦ Ярового потекли бюджетные деньги.
— Да, весело у Вас. А может, Вам продать станцию?
— С удовольствием. Что мне было предложено, при этом не забываем, что за этот актив я заплатил 160 000 000 рублей:
— отдать станцию бесплатно — письмо № 0409 от 15.03.2018, подписано мэром города;
— март — апрель 2019 года — отдать станцию за 20 млн рублей — первое устное предложение;
— май 2019 года — отдать станцию за 35 млн рублей с намеком, что у меня появятся проблемы с правоохранительными органами (они у меня и появились, было возбуждено уголовное дело), а если я буду и дальше стоять на своих позициях, я потеряю имущество, и со мной никто не рассчитается. И вообще, есть мнение в крае — Вы нас не устраиваете. Нонсенс. В кабинете госслужащего мне было сказано, что меня «кинут» на деньги. Извиняюсь за слэнг.
Я готов пойти навстречу администрации города Яровое и вернуть актив ТЭЦ в муниципальную собственность, но при этом требую возврата вложенных мной денег. И полагаю, что это честное и законное требование.
— Что будете делать?
— Пойдем на прием к губернатору и полномочному представителю Президента РФ в Сибирском федеральном округе. Я уверен, что они не в курсе тех событий, которые творятся вокруг станции в городе Яровом, и помогут в них разобраться.
Алиса ЗОЛОТАРЕВА
«ЧЕСТНОЕ СЛОВО»

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.