Помянув Рембрандта, ухватить себя за хвост

Фото А. Игнатовича

В Центре культуры «ЦК-19» столицы Сибири прошла выставка автопортретов новосибирских художников под названием «Отражение». Работы разных лет известных мастеров были призваны исследовать жанр автопортрета и осмыслить его философски, проявив в различных аспектах: временном, психологическом и творческом
Автопортрет — жанр, располагающий к многообразию
С одной стороны, получилась ретроспектива. А с другой — себя проявили все направления, в каких работают художники Новосибирска. На основании такого, казалось бы, незамысловатого жанра, как автопортрет, можно было проследить все тенденции в изобразительном искусстве. Здесь были чисто реалистичные работы, где художник изображал или только себя (Оксана Новикова, Александр Жуков, Вадим Иванкин, Виктор Хандрыкин), или себя с кем-либо, или себя в каких-то обстоятельствах (Сергей Меньшиков). Было место и абстракции (Валерий Степаненко, Виктор Бухаров), и кубизму (Нурлан Тайиров), и монументализму (Тая Акулова), и забавным инсталляциям (Юрий Третьяков). Работы Анастасии Золотаревой вовсе напоминают по цветовому решению Рембрандта (к этому художнику эпохи Возрождения мы еще не раз вернемся в данной статье). Николай Зинченко выделился тем, что создал свой портрет из гобелена, Валерий Кузнецов написал себя на керамической тарелке, а Алексей Евдокимов создал скульптуру из керамики и дерева. Александр Беляев изобразил себя в виде теневой фигуры. Сергей Мосиенко тоже сделал ставку на силуэт, разе что не черный, а белый. Есть у Сергея Сергеевича работа и в стиле серии «Река времени» Никоса Сафронова. Елена Летко поместила свой портрет на самый край полотна — эдакая фрагментарность сознания. Владимир Хананов прикрыл лицо шляпой, а Евгения Шадрина-Шестакова не побоялась представить себя обнаженной. В довольно необычных тонах выполнил работу Евгений Заремба — его лицо словно окутывает паутина, и Яна Богданова, чье лицо растворяется в мазках.
Те, кто пробовал рисовать собственный автопортрет, наверняка стояли перед дилеммой: как будет лучше — писать, глядя на себя в зеркало, или срисовывать с фотографии? Как пояснил корреспонденту газеты «Честное слово» народный художник России, академик Российской академии художеств, член Союза художников России Михаил Омбыш-Кузнецов, фотографию лучше использовать, когда требуется передать сложный ракурс или когда ты хочешь отразить себя молодого, а уже пребываешь в зрелом возрасте. Но зеркало все-таки надежнее — в этом случае видны и объем, и форма, и можно досконально почувствовать, что ты рисуешь.
Михаил Сергеевич известен тем, что часто изображает себя в сюжетных картинах — скажем, среди нефтяников что-то вещающим в телефонную трубку. При этом он не делает себя центральным героем, а как бы теряется между другими людьми, становясь соучастником грандиозных событий или просто наблюдателем со стороны. Прием включения себя в картину использовал еще великий Рембрандт. Достаточно вспомнить его «Автопортрет с Саскией на коленях».
У Омбыш-Кузнецова есть всего несколько работ, где он более-менее автоопортречен в традиционном понимании, и все эти работы хранятся в кемеровском музее.
«Первый автопортрет я, наверное, как и все, сделал еще в школьном возрасте. Но тогда я просто учился рисовать, — рассказал Михаил Сергеевич на круглом столе. — В дальнейшем автопортрет тоже стал своего рода учебой, потому что в автопортрете можно показать себя в любом состоянии, в любой технике (вот здесь небольшая выставка, но все работы разные). И вряд ли бы кому был нужен автопортрет человека, которого никто не знает. Здесь же знают много представленных художников. Поэтому нам их автопортреты интересны. Бухаров как будто печать ставит в каждой картинке. А Иванкин развлекается тем, что изображает на холсте свое уставшее, сердитое и разбитое лицо, как бы давая ответ тем, кто его достал в этой жизни. Совершенно по-другому Женя (Евгения Шадрина-Шестакова. — Прим. ред.) подходит к этим вещам: она себя так полюбила, что в своих автопортретах освобождается от всего груза, который был у нее раньше. Она уже не монументалист, как была раньше, а станковист. Она владеет цветом и многому научилась на своих автопортретах и портретах своей дочери».
Омбыш-Кузнецов также пожалел о том, что мало выставляются скульпторы — чаще всего в жанре автопортрета мы видим только голову. «У нас, наверное, только Алена Залуцкая (если воспринять ее керамику как скульптуру) попробовала совершенно по-другому выразить себя». Что же до выставки «Отражение», то, несмотря на некоторую критику по поводу расстановки работ, имеющей место, в целом каждая работа имеет собственное начало, подытожил Михаил Сергеевич.
Загадки жанра отгадывают сами художники
Автопортрет — уникальный жанр, раскрывающий представления художника о самом себе, независимо от того, какой это автопортрет. Художник начинает писать автопортрет, когда ему нужно осмыслить какой-то важный период в своей жизни.
Автопортрет бывает презентативным, когда художник выражает свой социальный статус или готов остаться в истории. Бывает автопортрет обычный, когда художник является сам для себя самой удобной моделью. И автопортрет аналитический, исповедальный, и к этому виду автопортретов художники обращаются чаще всего.
Автопортрет — самый некоммерческий жанр, он нужен только музеям. В средние века считалось престижным для автора, если галерея заказывала его автопортрет. Так, в галерее Уффици во Флоренции еще в XVII веке начали собирать отдельную коллекцию автопортретов художников, которая со временем превратилась в огромное собрание.
Что же до Сибири, то здесь немного художников, для которых обращение к автопортрету является генеральной линией их творчества. На протяжении всей жизни концептуальные, содержательные портреты писал Георгий Петрович Кичигин. Конкретно в Новосибирске сегодня автопортреты предпочитают Вадим Иванкин и Евгения Шадрина-Шестакова. При этом Иванкин любит изображать себя значительно старше своих лет. Так себя художник ощущает внутренне и не любит рисовать себя «таким красивым, что аж противно». У Евгении же Шадриной-Шестаковой, помимо картин в жанре автопортрета, немало художественных селфи. Селфи — это своего рода автопортреты нашего времени, но не у всех получаются из них произведения искусства, пусть и фотографического.
Кстати, Евгения нашла объяснение тому, почему рисованный портрет всегда получается старше натуры: потому что «когда лепится форма, ты в любом случае уделяешь ей больше внимания, чем она есть в натуре. И когда ты эту форму вытягиваешь, ты делаешь и сложенные морщины, и какие-то мимические вещи. От этого лицо становится активнее и старше».
Шадрина-Шестакова вообще считает автопортрет чистой воды шизофренией, ведь художник находится на холсте и при этом смотрит на себя со стороны. Все равно ни один автопортрет художника не выражает его суть, полагает Евгения. «Когда ты красишь портрет другого человека, то это, как ни странно, проще, потому что ты находишься все-таки снаружи. А себя ухватить за хвост…. И поэтому их можно делать очень много, и это очень интересно».
Сделать автопортрет высказыванием — задача не из легких. Так, все тот же Рембрандт никогда не повторялся в своих автопортретах. Кстати, Виктор Бухаров «развлекается» (если использовать термин Омбыш-Кузнецова) в своей мастерской тем, что каждый день запечатлевает свое состояние. Считать ли это нарциссизмом — может сказать разве что психиатр, который, к сожалению, не пришел на круглый стол. Виктор Семенович же считает, что автопортрет — это не украшение себя. И что самые ценные работы — самые ранние, поскольку в юности они отражают инстинкт художника. Можно сказать, что автопортрет для Бухарова — вся жизнь. Но для большинства художников автопортрет — лишь сиюминутный взгляд на себя, который также позволяет самовыра-зиться. Многие художники пытаются себя как-то и куда-то вписать, тем самым оставшись в истории искусств. Случается, что художник изображает другого художника. Например, подобная выставка «Художник: автор и модель» была в свое время проведена в Кемеровском областном музее изобразительных искусств.
Что еще можно сказать об автопортретах? Если для художников характерны частые искажения (изобразить себя со скошенными глазами, со сдвинутым носом и т. п.), то зрители хотят видеть красоту, ведь для обычного человека часто понятия о красоте идут в противоречии с тем понятием красоты, которое свойственно самим художникам. К счастью, на выставке «Отражение» была представлена только красота в ее традиционном, пусть и сусальном, понимании. А если отвечать на вопрос, почему художники не изображают себя красивыми, то можно привести в пример высказывание выдающегося советского живописца Николая Ивановича Андронова, который говорил, что нигде художник настолько мудро и беспощадно не проникает в самые сокровенные участки совести и нигде он не пользуется такой свободой от факта, от документальной верности ради психологической подлинности, как в автопортрете. «И невольно в памяти возникает вереница автопортретов Рембрандта: явная жизнь разных обликов одной души».

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.