Валторновый бенефис

(фото А. Игнатовича)

В Новосибирске впервые прошел крупнейший фестиваль международного масштаба «Сибирские валторновые дни», который стал уникальным событием не только для Сибирского региона, но и страны в целом. «Бенефис» одного инструмента прошел не только в концертной форме — состоялись также мастер-классы, лекции, воркшопы и творческие встречи от педагогов различных стран

От Сибири до США
Фестивальные концерты состоялись на лучших площадках города, в которых приняли участие ведущие валторнисты России и Европы. Помогали валторнистам академический симфонический оркестр Новосибирской филармонии и Новосибирский юношеский симфонический оркестр им. В. Я. Янковского. Последний, несмотря на юный возраст участников, за какие-то полтора месяца освоил достаточно сложный репертуар.
На каждом из концертов обязательно звучали премьерные сочинения, причем не только для Новосибирска, но и России. Например, концерт для валторны с оркестром «Тамерлан» был написан Натальей Волковой (С-Петербург) специально для заслуженного артиста России, артиста Мариинского театра Юрия Акимкина, который вышел на новосибирскую сцену. Премьерным для России сочинением стал и «Спектрум» Ж. Л. Дарбелле. Это сочинение было написано специально для валторны соло, и исполнил его сын композитора Оливье Дарбелле (Швейцария). Кстати, Оливье привез с собой натуральную валторну, которая отличается тем, что не имеет клапанов.
Среди прозвучавших произведений были также и знаменитые музыкальные композиции из полюбившихся кинофильмов, и классические произведения. Для фестиваля было приобретено невероятное количество нот (и в Вене, и в США), причем это были авторские переложения.
Кульминацией фестиваля стал хор из 32 валторн, который исполнил фрагмент увертюры П. И. Чайковского «1812». Сочинение и исполнение с его яркостью и мощью настолько понравилось залу, что музыканты повторили его на «бис».
На гала-концерте в Новосибирской специальной музыкальной школе зрители и музыканты отдали дань памяти выдающимся ушедшим отечественным валторнистам и педагогам, которые основали советскую и российскую школу игры на валторне и чьи портеры специально повесили в зале на время фестиваля. Такие мастера, как Игорь Лифановский, Михаил Косицын, Валерий Полех, Андрей Глухов, Виталий и Михаил Буйновские, Анатолий Демин, Степан Вишневский, Борис Афанасьев и Виктор Галкин много лет стояли во главе валторновой культуры России, которая увенчалась подобным фестивалем.
Валторновый фестиваль призван восполнить пробел, характерный для академической культуры, ведь, если честно, то валторна как инструмент представлена и развита в России достаточно слабо. Зачастую люди даже не знают, как пишется слово «валторна». Так, во всей Новосибирской области на валторне обучается всего 13 человек! И естественно, что все профессиональные коллективы испытывают недостаток квалифицированных музыкантов-валторнистов, заметил исполнительный директор фестиваля, солист Новосибирского академического симфонического оркестра, заслуженный артист России Станислав Янковский.
Каждый именитый симфонический оркестр имеет свои камерные ансамбли, включая валторновые. Так, в мире известен хор валторн Берлинской филармонии, хор валторн Лондонской филармонии, существует хор валторн и в Америке, который состоит из музыкантов Нью-Йоркского и Чикагского симфонических оркестров. Что же до Новосибирска, то в столице Сибири существует квартет валторн, состоящий из артистов симфонического оркестра и артистов театра оперы и балета, которые, как рассказал художественный руководитель фестиваля, валторнист Никита Янковский, зачастую приглашают своих коллег и играют и секстеты, и даже октеты.
Вспомнить о короле
Валторна — инструмент достаточно сложный, но звучит он волшебно. Недаром его справедливо называют королем симфонического оркестра. Из всех духовых инструментов именно валторна обладает самым широким диапазоном как по регистрам, так и диапазоном динамическим.
Валторна внесена в Книгу рекордов Гиннесса как самый сложный музыкальный инструмент, в особенности — духовой — в силу его физических особенностей. Так, длина валторны в среднем варьируется около 3,5 метра. И, естественно, требуется недюжинная емкость легких, чтобы продуть всю эту медь. Поэтому обучаться игре на валторне следует в более позднем возрасте, нежели при игре на других музыкальных инструментах. Например, гость фестиваля Оливье Дарбелле начал осваивать валторну аж в 17! Что же до детей, то им полезно будет вначале прозаниматься на более легких духовых инструментах (таких, как блок-флейта или кларнет), чтобы затем уже браться за валторну. Кстати, во многих оркестрах сегодня на валторне играют женщины — это к вопросу о мощи и силе инструмента.
Валторны делятся на две категории: натуральные и вентильные (с клапанами). Можно сказать, что для натуральной валторны написана музыка эпохи Ренессанса. Так что частенько художественные руководители симфонических оркестров и дирижеры предпочитают исполнять музыку тех времен на инструментах тех же эпох: барочных кларнетах, бассетгорнах, натуральных валторнах. В силу этого многим исполнителям в наши дни, и на валторне в частности, приходится владеть этими барочными инструментами.
Если же говорить о звучании, то у натуральной валторны при переходе обертоновой системы на хроматику звук не меняется, в отличие от валторны вентильной. Вот почему за получением тех или иных приемов современные композиторы обращаются именно к натуральной валторне. Поэтому валторна и жива до сих пор, не переходя в разряд музейных экспонатов.
Особенно валторна популярна в Европе, ведь еще в Средние века наряду с почтовыми рожками использовались и охотничьи валторны. Соответственно, вся духовая исполнительская школа развивалась быстрее и лучше там, в Европе. «У валторны в силу вариаций ее звучания, ее возможностей есть такая особенность: она комбинируется с различными инструментами, причем очень успешно — как с тяжелой медью, с медным хором, так и с деревянными духовыми, — рассказал Оливье Дарбелле. — Соответственно, ее можно использовать в деревянном духовом классическом квинтете, а также и в брасс-квинтете, в различных оркестровых произведениях, где валторна играет ключевую роль.
За последние 25—30 лет в Европе случился валторновый Ренессанс — популярность валторны взлетела. И когда я начинал играть на валторне, мне достаточно было открыть валторну и научиться вставлять мундштук — я уже был готов идти давать концерты, потому что существовала конкуренция. И лет 20—30 назад найти место работы было намного проще, нежели это происходит сейчас, когда на пробы в оркестр приходят примерно 100—150 валторнистов на одно место».
Как заметил художественный руководитель Новосибирской филармонии Владимир Калужский, все мы живем в эпоху фортепианоцентризма, когда фортепиано, как и скрипка, занимают все внимание у слушателей. А в той же Европе все инструменты в концертной практике равны. И поэтому там не вызывает удивления появление инструментов и оркестров аутентичной музыки, где играют на жильных струнах.
Что же до России, то с советских времен у нас потеряно одно из величайших достижений музыкальной культуры — духовые оркестры. Духовые оркестры не только профессиональные и специализированные, а духовые оркестры, которые были частью музыкального досуга. В любом парке летом играл духовой оркестр. Это мог быть духовой оркестр какого-то предприятия, профсоюза и т. д. Духовой оркестр мог шествовать по улице, а за ним в восторге бежал рой ребятишек, потому что для них заманчиво сияли тромбоны, те же валторны и т. д.
Сейчас этого нет, и одна из задач фестиваля — вернуть интерес к такому духовому инструменту, как валторна. «Сибирские валторновые дни» — лишь первый шаг к просвещению в сфере духовой музыки. И, по словам организаторов фестиваля, уже ведутся переговоры с различными исполнителями не только на валторне, но и на других инструментах, чтобы продолжить это масштабное начинание.