Второе дыхание Президентского совета

В 2014 году в целях совершенствования государственной политики в области развития, защиты и поддержки русского языка создан Совет по русскому языку при Президенте России. С тех пор его деятельность не раз получала неоднозначную оценку, а в последние полтора года и вовсе была приостановлена. Наконец 5 ноября состоялось первое заседание Совета уже в обновленном составе и под руководством Владимира Путина. Об основных темах заседания и насущных проблемах в области языковой грамотности мы беседуем с Ольгой Александровной Ребковец, руководителем фонда «Тотальный диктант», членом

Совета по русскому языку при Президенте России
— Начнем с того, что в августе 2019 года был утвержден новый состав Совета по русскому языку при Президенте России, и вы стали его членом. Расскажите о том, как это произошло.
— Механизм отбора кандидатов мне неизвестен. Но полагаю, что в аппарате советника Президента России по культуре и председателя Совета Владимира Ильича Толстого формируется предварительный список, который согласуется на высшем уровне. Что до принципов отбора, думаю, прежде всего принимается во внимание деятельность того или иного кандидата в сфере русского языка. К тому же, судя по составу, есть намерение охватить сразу несколько сфер, где русский язык играет значимую роль: это наука и вузы, СМИ и школы, музеи соответствующего профиля и общественные организации, к примеру — в этом году в состав вошел представитель Гильдии словесников.
Что касается меня, то решающую роль сыграл, конечно же, Тотальный диктант. Добавлю, что у меня не было никаких сомнений входить или не входить в состав Совета. Тотальный диктант как проект общественный основывается на выстраивании отношений с профессиональными сообществами, органами государственной власти, энтузиастами. Потому членство в столь важной структуре — это возможность расширить круг контактов и поле деятельности, а главное — вынести свои идеи на более высокий уровень реализации.
— До утверждения нового состава летом этого года деятельность Совета была приостановлена на целых полтора года.
— Да, но я бы назвала это не бездействием, а периодом осмысления. Во-первых, по регламенту состав утверждается на четыре года, и как раз подошло время перемен. Во-вторых, ситуация зашла в тупик из-за того, что у нас существовали сразу два совета по русскому языку, один при Правительстве России, другой при Президенте России. Изменения были необходимы, так как стояла задача не множить сущности, а консолидировать усилия и в дальнейшем действовать слаженно. Сегодня Совет при правительстве расформирован, некоторые его члены вошли в состав Президентского совета.
— 5 ноября прошло заседание обновленного Совета под руководством президента Владимира Путина. На взгляд со стороны, это было похоже на прием по личным вопросам: каждый говорил о своих проблемах, а русский язык как предмет обсуждения оказался не в фокусе.
— Хотя выступающие, действительно, концентрировались в основном на своих сферах, не соглашусь, что русский язык был не в фокусе. Всегда есть глобальные задачи и тесно с ними связанные частные вопросы. Да, к примеру, состояние литературных журналов — не самая приоритетная проблема в приложении к русскому языку, но ее решение тоже работает на развитие русского языка и литературы. Так что незначащих мелочей на заседании не было.
— Какие из прозвучавших тем, с вашей точки зрения, были наиболее важными?
— В первую очередь отмечу активное участие главы государства Владимира Путина. Я думаю, что все члены Совета получили мотивацию и понимание как дальше строить работу. Сразу же выделю предложения об изменении формата деятельности объединения. Мы обсудили необходимость проведения рабочих заседаний, предваряющих встречу с президентом, и организацию выездных заседаний. Регламентом предусмотрено, что Совет собирается не менее двух раз в год, и не менее одного раза заседание проходит с главой государства. Но это, что называется, на поверхности. Считаю, что работа станет более эффективной, если ее большая часть будет идти в кулуарах, на встречах рабочих групп и других мероприятиях. А встречи с президентом дадут возможность полноценно обсудить уже итоги работы или вопросы, требующие коллективного решения.
Опять же важно, что наша упорядоченная деятельность поможет синхронизировать работу различных нередко дублирующих друг друга структур. К примеру, у Министерства образования есть департамент по продвижению русского языка, в том числе за рубежом. У МИДа есть «Россотрудничество», которое занимается примерно тем же. Кроме того, в мире существует довольно большая сеть российских центров науки и культуры, у которых разные головные организации, это и институт Пушкина, и фонд «Русский мир». Зачастую их деятельность не согласована, а ресурсов не так много, как у тех же института Гёте и института Конфуция. Мы не можем себе позволить распыляться.
Другая очень важная, с моей точки зрения, тема, поднятая на заседании, — отсутствие утвержденного на законодательном уровне актуального сборника правил орфографии. Последний раз такой сборник был узаконен в 1956 году, и, собственно, мы по нему продолжаем жить! Конечно, существует масса современных справочников, но ни один из них не является тем документом, который можно было бы приравнять к нормативному государственному акту. К настоящему моменту русский язык очень далеко ушел от 1956 года. И мы, проводя Тотальный диктант, раз за разом в этом убеждаемся. Наши эксперты вынуждены использовать большой ряд авторитетных словарей и справочников, в которых могут быть разные толкования одного и того же языкового явления, а что-то и вовсе не отражено. Понятно, что русский язык не может быть загнан в жесткие рамки: только запятая, только тире. Он всегда будет предполагать вариативность. Но отсутствие справочника, который бы полно все описывал, не только усложняет работу лингвистов, но и ограничивает возможность людей грамотно писать и общаться.
Еще один острый вопрос — уровень вузовского филологического образования. Тут много различных проблем. И одно из прозвучавших предложений — возродить специалитет при подготовке преподавателей-русистов. Однозначно все проблемы это не решит. Но то, что качество образования будущих педагогов падает, налицо.
— Собранные в Совете люди, конечно, обладают авторитетом, научными званиями и опытом, но что они могут?
— Главное, что на данном этапе они могут быть услышанными. И это очень важно. Такой возможностью обязательно нужно пользоваться. И тут мы возвращаемся к оптимально структурированной работе Совета, в рамках которой его члены смогут действовать максимально эффективно. Объединившись и заручившись поддержкой президента, мы сможем многое.
— Вы уже назвали три острые темы из повестки заседания, но, возможно, для обсуждения чего-то очень важного просто не хватило времени?
— Острых проблем в сфере русского языка немало. Мне же хотелось бы выделить вот что. Сегодня, так уж вышло, Тотальный диктант — единственная образовательная структура, которая нацелена на обучение русскому языку взрослых людей. Школьное образование поддерживается и контролируется государством, в вузах хотя бы один семестр содержит курс занятий по русскому языку, и… и на этом все. Есть программы повышения грамотности для любознательных, но это лишь единичные примеры.
Работая в структуре Тотального диктанта, мы видим, что людям недостаточно один раз в год проверить свою грамотность. Им она нужна как в повседневной жизни, так и в профессиональной деятельности. Сегодня очень много завязано на текстах, письменной коммуникации, и от того, как грамотно пишет человек, четко и понятно доносит мысли до коллег и клиентов, зависит не только его профессиональная репутация, но и репутация компании, где он работает. То есть грамотность сегодня имеет имиджевую функцию, которая, в свою очередь, влияет на эффективность бизнеса.
Считаю, что нужно выстроить целостную систему, которая бы помогала взрослым повышать уровень грамотности. Речь идет об актуализации знаний. Наша образовательная система дает практически каждому необходимый базовый уровень. Однако грамотность — это не набор знаний, полученных один раз и на всю жизнь. Пятерка в школе десять лет назад не значит, что вы сейчас по-прежнему остаетесь грамотным человеком. Знания утрачиваются, правила изменяются, язык не стоит на месте, меняются сферы коммуникации, поэтому работать над своей грамотностью нужно постоянно.
Кстати, тема обучения взрослых поднимается и на уровне ЮНЕСКО, где есть профильная программа «Образование-2030», которая близка по целям Тотальному диктанту. Понятно, что в первую очередь ЮНЕСКО занимается теми странами, где значительная часть населения элементарно не умеет читать и писать. Но это не значит, что проблема образования взрослых людей отсутствует в развитых странах. Чем выше уровень развития общества, тем выше требования к уровню грамотности каждого его члена.
— Кстати, о взрослых. Наши читатели, да и журналисты газеты «Честное слово» очень хотели бы обратить внимание Совета на засилье нецензурной лексики. Как говорится, надо что-то с этим делать!
— На законодательном, подчеркну, уровне уже все сделано. Однако мы не можем подвергнуть репрессивной цензуре все пространство, где проявляется ненормативная лексика, а именно это предлагают сделать горячие головы сторонников «чистоты языка и нравов». Использование нецензурной и бранной лексики — зачастую вопрос ситуации, контекста и того, могут или не могут люди позволить себе так выражать эмоции. Кроме того, нельзя умалчивать о том, что это просто огромная часть лексики и нашей культуры, наконец. Разумеется, мы не можем выпустить из-под контроля использование мата в общественном пространстве, но на бытовом уровне все решают уместность подобных выражений и уровень культуры людей.
— Зная вашу активную общественную позицию, можно быть уверенными, что вы настойчиво будете продвигать в рамках Совета по русскому языку свои проекты.
— Конечно, я постараюсь принять участие в самых разных мероприятиях и акциях Совета. Что касается Тотального диктанта, то сегодня это целая система по разработке и реализации множества проектов в сфере русского языка, где непосредственно проведение диктанта — основное, но далеко не единственное мероприятие. Наша работа включает в себя онлайн-курс по истории русской орфографии и широкую издательскую деятельность, научно-просветительские акции и множество проектов в сфере международного сотрудничества. Совсем недавно я вернулась из Африки, где прошла большая конференция русистов, которая стала еще одним доказательством того, как высок интерес к русскому языку в мире. Кстати, в 2020 году в Казани состоится расширенное заседание Совета по вопросам развития и продвижения русского языка за пределами страны. Фонд «Тотальный диктант» будет там представлять свои проекты.
— Мы желаем успеха в работе Вам лично и всему Совету по русскому языку при Президенте России. Очень надеемся, что работа нового состава будет эффективной и позволит сформировать силу, которая поможет повысить уровень грамотности, а также преумножить значение русской культуры в стране и за рубежом.