«Иван-Кайф»: связь поколений и встреча со старыми друзьями

(фото А. Лапухина)

Вот уже восемь лет, как не стало бессменного харизматичного лидера новосибирской группы «Иван-Кайф» Михаила Зуева, приведшего свой коллектив к славе общероссийского уровня. Но творчество Миши не умерло: «Иван Кайф» сегодня существует как проект и выступает преимущественно в родном городе. На одном таком — новогоднем — концерте в Арт-пабе новосибирского Академгородка, напротив которого стоит памятник песне «Иду один» (и который давно принимают за памятник самому Зуеву), побывала и корреспондент газеты «Честное слово»
«Далеко за тысячу лет…» — такое название концертной программы как нельзя лучше отражает мировосприятие «Иван-Кайфа» многочисленными поклонниками: песни Миши Зуева будут жить еще много лет. И это далеко не только знаменитые «Катится любовь» и «Иду один» — в свое время Миша Зуев, студент НГУ, стал настоящим открытием для университета: являясь отличным студентом, будущая звезда был также художественным руководителем команды КВН НГУ и писал замечательные глубокие песни, совсем не такие, которые раздавались с большой эстрады. На последний концерт пришли как совсем юные зрители, так и те, кто знал и помнил Мишу еще в 90-х. Поклонница, представившаяся Татьяной, прилетела аж из Вашингтона, чтобы в очередной раз услышать «Иван-Кайф». Ее подруга Елена также ходит на концерты столько раз, сколько существует коллектив. «Мы не были близко знакомы с Мишей, но я все время ходила на его концерты — смотрела, слушала, — рассказала мне женщина. — Он невероятно тепло общался со своими поклонниками. Я помню его последнее выступление: по окончании концерта он очень устал и ушел. Но когда услышал, что аплодисменты не прекращаются, то вышел снова и спел на бис вновь «Иду один по ночному городку». Миша был как будто свой парень — даже для тех, кто приезжал и в первый раз его видел».
Сегодня концерты проекта «Иван-Кайф» — это ностальгия по молодости, любовь к Академгородку, интеллект и встреча со старыми друзьями. К той же когорте поклонников принадлежит и Сергей Снегирев, который в разговоре со мной упорно из скромности отрицал всяческое свое участие в выходе некоторых альбомов группы. «Для меня Иван-Кайф — целая легенда, — говорит Сергей. — Кроме того, что нас распирала гордость за университет, за Мишу Зуева, за команду, еще появилась и группа «Иван-Кайф». Правда, я познакомился с ее творчеством на более позднем этапе. Их песни просто берут за душу — это мое, это городковское, это наше университетское: умные песни, прекрасные тексты, отличные ребята — настоящий кайф. Я рад, что мы учились и росли вместе. Я знаю многих людей, которые до сих пор открывают Мишу благодаря его песням. И Миша сегодня еще выше и звезднее. Он музыкант и артист с большой буквы — он небожитель».
Иван, которого почему-то называют Николаем Васильевичем Гоголем, именно на концерте группы «Иван-Кайф» познакомился со своей девушкой и сделал ей предложение также на концерте этой группы — прямо со сцены. Пожалуй, только две новосибирские рок-команды несут столько тепла и являют связь поколений — «Иван-Кайф» и «Коридор». К несчастью, лидер группы «Коридор» также покинул этот мир. По случаю ухода из жизни дорогих музыкантов у группы «Иван-Кайф» есть песня «Ангел», которую ребята исполнили во втором отделении, вспомнив конкретно своего гитариста Евгения Силкина, не дожившего до сегодняшнего дня. С уходом Евгения не стала исполняться на концертах композиция «Зонтики», которую написал другой известный гитарист и бывший участник команды Евгений Каргаполов.
Что же до песен, исполняемых «Иван-Кайфом» на концертах сегодня, то это те вещи, которые нравятся как поклонникам, так и самим музыкантам, среди которых такие шедевры, как «Танцы с волками», «Белокровие» и «Штирлиц» (всего на последнем концерте было исполнено 26 песен). Заслышав припев «Оу-оу-оу дождь» песни «Акукагава-сан», поклонники пустились в пляс, и концерт стал сразу атмосфернее. Группе также помогала в вокальном отношении продюсер Ася Бочарова, разнообразя звучание. А когда вокалист Павел Жижин вызвал на сцену Снегурочку — бэк-вокалистку Олесю в стильном новогоднем манто, то восторгу поклонников не было предела.
Кстати, о Павле. Не думайте, что мы забыли о нем в череде воспоминаний — скорее, оставили на десерт, ведь накануне концерта музыкант дал мне интервью в грим-уборной, успевая сразу и переодеваться, и позировать, улыбаясь, нашему фотографу, и отвечать на вопросы.
— Павел, у группы имеются наработки новых песен или коллектив использует накопленное годами?
— Писать, как Михаил, сложно. Конечно, что-то свое есть, но в «Иван-Кайфе» мы его не играем. Михаил написал много альбомов — и это столько информации к размышлению! То есть у нас много песен, которые можно выбирать и играть.
— Сегодня группа отличается от той, что была в 90-е годы?
— Мы хотим передать то же настроение и тот же драйв. Миша думал: вот сейчас Пашу (то есть меня) поставлю вокалистом, отойду от дел и буду писать только песни. Но наш московский продюсер его не отпустил: сказал, что я пою, а он живет на сцене.
— Но поете вы хорошо, раз Максим Дунаевский назвал вас лучшим интонирующим вокалистом Москвы.
— Да? Я даже не слышал об этом.
— Раньше вы играли на клавишах, сейчас выступаете с гитарой. Вокалисту так удобнее?
— Вообще, вокалисту лучше с микрофоном, потому что голос — такой же инструмент.
— Почему «Иван-Кайф», блеснув однажды парочкой песен на российском небосклоне, не остался там яркой звездой?
— Потому что нужен продюсер, который бы это все двигал. В любой проект нужно вкладывать деньги. У Михаила были такие люди. Но потом этот интерес нужных людей закончился еще даже до его смерти.
— Дух Миши витает в коллективе?
— Миша мне снился. Но молча: пришел на концерт, послушал, посмотрел и ушел. Словно оценил наше творчество со стороны и, надеюсь, попросил продолжать его дело.