Восточное путешествие на букву «ы»

(фото А. Симушкина)

Вышедшая недавно книга стихов новосибирского поэта Павла Куравского «Ыссык-Куль. К тебе и от тебя» стала первым сборником в истории русской поэзии, название которого начинается с редкой буквы «ы»
Несмотря на то, что название знаменитого киргизского озера в русскоязычной транскрипции начинается с буквы «и», Павел придал ему поэтичности. Дело в том, что уже много лет Куравский доказывает существование слов на букву «ы». Преимущественно это заимствованные слова и имена собственные, которых в новой книге поэта немало. А поскольку книга представляет собой лирическое путешествие по странам Востока, то там названия и имена нарицательные, начинающиеся с буквы «ы» — не редкость.
Книга не является результатом какой-то одной поездки — она создавалась более 20 лет и навеяна не только восточным колоритом, но и любовными переживаниями. Здесь можно встретить стихотворения, которые не имеют прямого отношения к странам ближнего зарубежья, но так или иначе вписываются в общую концепцию расставания и путешествия.
Впервые Павел провел настоящую презентацию, где выступал как он сам, так и автор-исполнитель Татьяна Цыбульская и музыкант Марина Султрекова, создававшая соответствующую атмосферу игрой на хомысе.
Павел был в черном — книга стихов посвящена памяти его отца, который научил сына любить и понимать Азию.
Итак, что же увидит читатель в этом лирическом путешествии? Во-первых, хорошо пройденный автором маршрут. Однако какое-то время придется долго ехать с Павлом в поезде и наблюдать из окна — довольно много стихотворений именно о поездах. В вагоне лирический герой не прочь завести роман со случайной попутчицей. В другой раз он и вовсе будет страдать физически, мечтая о нимфе, увиденной им у воды. При этом на родине у героя есть возлюбленная, которая то отправляется в путешествие вместе с ним, а то остается дома и служит неким маячком.
Конечно же, Павел поет практически оды восточной кухне, так и нагоняющие аппетит. И, конечно, то и дело встречаются незнакомые топонимы, которые немного тормозят восприятие самих стихов. Вообще если сравнивать поэзию Куравского, то в некоторых виршах словно приходится взбираться по ступенькам. А есть, наоборот, невероятно легкие стихи с милыми сердцу строчками. Встречаются и интересно, логично закольцованные строки. Есть место и сказочным персонажам, и восточным людям-символам, без которых немыслим сам Восток (муэдзины, хаджи), и трагическим событиям в жизни тех или иных восточных городов, которые переживает герой.
Своего рода шедевром является стихотворение «Астана», написанное в лучших классических традициях — сразу вспоминаешь поэму «Бахчисарайский фонтан»
А. С. Пушкина. В этом стихотворении, как признался сам Павел, мотив начала «беззастенчиво украден» у песни «Ну что тебе сказать про Сахалин?» композитора Яна Френкеля на стихи Михаила Танича. И это не единственная перекличка: есть еще образ форели, заимствованный у Михаила Кузмина (стихотворение «Форель на Чу»).
Что же до озера, подарившего название книге, то Иссык-Кульская ночь наводит поэта на философские размышления о тленности жизни. Постепенно вырисовывается ранимый образ лирического героя, не выносящий пошлости мира.
И, пожалуй, все мировоззрение поэта заключено здесь:
Мне смешно, когда американцы
Ищут вне Земли живую нить.
Это просто глупо, ведь на Марсе
Некому и некого любить.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.