Доигровщик «Локомотива» Марко Ивович: «У меня волейбольная семья»

(Фото А. Игнатовича)

Пару легионеров в сегодняшнем «Локомотиве» составляют сербский доигровщик Марко Ивович и польский связующий Фабиан Джизга. Они защищают цвета железнодорожников второй сезон и за это время наладили отменное взаимопонимание с партнерами. В чем же секрет сибирской командной «химии»? Наверняка свою роль сыграл тот факт, что оба — славяне. Выучить наш язык и адаптироваться к здешним реалиям им явно проще, чем игрокам из Южной, Северной Америки или Западной Европы. Эти титулованные парни (один — чемпион Европы, другой — двукратный чемпион мира), которые не один год играют вместе, показывают на паркете именно то, что ждут от иноземных мастеров
После очередной победы «Локо» (на сей раз повержен питерский «Зенит» — 3:1) мы поговорили на разные темы с Марко Ивовичем. Начали на английском, а закончили на русском. Как выяснилось в процессе беседы, серб весьма неплохо изъясняется на языке Пушкина и Толстого и вообще может считаться полиглотом.
Славяне
— Игра была нервной, — считает Марко. — «Зенит» до этого уступил (другому «Зениту», казанскому, со счетом 0:3. — Прим. авт.), а мы играли дома после четырехматчевой победной серии на выезде. Мы хотим выигрывать каждый матч, чтобы оставаться на вершине. В первом сете мы ошибались на подаче, на площадке было много нервов. Наверное, «Зенит» не сыграл сегодня на своем максимальном уровне. Мы же использовали свой шанс. Рад, что мы победили.
— Вы говорите на русском?
— Говорю нормально, но давать интервью чуть тяжеловато (надо отметить, Марко отлично справился с этой задачей. — Прим. авт.).
— Давайте попробуем. Русский вам дался легко?
— Разница между сербским и русским небольшая. Что-то было понятно сразу. Россиянам не очень сложно выучить сербский. То же самое можно сказать и о польском. Это славянские языки, многие слова похожи. К примеру, слово «самолет» — одинаковое в двух языках.
— На каком языке разговариваете с Фабианом Джизгой?
— На польском. С Фабианом мы играем вместе уже четыре года (с небольшими перерывами. — Прим. авт.): два — в Польше, два — в Новосибирске. Ранее мы оба выступали за «Ресовию». В первый сезон выиграли чемпионат страны и дошли до финала Лиги чемпионов — это был успешный год (2015-й. — Прим. авт.). В волейболе и спорте вообще важно не только качество игры. Многое зависит от атмосферы в коллективе. Если команда будет командой, результат приходит сам. Если нет подходящей атмосферы, не будет и успеха.
— Российский чемпионат — самая сильная лига, в которой вы выступали?
— Да. Я, правда, не играл в Италии, которая тоже известна своим чемпионатом. Здесь чуть другой волейбол, технически он не такой, как в Польше или Франции, но уровень тут намного выше. У вас в России за клуб могут выступать только два иностранца. Это говорит о силе российского волейбола и о том, как у вас много хороших игроков. Ваша федерация проделала большую работу.
— Насколько важно для «Локомотива» выиграть регулярный чемпионат Суперлиги?
— Главное — выиграть потом плей-офф. В то же время психологически очень важно остаться на таком уровне — тогда и в плей-офф будет легче играть. Но до него еще месяц. Если ты хочешь быть чемпионом, ты не должен выбирать, когда играть, а когда — нет. Ты должен быть готов всегда.
Не роботы
— Волейбольная сборная Сербии может выступить на Олимпийских играх в Токио-2020?
— Нет, мы проиграли в квалификации. Теперь у нас будет только Лига наций.
— Сильно расстроились от того, что не поедете на главный турнир четырех лет?
— Понятное дело… У нас было два шанса, но мы не использовали оба. В первом квалификационном турнире уступили Италии. Во втором — Франции, после чего проиграли два сета Болгарии, и все было кончено. Каждый мечтает играть на Олимпийских играх, но у нас не получилось. Что ж, это жизнь, это спорт. Посмотрим, будет ли шанс перед следующей Олимпиадой.
— Чего не хватило сборной Сербии, которая в сентябре прошлого года стала чемпионом Европы?
— У нас много турниров и матчей. Сначала — квалификация, затем — чемпионат Европы, клубные соревнования и потом сразу еще одна квалификация (в январе этого года. — Прим. авт.). Посреди сезона непросто собраться — это не самый подходящий момент. Мы же не роботы и не машины, а живые люди. Даже роботы ошибаются — что тогда говорить о нас? Невозможно постоянно оставаться на одном уровне. Это вопрос к FIVB (Международной федерации волейбола. — Прим. авт.). Об игроках не очень подумали, а это особенно важно. Если не будет свежих игроков, не будет и хорошего волейбола.
— Этот сезон — очень тяжелый?
— Тяжелый, да. Это не совсем то, что нужно. Скоро будет Лига наций и еще через 20 дней — Олимпийские игры. Но что поделать, такой сейчас волейбол…
— Кто-то из вашей семьи навещал вас в Новосибирске?
— Только моя девушка. Она постоянно живет здесь со мной. У родителей не хватает времени, чтобы приехать сюда: семья, дом, работа…
— Кем работают ваши родители?
— Их работа не связана со спортом, хотя в молодости мой папа чуть больше 15-ти лет играл в волейбол. Мой дядя, брат отца, тоже раньше выступал на профессиональном уровне, а сейчас работает тренером. У нас волейбольная семья.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.