Конституцию можно поправить, Божьи законы — нет

Как известно, в России сейчас идет конституционная реформа. В Основной закон страны вносятся давно назревшие поправки, различные предложения звучат с разных сторон. Недавно отметился в этой теме и Патриарх Московский и всея Руси Кирилл. На трапезе по случаю 11-й годовщины интронизации он сказал: «Давайте молиться, трудиться, чтобы и в нашем Основном законе упоминался Бог. Потому что большинство российских граждан в Бога верят. Я не говорю только о православных — я говорю также о мусульманах и о многих, о многих других. Если в гимне может быть «Хранимая Богом родная земля», почему об этом не может быть сказано в нашей Конституции?
Пока еще этого нет, но я думаю, что общими усилиями и молитвами мы будем содействовать тому, чтобы такая возвышенная идея, каковой является вера в Бога, которая формирует нравственность и личную, и общественную, и политическую, чтобы она присутствовала в том числе и в нашей Конституции.
Считаю, что сегодня можно было бы начать дискуссию об этом». Что ж, попробуем подискутировать на эту тему сегодня и мы.
Печальное сотрудничество
В истории Церкви присутствуют страницы того, как иногда печально заканчивается для нее слияние с государством. Как говорится, куда ни кинь — всюду клин. Уже в Византийской империи первые трещины пошли как раз от того, что государство и Церковь стали слишком близки друг другу. Первое нередко подменяло вторую, и наоборот. Другой урок преподнесли Средние века и Новое время. Для примера. Поначалу инквизиция была просто тем институтом католической церкви, который отслеживал и анализировал всякого рода ереси и отступления от веры. И усилиями богословов делал это совсем неплохо. А потом, если говорить коротко и упрощенно, со временем, инквизиция получила от государства право на насилие. Право на то, на что в нашем сегодняшнем понимании имеет право только государство. Инквизиции даровали права на расследование, на допросы и — как венец! — право на казни. Чем все это закончилось, всем известно. Хотя, отметим, мрачные итоги деятельности инквизиции сегодня очень сильно преувеличивают, преувеличивают не без влияния Голливуда. Конечно, не о каких миллионах пылавших по всей Европе костров речи не может быть. Но и несколько десятков тысяч — цифра тоже ужасная. Справедливости ради также отметим, что во многих случаях инквизиция выносила оправдательные приговоры. Само латинское слово Inquisitio переводится как «расследование». Своего рода Следственный комитет того времени.
Довольно сильное слияние на Руси Православной Церкви и государства закончилось тяжелейшим расколом, начавшемся в 1650-х годах. А ведь поначалу цели были самыми благими. Исправить неточности в переводах богослужебных книг, приблизить Божественную литургию к верующим. Но проводить эти улучшения в жизнь принялись не только аргументами иерархов Церкви, но и усилиями государства. Усилиями, в том числе, и репрессивными. И — заполыхало… Причем — на десятилетия, даже — на столетия…
Другой бедой обернулся для Русской Православной Церкви так называемый «синодальный период». С 1700 по 1917 год государство напрямую взяло на себя управление Церковью. Начался период цезарепапизма. (от лат. caesar — «цезарь» и лат. papa — «папа») — термин, введённый католической историографией XIX века для обозначения таких отношений между императорской властью и церковью в Византии, в которых глава государства (император) выступал главой Церкви. Патриаршество было упразднено, а место патриарха занял Священный синод. Во главе Синода всегда стояло не духовное, но гражданское лицо. Чиновник. Священники получали зарплату из казны. И, наоборот, средства, которые приносили в храм верующие — пожертвованиями или приобретением, например, свечей, почти полностью уходили государству. Итог такой системе подвел кровавый 1917 год и не менее кровавые последующие годы гражданского противостояния.
В сознании многих граждан священники были частью во многом несправедливого к ним государства. И расправлялись со священниками точно так, как делали это с дворянами, помещиками, фабрикантами, офицерством. Однако справедливости ради отметим, что мотивы преследования Церкви после 1917 года были далеко не всегда политическими. Церковь гнали и откровенные безбожники, сатанисты, садисты, сумасшедшие, которые ненавидели Христа и все, что с Ним связано. Простых батюшек, добрых пастырей, которые всю свою жизнь отдавали заботе о страждущих, воспитанию детей, помощи ближним, подвергали жесточайшим издевательствам.
Но едва Русская Православная Церковь встала в оппозицию к только-только образованному безбожному государству, народ — как в издревние времена — опять к ней прильнул. И интересно, что противопоставить этому власть попыталась как раз тоже церковь — карманную, «свою», окологосударственную, рукопожатную — обновленческую.
На Западе тоже множество примеров удручающего воздействия слияния церквей и государств. Так, например, в нынешней Германии все, включая неверующих, платят 10-процетный «религиозный» налог. На пользу церкви это нисколько не идет. Как не идет на пользу церкви ее «поддержка» государством в других европейских странах. Например, 8 июня 2012 года парламент Дании принял закон, обязывающий все церкви страны проводить обряд венчания для гомосексуальных пар, об этом тогда сообщала The Daily Telegraph. Правда, согласно этому закону, любой священник может отказаться от проведения такого обряда, но местный епископ будет обязан найти ему замену…
И уж совсем нехорошо получилось в США. Да, в конституции Америки Бог не упоминается. Зато о Боге говорится в основополагающем акте о создании государства. Дальше слова о Боге вынесли на американский доллар. Не спорим, что поначалу еще горящие верой американцы делали это из благих побуждений. Но кончилось все тем, что именно деньги стали истинным богом для США. На них там молятся. Их там почитают больше и превыше всего. А Бог — ну, да, в воскресенье в церковь полагается сходить. И — ходят. К сожалению, часто не более того.
Русский поэт Сергей Есенин со своей женой Айседорой Дункан бывал в Америке. После чего написал:
«Места нет здесь мечтам и химерам.
Отшумела тех лет пора.
Всё курьеры, курьеры, курьеры,
Маклера, маклера, маклера.
От еврея и до китайца,
Проходимец и джентльмен,
Все в единой графе считаются
Одинаково — бизнесмен.
На цилиндры, шапо и кепи
Дождик акций свистит и льёт.
Вот где вам мировые цепи,
Вот где вам мировое жульё.
Если хочешь здесь душу
выржать,
То сочтут: или глуп, или пьян.
Вот она — мировая биржа,
Вот они — подлецы всех стран».
Но не будем грешить только на американцев. Среди нашего брата тоже достаточно номинальных православных. То есть людей, которые себя считают православными, даже носят крестики, но о вере своей не знают (а зачастую просто не желают знать) ничего. Мол, «Бог у меня в душе, а вы все отстаньте от меня». С прискорбием напомним, что уже давно ходит шутка о том, что некоторые «православные» в храме бывают только два раза в жизни: когда их крестят и… отпевают. Многие никогда не читали главной христианской книги — Евангелия, не держали в руках даже детской Библии.
Вернемся к доллару. Официальным девизом США, а также штата Флорида является выражение «In God We Trust» ( «На Бога уповаем»). Впервые был использован в 1864 году при чеканке монет нового образца, а в 1956 году стал национальным. Фраза печатается на оборотной стороне ныне выпускающихся долларовых банкнот.
Одним из возможных источников фразы In God We Trust (дословно — «В Бога мы верим», но смысл фразы ближе к «Мы полагаемся на Бога», «С нами Бог»; встречается также перевод «Мы верим в Бога») является последняя часть гимна США, текст которого был написан в 1814 году Фрэнсисом Скоттом Ки. Гимн содержит следующие строки со словами девиза: «Then conquer we must when our cause it is just // And this be our motto: «In God is our trust» (в русском переводе: «С правой кто стороны, не страшится судьбы, // В битвах будет девизом нам «Богу верны»).
Впервые как девиз фраза была использована в 1864 году Салмоном Портлендом Чейзом при чеканке монеты номиналом в два цента.
Фраза «In God we trust, all others pay cash» («Мы верим Богу, остальные платят наличными») была популярна в США в начале XX века.
26-й президент США Теодор Рузвельт высказался в 1907 году против использования девиза на монетах, расценив это как неуважение, близкое к святотатству. С другой стороны, свобода вероисповедания, закреплённая в конституции Соединённых Штатов, подразумевает право не верить в Бога. Поэтому существует точка зрения, что девиз нарушает права неверующих граждан страны. Несмотря на это, подавляющее большинство населения США поддерживают использование этого девиза на монетах.
1 ноября 2011 года палата представителей США поддержала резолюцию, подтверждающую статус национального девиза Соединенных Штатов «In God We Trust». Причиной для составления документа стала потеря девизом значимости в американском обществе. В частности, отметил автор резолюции республиканец Рэнди Форбс, одной из целей резолюции является пресечение попыток оспорить статус фразы, регулярно предпринимаемых как простыми гражданами в судах, так и чиновниками, использующими административный ресурс.
28 августа 2018 года суд восьмого округа в штате Миннесота отклонил жалобу группы атеистов, которые требовали удалить с банкнот и монет фразу «In God We Trust» как противоречащую первой поправке к Конституции США, гарантирующей свободу вероисповедания. Судья решил, что фраза является традиционной, соответствует представлениям о свободе вероисповедания прошлых поколений и не противоречит законодательству.
В какого бога веруем?
Мы считаем, что 26-й президент США Теодор Рузвельт высказавшийся против девиза на деньгах, был прав. Это святотатство. Если банк или другие «дельцы» загоняют человека в долговую яму, если ради этих денег бомбят другие государства, если расплачиваются ими с убийцами — это ли не святотатство? Если и допускать подобные девизы на деньгах, то только в идеальном святом обществе, которое полностью исключило зло из своей жизни. Но это, как вы понимаете, невозможно. То же касается и упоминания Бога в конституции. Почему? Прежде, чем ответить на этот вопрос, приведем сначала список стран, в конституциях которых все же есть упоминание Бога и религии.
Германия: «Сознавая свою ответственность перед Богом и людьми…»
Канада: «С учетом того, что Канада основывается на принципах, признающих верховенство Бога и господство права, устанавливаются…»
Греция: «Во имя Святой, Единосущной и Нераздельной Троицы…»
Швейцария: «Во имя Всемогущего Бога!»
Ирландия: «Во имя Пресвятой Троицы, от которой исходят все власти и к которой как к нашей последней надежде должны быть направлены все действия человека и Государства…»
Норвегия: «Евангелическо-лютеранская религия является официальной государственной религией. Исповедующие ее жители обязаны воспитывать в ней своих детей».
Дания: «Евангелическая лютеранская церковь является официальной церковью Дании и как таковая пользуется поддержкой государства».
Мальта: «Государственная религия. 1. Религией Мальты является римская католическая апостольская религия. 2. Органы Римской Католической Апостольской Церкви обязаны и имеют право учить, какие принципы справедливы и какие ошибочны. 3. Религиозное учение римской католической апостольской веры должно преподаваться во всех государственных школах как часть обязательного образования».
Южно-Африканская Республика (ЮАР): «Пусть Бог защищает наших людей. Благослови, Боже, Южную Африку».
Аргентина: «Испрашивая благословение у Бога — источника всякого разума и справедливости…»
Польша: «Мы, Польская Нация, — все граждане Республики, как верующие в Бога — источник правды, справедливости, добра и красоты, так и не разделяющие этой веры, а выводящие эти универсальные ценности из иных источников…»
Египет: «Египет — это колыбель религий и знамя процветания богооткровенных религий. На его земле росли храмы, возник свет Господа, и послание спустилось на горе Синай. На его земле египтяне встретили Девственницу Марию и ее Ребенка и принесли в жертву тысячи мучеников в защите Церкви Иисуса. Когда Печать Пророка Мухаммеда (да пребудет с Ним Мир и Благословение) была отправлена всему человечеству для улучшения морали, наши сердца и умы были открыты свету Ислама».
Конституции таких стран, как Австралия, Бразилия, Парагвай, Швеция, Перу, Филиппины также упоминают Бога.
В Соединённых Штатах Америки, как уже говорилось выше, федеральная конституция не упоминает Бога напрямую, но использует формулу «год нашего Господа» в статье VII. На уровне отдельных штатов конституции штатов Калифорния, Флорида, Джорджия, Иллинойс, Канзас, Кентукки, Мичиган, Нью-Джерси, Нью-Мексико, Пенсильвания, Висконсин, Колорадо, Вашингтон, Невада, Айова, Техас и Массачусетс упоминают Бога. Они обычно используют наименование: «Бог Всемогущий».
Нам кажется, что прежде, чем включать упоминание о Боге в Конституцию, следует эту конституцию для начала попытаться неукоснительно соблюдать, не попирая никем из чиновников и обычных граждан ни одну из ее статей.
В седьмой статье Конституции России говорится: «Российская Федерация — социальное государство, политика которого направлена на создание условий, обеспечивающих достойную жизнь и свободное развитие человека». Слова очень хорошие, очень достойные. Но соответствуют ли они реалиям? Можно ли «достойно прожить», например, на нынешнюю пенсию? А ведь до сих пор еще есть люди, по разным причинам получающие минимальную пенсию. В среднем по России минимальная пенсия в 2019 году составила 8 846 рублей…
Так стоит ли порочить имя Бога упоминанием Его в Конституции и неисполнением статей этого основного для государства закона? Не оттолкнет ли это людей от Создателя еще больше? Мол, Бог, одобряет Конституцию, а внесли Его в нее те, кто сами законы Конституции не соблюдают. У кого-то может возникнуть вопрос: «Что же это за Бог такой у них? Не является ли их бог — богом коррупционеров, мошенников и воров? Нужен ли нам такой бог? »
Вот и про «долларового бога» США часто говорят, что власти предержащие в Америке богом называют вовсе не Создателя Вселенной и жизни, а, как минимум, просто деньги, и, как максимум, самого сатану.
Да и богов в сознании людей много. Одно дело — Творец, но для христиан у Него есть имя — Иисус Христос, о котором мы можем прочитать в Новом Завете Библии. И, конечно же, патриарх Кирилл имел в виду именно Христа. Но речь идет о внесении в Конституцию не имени Христа, а слова «бог». Для некоторых и сатана — бог, и сварливый Зевс — бог. И кровавая индуистская Кали — богиня.
А как же быть с представителями одной из традиционных религий России — буддистами? Буддисты, по сути, не верят в Бога. Более того, мастера буддийской медитации рассматривают веру в Бога как препятствие на пути достижения нирваны.
А как быть с атеистами? Не станет ли внесение в Конституцию слова «бог» разделяющим фактором? Иные атеисты и вовсе могут воспринять это неадекватно: в Конституции упоминается Бог, а мы в Бога не веруем, значит, и Конституцию соблюдать нам не обязательно, она не наша, не соизволяем. Или, наоборот, срочно идти лицемерно и без веры креститься, чтобы соответствовать Конституции? Или отказываться от этой Конституции и гражданства РФ?
Конституция — это не Священное Писание. Это основной закон государства, который, несомненно, должен быть пронизан христианским духом — социального служения, милосердия, справедливости, равенства, свободы, братства, безопасности, человеколюбия и т. п. Вот какой должна быть настоящая, добротная Конституция. Хорошая Конституция — христианский дух ее статей и, естественно, их неукоснительное соблюдение.
Несомненно, нынешняя конституционная реформа — дело нужное, и поправки вполне значимые. Например, мы наконец-то отменяем колониальную статью о том, что международные законы превыше национальных. Потому что Запад все больше и больше манипулирует этими международными законами, интерпретируя их в свою пользу, делая это зачастую совершенно несправедливо.
В преамбуле к нашей Конституции сказано: «Мы, многонациональный народ Российской Федерации, соединенные общей судьбой на своей земле, утверждая права и свободы человека, гражданский мир и согласие, сохраняя исторически сложившееся государственное единство, исходя из общепризнанных принципов равноправия и самоопределения народов, чтя память предков, передавших нам любовь и уважение к Отечеству, веру в добро и справедливость, возрождая суверенную государственность России и утверждая незыблемость ее демократической основы, стремясь обеспечить благополучие и процветание России, исходя из ответственности за свою Родину перед нынешним и будущими поколениями, сознавая себя частью мирового сообщества, принимаем КОНСТИТУЦИЮ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ».
Если мы правильно понимаем, то в каком-то месте этой преамбулы должна быть вписана фраза «…с верою в Бога…». Но зачем? Что это даст Конституции и народу России? Просто для того, чтобы было? Внесение Бога в Конституцию страны не принижает ли Его? Вопрос остается открытым. Ведь Он — Бог, ему так или иначе поклоняется все разумное и неразумное. Он Создатель и Творец всего сущего — материи, времени, пространства, жизни, света, законов физики. Он стучит в сердце каждого человека. Он не зависит от документов, партии, строя или Конституции. Он Сам единственное объединяющее начало всех и вся.
А если Его внесли в Конституцию страны, Он уже как бы такой конституционный, обязательный, принуждающий к вере. Зачем? На самом деле — Бог очень деликатный и… ненавязчивый! В библейском Откровении Иоанна Богослова Христос говорит: «Се, стою у двери и стучу: если кто услышит голос Мой и отворит дверь, войду к нему, и буду вечерять с ним, и он со Мною». Он войдет к тем, кто сам Ему отворит дверь. Без указки свыше, без обязательных документов. А сам, по своей доброй воле и любви пригласит Спасителя к себе.
Святитель Тихон Задонский говорил: «Вот Сам Бог хочет к нам прийти и Себя в познание нам подать! Он у всякого при дверях стоит, и всякому хочет познаться, но мало кто слышит Его, стучащего в двери…».
Преподобный Макарий Великий писал: «Итак, приимем Бога и Господа, истинного врача. Который, пришедши и много для нас потрудившись, один может уврачевать наши души. Ибо непрестанно ударяет Он в двери сердец наших, чтобы отверзли мы Ему…»
Известный русский православный церковный писатель, переводчик, библеист, богослов, исследователь и толкователь Священного Писания так же говорил: «Господь не стесняет человеческой свободы; Он кротко взывает к людям или через Свое откровенное слово, или через внутренние движения человеческой совести и человеческого сердца. Стуча, Господь ожидает, что грешник сам добровольно и охотно отворит дверь своего сердца. Господь теперь приходит Сам к человеку для его блаженства до конца жизни; а потом сам человек придет к Нему на вечерю Царства Небесного после своей смерти».
Богу Богово
Все слышали фразу: «Богу богово, а кесарю кесарево». Дословно в Евангелии от Марка она звучит так: «отдавайте кесарево кесарю, а Божие Богу». В течение двух тысячелетий фраза широко использовалась для обоснования отношений между церковной и светской властью. Фраза стала предметом многочисленных интерпретаций и предположений, в каких именно ситуациях христианину должно признавать земную власть.
Однажды набирающего популярность молодого проповедника Иисуса Христа попытались скомпрометировать фарисеи. Как бы испытывая Его мудрость, спросили, нужно ли платить налоги Цезарю? — болезненный вопрос для покоренной римлянами провинции Иудеи. Ответ «да» дискредитировал бы Его перед патриотичными евреями и вдобавок оказался бы богохульством — ибо евреи считали себя богоизбранной нацией. Ответ «нет» можно было бы расценить как призыв к мятежу и использовать его для обвинения в восстании против Римской империи (за что Иисуса в итоге и осудили).
«И, наблюдая за Ним, подослали лукавых людей, которые, притворившись благочестивыми, уловили бы Его в каком-либо слове, чтобы предать Его начальству и власти правителя. И они спросили Его: Учитель! Мы знаем, что Ты правдиво говоришь и учишь и не смотришь на лице, но истинно пути Божию учишь; позволительно ли нам давать подать кесарю, или нет? Он же, уразумев лукавство их, сказал им: что вы Меня искушаете? Покажите Мне динарий: чье на нем изображение и надпись? Они отвечали: кесаревы. Он сказал им: итак, отдавайте кесарево кесарю, а Божие Богу. И не могли уловить Его в слове перед народом, и, удивившись ответу Его, замолчали» (Евангелие от Луки 20:20-26).
Так, может, и нам следует отдавать Богу богово? Наши молитвы, славословия, добрые дела, достойную христианина жизнь, жить по совести и не по лжи. А кесарю (государству) отдавать кесарево — исполнять человеколюбивые законы, соблюдать российское законодательство, защищать свою Родину в трудные времена, быть достойным своей страны гражданином.

 

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.