Как карта ляжет

Вчера, 25 февраля, отмечался один из самых необычных праздников — День географических карт несуществующих земель. Эти карты подарили всем нам немало радостных дней, когда мы зачитывались произведениями Стивенсона, Жюля Верна, Кассиля, Обручева
Карта как иллюстрация давно нашла свое место в приключенческих романах и рассказах. На таких картах изображено не только место действия произведения, по и многое другое, относящееся к нему: растения, животные, люди и даже сцены. Описываемая местность изображалась по всем правилам картографии и в полном соответствии с фактическим материалом произведения. И это придавало картам особую достоверность.
Вот карта острова Линкольна из романа Жюля Верна «Таинственный остров». А на этой карте изображен ландшафт несуществующего подземного мира — Плутонии. А на этой карте показан путь капитана Гаттераса к Северному полюсу (роман Жюля Верна «Путешествия и приключения капитана Гаттераса»).
Для тех, кто читал книгу Льва Кассиля «Швамбрания», Швамбрания — это целый материк, расположенный по воле автора, в Южном полушарии, между Австралией и Южной Америкой. «…Северные окончания Швамбранского материка, доходя до экватора, цвели тропическим изобилием, южные границы леденели от близкого соседства Антарктики… Как и всякая страна, Швамбрания должна была иметь географию, флору, фауну и население»… Все это было создано фантазией писателя. И сдобрено чувством юмора. Чего стоят только названия портов этой страны! Портсигар, Портупея, Портфель…
Но самая знаменитая карта несуществующих земель — это, конечно, «Остров сокровищ» Стивенсона. В конце лета 1881 года писатель, взяв в руки перо, начертил карту острова и старательно раскрасил ее акварельными красками. Изгибы берегов придуманного им острова моментально увлекли воображение, перенесли его на клочок земли, затерянной в океане.
Оказавшись во власти вымысла, очарованный извивами береговой линии с причудливыми бухтами, Стивенсон нанес на карту названия: холм Подзорная Труба, возвышенность Бизань-мачты, Белая скала.
— А как будет называться этот остров? — спросил стоявший рядом пасынок писателя Ллойд.
— Остров сокровищ, — не раздумывая, ответил автор карты и тут же написал эти слова в ее правом нижнем углу.
Стивенсон дал волю воображению при виде карты нарисованного им острова. При взгляде на его очертания, напоминавшие по контурам вставшего на дыбы дракона, ему показалось, будто в зарослях придуманного леса ожили герои его будущей книги. У них были загорелые лица, их оружие сверкало на солнце, они появлялись внезапно, сражались и искали сокровища на нескольких квадратных дюймах плотной бумаги. Писатель говорил, что не успел он опомниться, как перед ним очутился чистый лист, и он составил перечень глав.
Таким образом, карта породила содержание будущего знаменитого и бессмертного романа.
Вообще, в художественной литературе есть немало примеров, когда карты органически входят в содержание произведения. Например, Л. Н. Толстой в «Войне и мире», описывая Бородинскую битву, включил составленную им карту предполагаемого и происшедшего сражения.
Карта весьма наглядно иллюстрирует ход повествования. Великие художники Возрождения Леонардо да Винчи, Дюрер и другие были причастны к картографии. Замечательные карты, созданные Леонардо, рельефны и слегка тронуты краской. Они представляют собой как бы зарисовки местности при взгляде сверху, с высоты птичьего полета. Трудно сказать, чем они в большей мере являются — произведением искусства или практическим пособием.
Точность их по тем временам была достаточно высокой. Художник свободно охватывает пристальным взглядом горы, реки, озера и зарисовывает их с поразительной конкретностью. Картография — это своего рода искусство, и картограф не может быть безразличен к художественному мастерству. Он должен ясно представлять себе возможности изобразительных средств, владеть ими, чтобы любая карта, созданная им, была красива, привлекала к себе внимание и лучше читалась. Многие картографы известны как большие мастера графики.
В средние века картографы, скрывая свое географическое неведение, заполняли карту разнообразными художественными рисунками: пустыни и леса «заселялись» дикими зверями, обжитые места заполнялись фигурами людей, моря украшались рисунками кораблей и морских животных. Эпоха Великих географических открытий создала условия для развития картографической науки. Исключительно важное значение имели путешествия, совершенные в конце XV и начале XVI веков. Наиболее крупными из них были путешествия Колумба, открывшего Америку, и кругосветное путешествие Магеллана. В эту эпоху неизмеримо расширился горизонт знаний человека. Каждый день приносил новые географические данные.
Труден был путь создания карты мира. Каждая линия на ней, каждый штрих и точка — результат огромного многолетнего труда землепроходцев, отважных путешественников и исследователей. Но иногда составители в погоне за славой становились на неверный путь и показывали на карте то, чего не было и не могло быть в действительности. Дорого обходились исследователям такие карты!
Великий русский мореплаватель командор В. Беринг поплатился жизнью, доверившись ошибочно составленной карте. Член его экспедиции Л. Делиль показал составленную его братом Гильомом карту, на которой к югу от Камчатки была изображена несуществующая Земля Гамы. И, несмотря на то, что Сенат совершенно точно указал курс экспедиции Беринга от Камчатки к Америке, командор изменил его в поисках фантастической земли. И погиб.
…В день карт несуществующих земель каждый может попытаться создать на листе бумаги неведомые страны. Попробуйте, и вы увидите, насколько это захватывающе и интересно.
Ведущий рубрики «Другие праздники»
Павел ГОЛУБЕВ,
ЧЕСТНОЕ СЛОВО»

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.