Масленица — улыбка Православия

Среди православных праздников Масленица, которая обычно приходится на февраль (реже — на март), стоит особняком. Строго говоря, Масленица — это не православный, а народный праздник, и Русская Православная Церковь включает ее в свой праздничный календарь как мясопустную неделю перед Великим постом. Сам этот факт говорит о том, с какой терпимостью Православная церковь подходила к языческим традициям. В то время как католики, например, в Южной и Центральной Америках, выжигали язычество огнем и мечом, Православие без насилия вбирало в себя языческие традиции, давая им совсем другой смысл
Такая разная Масленица
Так было, например, с языческим праздником Ивана Купалы, который со временем был вытеснен празднованием Рождества Иоанна Предтечи. Вот и Масленица в Церкви стала называться Масленой или Сырной неделей. В эту седмицу действовал запрет на употребление мяса. Зато стол ломился от молочных и рыбных продуктов, яиц и, конечно, блинов, обильно сдобренных растопленным коровьим маслом.
Накануне Масленичной недели — в воскресенье — последний раз до Пасхи ели мясную пищу. Это называлось заговление на мясо. Украинцы называли этот день «ножковим пущенням» и обычно ели холодец из свиных ножек. И холодец, и другие мясные блюда надо было съесть до начала Масленицы.
Про Украину мы упомянули не случайно. Дело в том, что Масленицу — предвесенний дохристианский по происхождению праздник — отмечали все славянские народы. В Центральной и Южной Европе Масленицу не знали, но ее место там занял Карнавал. Этот народный праздник отмечают в середине февраля. Он сопровождается уличными шествиями, маскарадом, театрализованными представлениями, танцами и обильным застольем. То есть в чем-то он похож на Масленицу.
Единого ритуала у славян Масленица не имела. У разных славянских народов и в разных местностях она отличалась своеобразием обычаев, в том числе пищевых. Так, в Польше Масленая неделя заканчивается ночным факельным шествием на кладбище для прощания с предками. Если у русских обязательным ритуальным блюдом на Масленицу являются блины, то у украинцев — вареники с творогом. Блины на Украине и в Белоруссии появились позже, главным образом, под русским влиянием. В ряде районов Сибири вместо блинов готовили другое мучное изделие — хворост.
Масленицей называется не только сам праздник, но и олицетворяющее его чучело из соломы и тряпок, наряженное в женскую одежду. Иногда чучело прикрепляют к привязанному на высокий кол колесу. На Масленицу устраивают разудалые гуляния и игры: конные состязания, штурм снежного городка, качели, ледяные горки. Катание на санках было излюбленной забавой молодых людей. Скатывались с ледяных гор и молодожены, причем жена, сидевшая на коленях мужа, должна была по традиции поцеловать его после спуска с горки. Молодежь щеголяла нарядами, каждый стремился в шутках и забавах «перечудить» другого.
Провожают Масленицу в Прощеное воскресенье так же весело и шумно, как встречали. Соломенное чучело сажали в сани, которые сопровождало шутовское погребальное шествие. Масленицу «хоронили» по-разному: чучело раздевали, раздирали на части и зарывали в снег или топили в реке. Но чаще всего чучело сжигали на высоком костре из соломы, дров и всякого хлама. Иногда колесо с чучелом поджигали.
После этого веселье прекращалось. Каждый просил друг у друга прощенья за все обиды, после чего целовались в знак примирения. Отсюда и названье воскресенья — проводы, прощеный день, целовальник. Многие ходили в этот день с блинами на кладбище просить прощения у ушедших предков.
На следующий день — в Чистый понедельник, первый день Великого поста, в домах делали большую уборку и ходили в баню. Наступал период очищения — духовного и физического.
«…Петь до надсады, плясать до упаду»
Праздник Масленицы продолжается неделю, и каждый день имеет традиционное название. Понедельник называется «встречей», вторник — «заигрышем», среда — «лакомкой», четверг — «разгулом», пятница — «тещиными вечерками», суббота — «золовкиными посиделками», воскресенье — «прощеным днем». В среду на Масленицу тещи приглашали «на блины» зятьев с женами. Особенно этот обычай соблюдался в отношении молодых, недавно поженившихся. Видимо, отсюда и пошло выражение «к теще на блины».
В четверг начиналась широкая Масленица — разгул. В эти дни не было грехом «…есть до икоты, пить до перехоты, петь до надсады, плясать до упаду». Русская пословица гласит: «На Маслену не пить — Бога гневить». Каждая хозяйка старалась угостить своих домочадцев и гостей на славу. В общем «не житье, а Масленица». И главным блюдом были блины.
В пятницу на тещины вечерки зять угощал блинами тещу и тестя, причем званая теща должна была прислать в дом к молодым все кухонные принадлежности для приготовления блинов, а тесть присылал муку и коровье масло. По обычаю, в этот день старшие учили зятьев и дочерей уму-разуму.
В чем смысл масленичных обрядов? Единого мнения по этому поводу у историков нет. В середине XIX века в Масленице видели главным образом отражение древнего славянского культа Солнца, прощание с зимой и встречу весны. Блины, напоминающие Солнце своей круглой формой, — обращенная к светилу символическая просьба, чтобы оно поскорее поднималось повыше в небе. А костры как бы соединяли землю с небом, торопя приход теплых дней.
Другие ученые считают, что, подобно прочим празднествам, Масленица восходит к дохристианским земледельческим культам. Устраивая ее, крестьяне просили у Бога хорошего урожая. Земля уподоблялась беременной женщине: чтобы помочь ей разродиться, прибегали к магическим действиям — главным образом, обращались за помощью к умершим. Им приносили блины, считая, что за это они помогут посевам расти и развиваться. Так с помощью ритуалов люди надеялись обеспечить плодородие земли. Возможно, именно благодаря уподоблению ее деторождению и той магической силе, которой наделяли эту символику, в центре внимания на празднике оказывались молодожены. Погребение или сожжение соломенного чучела символизировало передачу земле плодородной силы.
Смысл ритуальных действий во время народных праздников в ходе истории неоднократно менялся, так что до первоначального его значения иногда очень трудно дойти. Таково и ритуально-праздничное употребление огня. В древности огонь воспринимался как очищающая и плодоносящая сила. Отсюда обычай зажигать костры на Масленицу. Христианская церковь привнесла свои смыслы в ритуальные действия с огнем, предписывая зажигать свечи и лампады перед иконами.
Но вернемся к нашим блинам. Как уже говорилось, блины являются обязательным угощеньем на Масленицу. Об этом говорят народные поговорки и припевки. «Как на Масленой неделе в потолок блины летели». «Без блина не Маслена». Кто только из русских писателей не упоминал в своих произведениях блины! И Фонвизин, и Крылов, и Островский, и Лесков, и Чехов… Казалось бы, нет на свете более русского кушанья, чем блины. Блины в России пекут не только для того, чтобы утолить голод, но и для духовного окормления. Ими православные начинают поминальную трапезу. В Масленицу первый блин кладут на подоконник для почивших родичей. А у какого еще народа есть кулинарно-философская присказка «Первый блин комом»? Наконец, в каком еще языке существительное «блин» выступает в качестве междометия, позволяющего обходиться без ругани там, где без нее обойтись очень трудно?
И все-таки следует признать, что ни у одного из народов нет оснований претендовать на блинное «отцовство». Да, блины были известны в Древней Руси и у восточных славян еще до IX века. Ими кормили рожениц, и уже тогда блины ели во время поминальных обрядов. Однако первые письменные упоминания о блинах встречаются около двух тысяч лет назад… у древних римлян! Автор фундаментального труда «Всемирная история блинов» Кен Албала пишет: «Любые примитивные злаки, высушенные, измельченные и увлажненные, могли породить первый в истории блин. С окультуриванием пшеницы на Ближнем Востоке, кукурузы в Америке и риса в Азии блины нашли свое воплощение в бесчисленных формах».
…Англичане еще в XV веке задумались над правильной постановкой блинного дела и выпустили книгу с рецептами этого «хлебного, поджаренного лепешкой на сковороде» (так определен блин в Толковом словаре Даля). Фенимора Купера мы знаем как писателя, а вот у себя на родине, в США, он был знаменит и как писатель, и как блинопек…
Вот блин!!!
Да, блины известны очень многим народам мира, и все-таки только в России это блюдо остается в большей степени праздничным, а не повседневным. Вот как писал об этом в 1886 году в «Петербургской газете» А. П. Чехов: «…Если у нас до сих пор нет научных работ относительно блинов, то это объясняется просто тем, что есть блины гораздо легче, чем ломать мозги над ними… Поддаются времена, и исчезают мало-помалу на Руси древние обычаи, одежды, песни; многое уже исчезло и имеет только исторический интерес, а между тем такая чепуха, как блины, занимают в современном российском репертуаре такое же прочное и насиженное место, как и 1000 лет назад. Не видно конца им и в будущем…
Принимая во внимание почтенную давность блинов и их необыкновенную, веками засвидетельствованную стойкость в борьбе с новаторством, обидно думать, что эти вкусные круги из теста служат только узким целям кулинарии и благоутробия. Кроме тяжелого, трудно перевариваемого теста, в них скрыто что-то еще более высшее, символическое, быть может даже пророческое… Но что именно?
…Ни одна женщина, как бы она развита ни была, ни за что не начнет печь блины 13 числа, или под 13-е, в понедельник, или под понедельник. В эти дни блины не удаются. Многие догадливые женщины, чтобы обойти это, начинают печь блины до Масленицы, таким образом, домочадцы получают возможность есть блины и в масленичный понедельник и 13 числа».
Действительно, на Масленицу тесто для блинов ставили, соблюдая разные ритуалы. В одних местах на восходе луны в тесто добавляли снег, в других — дожидались, когда на небе появятся звезды, в третьих — выходили готовить опару на реку, озеро или к колодцу. Иногда первый блин выставляли на окно, иногда выносили его нищим на помин усопших.
Вообще, весь процесс приготовления блинов считали таинством, и хозяйки готовили блины потихоньку от домашних, а уж тем более — посторонних. Вот что писал об этом Чехов: «Со времен доисторических русская женщина свято блюдет эту тайну, передавая из рода в род не иначе как только через дочерей или внучек. Купить или выменять секрет невозможно. Его женщина не проронит ни в пылу страсти, ни в бреду. Одним словом, это единственная тайна, которая сумела в течение 1000 лет не просыпаться сквозь такое частое решето, как прекрасная половина…»
Увы, сегодня блины готовят чаще всего по новым «современным» рецептам. В магазинах уже давно даже продается специальная «блинная» мука — вещь совершенно немыслимая в прежние времена. Прежде блинное тесто замешивали за пять — шесть часов до выпечки опарным способом. Это значит, что в воде или молоке с дрожжами растворяют только часть муки, а затем, когда опара подойдет, добавляют остальную муку, соль, сахар, масло. Все это иногда еще обваривают молоком (заварные блины), а затем подмешивают взбитые яичные белки, сливки, после чего тесто должно еще подойти, и тогда его использовали для выпечки.
Наиболее пухлыми и рыхлыми блины получаются, когда опара замешана на воде. Но на молоке блины получаются вкуснее. Блины готовят из дрожжевого теста, и на всех стадиях тесто надо взбивать и тщательно растирать, чтобы не было комочков. Когда тесто замешено, его покрывают полотенцем и ставят в теплое место. Нельзя закрывать посуду с опарой плотной крышкой — тесто должно «дышать». Когда опара увеличилась в два-три раза, в посуду добавляют оставшуюся часть муки. Тесто после перешивания снова ставят в теплое место. Когда тесто поднимется во второй раз, оно готово для выпекания блинов.
Блины желательно выпекать на чугунных сковородках небольших размеров. Сковороды не следует мыть водой. Чистят их так: ставят на огонь, наливают немного растительного масла, насыпают столовую ложку крупной соли и дают хорошо накалиться, а затем слегка остыть. Еще горячую сковородку протирают чистой ветошью или слегка влажными бумажными салфетками, чтобы снять весь нагар. Затем вновь посыпают сухой солью, протирают еще раз, убирают соль и снова протирают сухой мягкой тряпочкой.
Важно и количество масла на сковороде. Если масла мало — блин будет пригорать, если много — будет неровным. Чтобы получить ровный и одинаковый для всех блинов слой масла, им смазывают перед выпечкой раскаленную сковородку. В качестве «помазка» используют половину сырой очищенной картофелины или чистую тряпочку, намотанную на вилку.
Блины называют по тому виду муки или крупы, которые идут на их приготовление: гречневые, гречнево-пшеничные, пшенные, овсяные, ржаные, ячменные. Сейчас обычно используют пшеничную муку, но настоящие русские блины пекли из гречневой муки. Блины должны быть мягкими, рыхлыми, пышными и при этом как бы полупрозрачными, с четким рисунком пор. Такие блины, как губка, впитывают масло или сметану, от чего делаются сочными. Но пшеничные блины не имеют той пухлости и рыхлости, какие им дает гречневая мука. Кроме этого, гречневые блины обладают приятным, чуть кисловатым вкусом.
Но, в общем-то, мучная основа блинов может быть самой разнообразной, а за счет дополнительных продуктов и способов приготовления разновидность еще больше вырастает. Есть блины постные (на воде), на молоке, сдобные, заварные. Готовят также блины с начинкой-припеком (рубленые крутые яйца, лук, грибы и тому подобное), который вводят в блины во время выпечки. Одной из разновидностей блинов являются так называемые блинчатые пироги — несколько блинов, наслоенных стопкой один на другой и переложенных между собой различной начинкой. Такие стопки блинов смазывают с боков смесью яиц, муки и молока, чтобы начинка не вывалилась, и слегка обжаривают в духовке. В качестве наполнителя в тесто для любых блинов можно включать различные овощи. Такие блины не только вкусны, но и полезны, так как блюдо делается более сбалансированным по составу пищевых веществ и менее калорийным.
Разнообразие блинов можно расширить не только разными рецептами приготовления, но и различными способами… употребления. Обычно блины едят с жирными или острыми добавками, макая в растопленное масло или в сметану, либо заворачивают в них соленую рыбу или икру. Но и с медом или вареньем блины ох как хороши!
Вот как русский писатель А. Куприн описывает стол москвичей в Масленицу: «А сегодня настоящий царь, витязь и богатырь Москвы — тысячелетний блин, внук Дажбога. Блин кругл, как настоящее круглое солнце. Блин красен и горяч, как горячее всесогревающее солнце, блин полит растопленным маслом — это воспоминание о жертвах, приносимых могущественным каменным идолам. Блин — символ солнца, красных дней, хороших урожаев, ладных браков и здоровых детей. Удельное княжество Москва! Она ест блины горячими, как огонь, ест с маслом, со сметаной, с икрой зернистой, с паюсной, с салфеточной, с ачуевской, с кетовой, с сомовой, с селедками всех сортов, с кильками, шпротами, сардинами, с семужкой и с сижком, с балычком осетровым и с белорыбьим, с тешечкой, и осетровыми молоками, и с копченой стерлядкою, и со знаменитым снетком из Бела-озера. Едят и с простой закладкой, и с затейливо комбинированной. А для легкости прохода в нутро каждый блин поливается разнообразными водками сорока сортов и сорока настоев. Тут и классическая, на смородинных почках, благоухающая садом, и тминная, и полынная, и анисовая, и немецкий доппель-кюммель, и всеисцеляющий зверобой, и зубровка, настойка на березовых почках, и на тополевых, и лимонная, и перцовка, и всех не перечислишь».
Как и с чем ели блины на Масленицу, описал и А. Чехов в рассказе «О бренности (масличная тема для проповеди)». «Надворный советник Семен Петрович Подтыкин сел за стол, покрыл свою грудь салфеткой и, сгорая нетерпением, стал ожидать того момента, когда начнут подавать блины… Посреди стола, вытянувшись во фронт, стояли стройные бутылки… Вокруг напитков в художественном беспорядке теснись сельди с горчичным соусом, кильки, сметана, зернистая икра (3 руб. 40 коп. за фунт), свежая семга и проч.
Но вот, наконец, показалась кухарка с блинами… Семен Петрович, рискуя ожечь пальцы, схватил два верхних, самых горячих блина и аппетитно шлепнул их на свою тарелку. Блины были поджаристые, пористые, пухлые, как плечо купеческой дочки… Подтыкин икнул от восторга и облил их горячим маслом. Засим, как бы разжигая свой аппетит и наслаждаясь предвкушением, он медленно, с расстановкой обмазал их икрой. Места, на которые не попала икра, он облил сметаной… Подумав немного, он положил на блины самый жирный кусок семги, кильку и сардину, потом уж, млея и задыхаясь, свернул оба блина в трубку, с чувством выпил рюмку водки, крякнул, раскрыл рот…
И тут его хватил апоплексический удар».
По традиции стол на Масленицу всегда был накрыт. Ели и пили обычно до отвала, словно собираясь насытиться впрок на весь долгий Великий пост. Конечно, такое чревоугодие в течение недели нельзя считать разумным питанием. Однако последующие недели поста могли сгладить возможные нарушения обмена веществ, хотя, разумеется, духовный смысл Великого поста не имеет отношения к медицинским вопросам.
Тесто топором не разрубишь
В начале этой статьи мы заметили, что Масленица — скорее не православный, а народный праздник. Во всяком случае, такую точку зрения высказывают Б. Смолянский и В. Лифляндский — авторы книги «Священная кухня: Религия и питание». Но, может быть, эти авторы не так и правы? Мы бы сказали, что Масленица — это не только часть нашей самобытной культуры, но и улыбка Православия.
Все-таки Православие — это достаточно строгая вера. С многодневными постами, вовсе не короткими богослужениями, канонами иконописи и пения. И еще многим-многим другим, столь же строгим и обязательным. И вот тут Масленица — этакое никому не обидное озорство!
…Вряд ли мы найдем в России священника, который не отмечал бы Масленицу, и не только потому, что все батюшки тесно причастны нашей самобытной культуре, но и потому, что все они ощущают причастность Масленицы к Православию…
Помните чеховские слова о блинах, о том, что в них, помимо теста, «скрыто что-то еще более высшее, символическое, быть может, даже пророческое…» «Но что именно?» — спрашивает писатель. Отчасти ответ находится у другого великого русского литератора Николая Лескова в повести «Железная воля».
Итак, в Россию по приглашению двух англичан, создающих свой бизнес на нашей родине, приезжает немецкий инженер Гуго Карлович Пекторалис. Гуго был человеком принципиальным, всегда отвечал за свои слова и отличался поистине железной волей. В Россию он приехал раньше на неделю, а потому его никто не встретил и он, совершенно не зная русского языка, добирался на перекладных до места своей новой работы. Во время этого путешествия он претерпел много трудностей, но строго следовал данному слову и обещаниям себе и его работодателям, даже когда это следование доходило до абсурда. Рассказчик случайно встретил Гуго на станции Василев Майдан, где тот находился третьи сутки без еды и тепла.
Федор Вочнев, от лица которого и идет рассказ, привез «железного немца» в колонию (в имение), и тот начал трудиться, везде применяя свою железную волю, — окружающих это и смешило, и пугало, и раздражало. Но результаты от такого руководства были неплохие, поэтому Гуго периодически получал повышение жалования, а впоследствии решил открыть фабрику. Так оно все и шло, пока не настала Масленица…
«Дьякон Савва подает Пекторалису блин со словами:
— На тебе блин и ешь, да молчи, а то ты, я вижу, и есть против нас не можешь… жуешь, да с боку на бок за щеками переваливаешь… блин, что хлопочек… обмокни его в сметанку… сверни конвертиком, да как есть, целенький, толкни его языком и спусти вниз на самое место.
— Это нездорово.
— Еще что соври: разве ты больше всех, что ли, знаешь? Ведь тебе, брат, больше отца Флавиана блинов не съесть.
— Съем, — резко ответил Пекторалис.
— Ну, пожалуйста, не хвастай… одну беду сбыл, не спеши на другую.
— Съем, съем, съем, — затвердил Гуго».
Отец Флавиан не участвовал в споре. Он просто с удовольствием ел блины, «спуская их «конвертиками» один за другим. А Гуго с непривычки не может поспеть за ним. Гости же следят за состязанием и подогревают азарт немца.
«Пекторалису давно лучше было бы схватить в охапку кушак да шапку, — пишет Лесков,— но он, как видно, не знал, что «бежка не хвалят, а с ним хорошо». Он всё ел и ел, до тех пор, пока вдруг сунулся вниз под стол и захрапел». «…и умер Бог весть в какой не достойной его ума и характера обстановке», — пишет Николай Лесков.
…Вот оно — орудие наказания для иноземного гордеца — русские блины! А ведь до этого сам немец, уже знавший к тому времени некоторые русские обычаи, грозился одному из своих доморощенных оппонентов: «Я к нему приду, но приду на его похороны блины есть, а до того весь мир узнает, что такое моя железная воля».
«Ну, железные они немцы, так и железные, а мы тесто простое, мягкое, сырое, непропеченное тесто, — ну, а вы бы вспомнили, что и тесто в массе топором не разрубишь, а, пожалуй, еще и топор там потеряешь», — пишет Николай Лесков.
Вот как получается, что блины — наша сила. Еще одна наша сила. Разумеется, не главная, но ведь — сила же. Сколько раз эту силу пытались переломать всякого рода «железом». Рыцари в кованых железных доспехах. Железные канцлеры. Всякого рода железные дивизии с железными крестами в петлицах генеральских и офицерских мундиров. По количеству «железа» на душу населения они всяко были сильнее нас, а вот по душевной силе и рядом с нами не стояли. И эта наша сила собрана не только из мужества, но и из широты души, способности к безудержному веселью. И еще — из способности прощать.
Вот и Масленица начинается с широкого разгула, а заканчивается Прощеным воскресеньем. А Прощеное воскресенье — это уже серьезно. Умение прощать, способность к прощению, умение просить прощения — одни из краеугольных добродетелей Православия. Тем более, что после недельных гуляний Масленицы, после Прощеного воскресенья наступает Великий пост, и времени, чтобы обдумать свои дела у всех нас будет предостаточно…

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.