Проверка долголетием, или Наш Шукшин

Новосибирский драматург Игорь Муренко представил в форме читки свою новую пьесу «Моя жена — робот», которая уже успела победить на международном конкурсе. Пьесы Муренко были поставлены в 86 российских театрах. А на подмостках новосибирского театра под руководством С. Афанасьева его «Шутки в глухомани» выдержали уже 23 сезона

И. Муренко на читке своей пьесы в областной библиотеке
(Фото А. Игнатовича)

Главное — не создать робота в себе
Муренко всегда старался писать на вечные темы. И вот впервые для себя написал актуальную пьесу, ведь роботы наступают. Правда, они пока не в состоянии самостоятельно мыслить и не могут полностью заменить человека. «В прошлом году весной я позвонил в «Горводоканал», и меня переключили на робота. Мол, робот Константин сейчас будет отвечать на ваши вопросы, — поведал Игорь Николаевич на встрече со зрителями в рамках проекта «Люди как книги». — Я попытался поговорить с этим Константином, но он не смог ответить на мои вопросы, потому что, видимо, они оказались слишком развернутыми. И меня в итоге переключили на человека. То есть пока роботы еще не справляются с возложенными на них задачами. Но факт остается фактом: роботов уже задействуют».
Персонаж новой пьесы Муренко как раз напротив — робот, научившийся мыслить самостоятельно и логически. Как раз по этой причине робот Марина не смогла стать идеальной женой для Олега, которому так осточертела его настоящая жена, что он согласился на научный эксперимент: пожить в браке с женщиной-биороботом. В этом отношении пьесу можно отнести, скорее, к научной фантастике, ведь пока еще независимый искусственный интеллект не является фактом нашей жизни (роботы — объекты программируемые).
Пьеса получилась очень забавная и полезная, ведь Олег в итоге научился ценить свою жену, нахлебавшись от «капризов» женщины-робота, у которой достаточно ума, но нет души. Нужно отдать должное и непрофессиональным артистам, участвовавшим в читке. Особенно хотелось бы выделить Наталью Павлушкину — эта девушка смогла придать четкости своей речи и максимальной ровности, которая свойственна машинам.
Действие разворачивается в будущем — лет на 30—40 позже нашего с вами времени. Вот драматург и подумал, что к этому моменту вполне могли бы появиться роботы с независимым мышлением. И как раз Марина — первый такой экземпляр и большая удача для инженера-конструктора Павла, друга Олега. Процесс вручения Марине паспорта транслируется по телевидению на весь мир — здесь сказалось телевизионное прошлое Муренко. Вообще же в пьесе «Моя жена — робот» есть место и фельетону, и легкой иронии, и, как мы убедились, и паркету (официальному мероприятию. — Прим. ред.).
Скрытая мысль пьесы заключается в том, что роботы хоть и не обладают душой и необходимым человечески теплом, но могут подкорректировать отношения между мужем и женой. И если взять в пример реально существующего робота — голосового помощника Алису, которая в состоянии выстроить правильные отношения между членами семьи, то фантастика о роботе с самостоятельным мышлением уже не выглядит такой научной и далекой.
А в Японии и вовсе молодые люди женятся на роботах или берут в жены виртуальных девушек. Они приходит в ЗАГС, надевают виртуальные очки и дают клятву верности своим избранницам. «Пока в России будет такой президент, как Путин, он такого не допустит, — убежден Муренко. — У нас в стране традиционные ценности».
Идея о роботах-женах или роботах-мужьях давно витает в воздухе. Кажется, еще Сергей Прокофьев написал песню о колдуне, который создал идеальную женщину, которая не перечила и не спорила. Но в конце концов колдун повесился с тоски.
В массовой литературе то и дело встречаются фантастические романы о том, как женщина-робот считывает все желания своего мужчины или, напротив, женщина покупает себе мужа-робота.
Завершая наши размышления о пьесе Игоря Муренко «Моя жена — робот», хотелось бы сказать: не создай робота в себе. Ведь иногда становится просто страшно, когда буквально каждый сидит или даже идет по улице, уткнувшись в экран своего мобильного телефона, не замечая ни встречных людей, ни красоты природы, которая вокруг. А если забрать у него телефон хотя бы на день — его же не будет покидать ощущение, словно у него нет руки!

Сцена из спектакля «Шутки в глухомани» театра Афанасьева
(Фото Е. Кастериной)

Спектакль-долгожитель
Это сегодня Муренко ставят по всей России. А ведь с момента, когда драматург написал свою первую пьесу и когда она была поставлена, прошло целых десять лет! Первая пьеса Игоря Николаевича была поставлена ровно в его день рождения, когда Муренко исполнился 41 год. Речь идет о спектакле «Отче наш» в новосибирском театре «Старый дом». Затем последовала пьеса «Призвание — убийца», поставленная в театре «Глобус». И, наконец, театр Афанасьева оценил его «Шутки в глухомани», которые уже 24-й год не сходят с подмостков этого театра.
Секрет успеха этой пьесы и спектакля прост: там господствует простое живое слово. Язык «Шуток в глухомани» очень доходчивый. Сюжет там строится на ситуации, когда героя Саню по ошибке признали мертвым. Саня решает поддаться обстоятельствам: лечь в гроб и заодно проверить, будут ли по нему убиваться любимая жена и родной брат. Режиссер Сергей Афанасьев, как и большинство режиссеров, ставящих это произведение, из трагикомедии сделал комедию. Хотя у Муренко пьеса заканчивается фразой «Витя повесился». Именно в этом исконном варианте «Шутки в глухомани» сыграли в Сызрани. И реакция зала была потрясающей: тишина висела минуты четыре, а потом раздались оглушительные аплодисменты.
У афанасьевцев же в финале практически свадебная феерия — зрителей даже угощают пельменями и водкой, и это тоже по-своему, но впечатляет публику.
Любопытно, что у Муренко в его блоге отмечаются все, кто к нему заходил и что искал. Так вот один человек забил в поиске: «Шутки в глухомани». Шукшин». Стоит ли говорить, как автору было приятно.
Пьеса действительно пошла в народ, ведь помимо профессиональных театров ее ставят и народные коллективы. И даже был случай, когда один зритель предугадывал последующие реплики героев (чем, правда, сильно мешал актерам) — при том, что до этого никогда пьесу не читал и не смотрел спектакль. Такая вот народная комедия! Такая вот народная любовь!

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.