День молниеносной застежки

107 лет назад, 29 апреля 1913 года Гидеон Сундбек запатентовал застежку, известную всем под названием «молния»
Первый прототип «молнии» был создан американцем У. Джадсоном еще в 1893 году, однако устройство его было сложным в изготовлении и весьма ненадежным в работе. После многих рекламаций, находясь на грани банкротства, Джадсон взял партнеров, которые привлекли к работам американского инженера шведского происхождения Гидеона Сундбека.
Сегодня без застежки-молнии не обходятся ни одежда, ни обувь, ни сумки, ни чемоданы, ни различные чехлы — для мебели. Принцип молнии используется даже архитекторами и ландшафтными дизайнерами, не говоря уже о художниках. Трудно себе представить, что когда-то мы обходились без такой удобной вещи.
26-летний Сундбек покинул Швецию, а заодно и знаменитую компанию Westinghouse, разрабатывавшей новые технологии в области электричества (теперь Westinghouse уже столетие славится как передовая фирма по разработке и производству высокотехнологичного оборудования для нужд ядерной промышленности). Электричество в то время — передний край науки и техники, а Сундбек приложил все свои силы для усовершенствования новомодной застежки. Казалось бы, совершенно нелогичный шаг — квалифицированному инженеру бросить процветающую компанию ради сомнительной фирмы, выпускающей одно-единственное изделие, да к тому же находящейся в глубоком кризисе на грани банкротства. Однако правильно говорят французы — «шерше ля фам». Долго искать женщину в данном случае не придется — швед был без ума влюблен в дочь менеджера компании Universal Fastener Питера Аронсона Эльвиру, на которой благополучно женился в 1909 году.
Как показала история, Сундбек не зря ввязался в эту авантюру — не с женитьбой, конечно, — с переходом в другую фирму. Он оправдал все возложенные на него надежды и в 1912 году предложил совершенно новую конструкцию, названную Hookless № 1 — «Бескрючковая № 1». В новом варианте металлические зубья располагались на матерчатой ленте. Сундбек существенно упростил изготовление застежки, увеличил количество зубцов, скрепил их пружинкой и придал застежке гибкость. Очень революционная идея, если б не один недостаток: эта застежка тоже изнашивалась всего за несколько «вжиков» туда-обратно. Тогда Сундбек решил заменить крючки элементами другой формы — так в 1913 году родилась Hookless № 2. Эта «бескрючковая» напоминала уже современную застежку-«молнию». Так, пожар помог «молнии» родиться, а любовь — усовершенствовать обличье и приблизить его к тому, с чем мы с вами знакомы с детства. Через два года, 29 апреля 2013 года мы отметим столетний юбилей «молнии».
Внедрение этого последнего варианта застежки было более долгим и мучительным, чем сама разработка — из-за недоверия со стороны фабрикантов, помнивших первый неудачный опыт компании. Первые четыре застежки были проданы 28 октября 1914 года по одному доллару за штуку. Успех пришел лишь через четыре года, в 1918-м, когда компания продала двадцать четыре тысячи (!) застежек для «денежных поясов», популярных у отправляющихся в Европу военных моряков.
Потом руководство американского военного флота закупило еще десять тысяч таких застежек для одежды, обуви и брезентовых чехлов. Так военное ведомство снова сыграло положительную роль в распространении новшеств в одежде — как это было, например, с футболками. Гражданские тоже быстро поняли преимущество этой застежки, и она стала необыкновенно популярной во всем мире. Молния молниеносно — как ей и полагается! — начала приносить деньги. Поступил огромный заказ от американской почтовой службы, затем армия снова приобрела застежки для обмундирования.
Теперь усовершенствованная Сундбеком застежка выглядела более изящно, не ломалась через несколько циклов открывания-закрывания, стоила приемлемо, и мир наконец-то понял, что перед ним нечто совершенно новое и до ужаса удобное.
Патент на современный вариант — «разделяющуюся застежку» — был выдан 20 марта 1917 года. «Люди посвятили двадцать с лишним лет, изобретая и совершенствуя застежку-молнию. Это кажется неразумным, бессмысленным. Застежка не работала, постоянно выходила из строя, изобретателям давно пора было выбросить ее на свалку», — писал Роберт Фридел в книге «Застежка-молния: исследование нового». Он был не прав — застежка пробила-таки себе дорогу в жизнь.
К сожалению, Уиткомб Джадсон не дожил до триумфа своего детища — скончался в тот год, когда счастливец-швед сочетался законным браком со своей обожаемой Эльвирой — в 1909 году. Он не узнал, что с легкой руки модельера Жана Клода, заменившего пуговицы на мужских брюках молниями, застежка станет героиней международных анекдотов, что журнал Esquire — главный современный «трендовед» мира — объявит молнию «самой модной концепцией в области мужской одежды», предохраняющей джентльмена «от непроизвольного конфуза в туалете». Он много чего не узнал, но, будем надеяться, все это подозревал. Иначе бы не вкладывал столько сил, времени и денег в разработку своей идеи.
Уиткомб был «отцом» молнии, а «крестным отцом» стал Бертрам Рок, президент
обувной компании B.F. Goodrich. Ему очень полюбился звук, который застежка издавала при застегивании-расстегивании — тот самый «з-з-зип», и он в 1923 году выбрал эту застежку для резиновых калош. Модель назвали Zipper Boots, название стало нарицательным в английском языке и через два года послужило причиной названия для самой молнии. Так новая застежка постепенно становилась культурным явлением и знаком своего времени. К середине 20-х молнию активно применяли при пошиве уже любой одежды.
Но самым молниеносным был прорыв молнии в нашу жизнь в 1937 году, когда вышеупомянутый французский модельер Жан Клод, поняв, что патент Сундбека истек, решил использовать молнию в своих работах. Сначала — исключительно эпатажа ради. Он впервые поместил новую модную застежку на ширинку в мужских брюках. Публика пришла в экстаз. Его модели раскупались словно по мановению волшебной палочки.

Ведущий рубрики «Другие праздники»
Павел ГОЛУБЕВ,
«ЧЕСТНОЕ СЛОВО»

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.