Святым Духом сыт будешь

Сошествие Святого Духа

7 июня будет пятидесятым днем от Пасхи — Светлого Христова Воскресения. Православная Церковь отмечает Пятидесятницу, или Праздник Пресвятой Троицы. В 50-й день после воскресения Иисуса Христа произошло сошествие Святого Духа на апостолов, еще его называют днем рождения Церкви. Праздник христианской Пятидесятницы заключает в себе двойное торжество: и в славу Пресвятой Троицы, и в славу Святого Духа (Третье Лицо Пресвятой Троицы), который видимым образом сошел на апостолов и тем самым запечатлел новый вечный завет Бога с человеком
На разных языках — об Одном
Православный календарь сообщает об этом следующее: «Первый день Пятидесятницы, т.е. воскресенье, Церковь посвящает преимущественно в славу Пресвятой Троицы; и этот день в народе называется Троицыным днем, а второй, т.е. понедельник — во славу Духа Пресвятого, отчего и называется Духовым днем.
Празднование Святому Духу Церковь начинает, по обыкновению, вечерним Богослужением в Троицын день. На сем Богослужении с коленопреклонением читаются три умилительные молитвы Василия Великого, в которых мы исповедуем грехи наши пред Отцом Небесным и, ради великой жертвы Сына Его, испрашиваем помилования; просим также Господа Иисуса Христа даровать нам Божественного Духа, в просвещение и утверждение душ наших, и, наконец, молимся об усопших отцах и братьях наших, да упокоит их Господь в месте светлом и спокойном».
В Праздник Пятидесятницы принято украшать храм и свои жилища древесными ветвями и цветами и самим стоять в храме с цветами в руках. Украшение храмов и жилищ в этот день зеленью и цветами бывает, во-первых, исповеданием зиждительной, т.е. созидательной, творческой силы Животворящего Духа; а во-вторых — должным посвящением Ему начатков уже прошедшей весны.
Двойное название этого двунадесятого праздника указывает на его дохристианские истоки (как и в случае с праздником Пасхи). Рождение собственно христианского праздника Святой Троицы произошло, как считают историки, в конце мая 30 г. н. э. и совпало с ветхозаветным праздником Пятидесятницы; поэтому наш календарь сохраняет оба термина. Само же название «Пятидесятница» (греч. Пэнтэкостэ) имеет формально хронологическое происхождение и не выражает существа чествуемого события, но означает лишь то, что праздник совершается через пятьдесят дней после Пасхи (как у евреев, так и у христиан).
В Древнем Израиле это был первоначально земледельческий праздник Жатвы, день радости и благодарения, когда в жертву Богу приносились «начатки» собранного к концу мая первого урожая. Затем он стал означать и памятную годовщину древнего («ветхого») Синайского Союза-Завета, заключенного Богом с Моисеем и всем израильским народом приблизительно через пятьдесят дней после исхода (выхода) из Египта, драматические события которого и стали основой еврейской Пасхи. Это произошло, по мнению большинства ученых, во второй половине XIII века до Рождества Христова. Так Пятидесятница стала Днем рождения Ветхозаветной Церкви. Теперь постараемся понять — как родилась Церковь Нового Завета, Церковь Христова. Обратимся к текстам.
После Вознесения Иисуса с горы Елеонской, о чем мы писали в прошлом номере, апостолы вернулись в Иерусалим. Прошло десять дней, и наступил праздник Пятидесятницы. Ученики и Богоматерь, как и повелел им Иисус Христос, пишет евангелист Лука в своем продолжении Евангелия (новозаветной книге Деяний апостольских), «были единодушно вместе. И вдруг раздался с неба шум, как бы от несущегося сильного ветра, и наполнил весь дом, где они находились. И явились им разделяющиеся языки, как бы огненные, и опустились по одному на каждого из них. И наполнились все Духа Святаго, и начали говорить на других языках» (Деяния 2:1-4).
Иерусалим же был переполнен паломниками, съехавшимися со всех концов Римской империи. Они услышали этот неожиданный шум, подобный шуму бури и надвигающейся грозы, пришли в смятение и поспешили к дому апостолов. Их изумлению не было конца, когда они увидели простых галилеян, вдохновенно вещавших на разных языках, которых знать не могли. Более того, для каждого из них проповедь апостолов звучала на его родном языке! Чтобы подчеркнуть это чудо многоязычия, апостол Лука специально приводит длинный список народов со всех концов Римской империи, включая и отдаленные окраины.
«И все изумлялись и дивились, говоря между собою: сии говорящие не все ли Галилеяне? Как же мы слышим каждый собственное наречие, в котором родились. Парфяне, и Мидяне, и Еламиты, и жители Месопотамии, Иудеи и Каппадокии, Понта и Асии, Фригии и Памфилии, Египта и частей Ливии, прилежащих к Киринее, и пришедшие из Рима, Иудеи и прозелиты (обращенные из язычников. — Прим. «ЧС»), критяне и аравитяне, слышим их нашими языками говорящих о великих делах Божиих? И изумлялись все и, недоумевая, говорили друг другу: что это значит?»
Вавилонская башня пала
Настало время исполнения древних пророчеств, — обращается к собравшимся апостол Петр, — Мессианское Царство уже основано, а Иисус из Назарета, распятый «руками беззаконных», воскрес. Именно Он, отвергнутый ослепленной националистическим безумием толпой, и есть обещанный Мессия, — цель и смысл всей ветхозаветной истории ожидания.
Дух Божий, излившийся в мир, просветит разум каждого, желающего стать «гражданином» Его Царства. Для этого нужно лишь покаяться и принять крещение «во имя Иисуса Христа», получив при этом «дар Святого Духа».
Это Мессианское Царство, смысл которого стал понятен самим апостолам лишь в эти минуты, отныне пребывает в мире в образе Церкви Христовой. Само же слово «Церковь» (по-гречески — Экклесиа) означает «Собрание», а чудо понимания апостольской проповеди является знамением ее вселенского призвания, так как слушатели происходят из всей Вселенной (Ойкумены, или Экумены), как называли тогда Римскую империю.
Трагическое разделение народов, происшедшее некогда у Вавилонской башни, приходит к концу: Бог «всех призвал к единству», — как поется в кондаке праздника. Прочтем его (слова в квадратных скобках даны для пояснения).

Богослужение в храме на Троицу

«Когда сошел Всевышний и смешал языки [в Вавилонском столпотворении], то этим Он разделил народы.
Когда же Он раздал огненные языки [в день Пятидесятницы], то всех призвал к единству; и мы единогласно славим Всесвятого Духа».
А теперь давайте вспомним историю с Вавилонской башней, которую еще называют Вавилонским столпотворением. Библия рассказывает о построении послепотопными людьми башни в Вавилоне (читается так же как Бабилон), которая, по предположению строителей, должна была достигнуть неба (Быт. 11, 1 — 9). По библейскому рассказу и позднейшим иудейским преданиям, виновником предприятия был Нимрод. Основав сильное государство, он возгордился первым успехом и задумал основать всемирную монархию.
Вот как об этом рассказывает ветхозаветная книга Бытия (11:1-9):
«На всей земле был один язык и одно наречие.
Двинувшись с востока, они нашли в земле Сеннаар равнину и поселились там. И сказали друг другу: наделаем кирпичей и обожжем огнем. И стали у них кирпичи вместо камней, а земляная смола вместо извести.
И сказали они: построим себе город и башню, высотою до небес, и сделаем себе имя, прежде нежели рассеемся по лицу всей земли.
И сошел Господь посмотреть город и башню, которые строили сыны человеческие. И сказал Господь: вот, один народ, и один у всех язык; и вот что начали они делать, и не отстанут они от того, что задумали делать; сойдем же и смешаем там язык их, так чтобы один не понимал речи другого.
И рассеял их Господь оттуда по всей земле; и они перестали строить город [и башню]. Посему дано ему имя: Вавилон, ибо там смешал Господь язык всей земли, и оттуда рассеял их Господь по всей земле».
С археологической точки зрения библейский рассказ был предметом многих исследований, имевших целью определить, какая из вавилонских развалин наиболее соответствует признакам Нимродовой башни. Таких развалин около города Гилльт, расположенного на месте древнего Вавилона, несколько.
Первый серьезный исследователь вавилонских развалин, Роулинсон, полагал, что остатки вавилонской башни нужно искать в Ниффере, верстах в 140 к юго-востоку от Гиллы, где находится масса кирпичей, цементированных земляной смолой, как именно и говорится в Библии. Но это мнение, не находящее себе подтверждения в авторитетных свидетельствах древних писателей, оставлено, и теперь мнения исследователей разделяются между двумя другими развалинами, имеющими гораздо более права на отождествление с вавилонской башней.
Как пишет профессор А. П. Лопухин, одна из этих развалин находится к северу от древнего Вавилона и доселе известна у местных арабов под именем Бабиль, а другая — на правом берегу Евфрата и называется у арабов Бирс-Нимруд, т. е., Башня Нимрода.
Обе развалины грандиозны и показывают, что на построение этих сооружений пошла невообразимая масса труда и миллионы кирпичей. Особенно величественно из них последнее, и, так как арабское название его прямо совпадает с библейским указанием на Нимрода, то большинство исследователей склоняются к отождествлению этой именно развалины с Вавилонской башней.
В пользу того же мнения говорит одна клинообразная надпись Навуходоносора, в которой заявляется, что царь, найдя в Борсиппе (пригороде Вавилона) развалины башни семи светил, возобновил ее. Как отмечает А. П. Лопухин, в настоящее время Бирс-Нимруд представляет собою обнаженный холм, имеющий 235 футов вышины. На первый взгляд, это простой земляной холм, но раскопки показали, что это остаток построенного из кирпича здания. На вершине холма, в виде обветшалого замка, стоит остаток башни, на 40 футов выдающийся над общей массой развалин. По описанию Геродота (I, 181), Бирс-Нимруд (храм Бэла) имел в своем основании стадию в ширину и длину (более 600 футов), а по свидетельству Страбона — столько же в высоту. По приблизительному расчету Раулинсона, такая постройка должна была потребовать не менее 35 миллионов кирпичей самого большого размера. Об огромности развалин можно судить по тому, что Александр Великий, с целью восстановить здание, в течение двух месяцев употреблял 10 000 человек для удаления только мусора, который обрушился с нее в его время.
Кстати, сказание о вавилонском столпотворении с сопровождавшими его последствиями сохранилось и в преданиях других народов, и прежде всего — у самих вавилонян. Об этом уже можно было судить по свидетельству двух греческих писателей, черпавших свои сведения о Вавилонии из туземных источников — Полигистора и Абидена, из которых первый передает вавилонское предание в форме, весьма близкой к библейскому сказанию.
Но были открыты и вавилонские плиты, находящиеся теперь в Британском музее. Хотя плиты эти сильно повреждены, однако клинопись сохранилась настолько, что можно воспроизвести общий смысл текста. В нем говорится, что Вавилон склонился ко греху, большие и малые в нем приступили к построению какой-то твердыни, но Бог порешил навести на них страх, сделал странным их язык и тем затруднил дальнейший успех дела («Records of the Past», VII, 131 и 132).
Отголоски того же предания сохранились у египтян, которые рассеяние народов приписывали возмущению нечестивых людей против богов, у греков, сохранявших предание об аккадах, возымевших некогда гордую мысль при посредстве великой башни проникнуть в жилище богов, и даже в Новом свете — у мексиканцев и разных индейских племен.
Язык всего человечества
Итак, по библейскому воззрению, сначала все люди говорили одним и тем же языком. Это было великое благо, так как делало беспрепятственными отношения между ними.
Первый стих 11-й главы Книги Бытия так и начинается: «На всей земле был один язык и одно наречие».
Дав общую картину географического расселения первобытного человечества, бытописатель возвращается назад, чтобы объяснить нам его причину.
Сначала, говорит он, «на всей земле», т. е. на всей обитаемой людьми земле, иначе — во всем человечестве, «был один язык», — или, как стоит в еврейском тексте — «одни уста», как орган членораздельной речи, и «одно наречие», т. е. одна и та же материя и форма речи.
Факт единства человеческого языка составляет основную проблему лингвистики, которая с большей или меньшей степенью успеха и осуществляется всеми выдающимися языковедами: сродство языков и общность многих корней в языках почти не оставляют сомнения в том, что языки некогда вышли из одного общего первоисточника.
Каков был этот первобытный язык всего человечества, об этом мы можем судить лишь только гадательно; но несомненно, что мнение древних христианских писателей (Оригена, блаженных Иеронима и Августина, Диодора, Евсевия и пр.) в пользу первенства одного из семитических языков имеет на своей стороне то преимущество, что в одном еврейском языке находят свое начало первобытные имена (Адам, Ева, Каин, Сиф и пр.), что из него удобно объясняются имена многих древних народов (вавилонян, халдеев, кушитов и т. п.) и что, наконец, древнейшие остатки человеческой культуры носят довольно ясные следы кушито-семитического влияния.
В общем, люди злоупотребили этим благом общечеловеческого языка и решили «сделать себе имя». Вот прямые и ясные слова Библии, не оставляющие сомнения относительно честолюбивых, властолюбивых и вообще богопротивных намерений устроителей вавилонской башни. В подобном же смысле, т. е. в смысле указанной их ревности о репутации, употребляется эта фраза и в других местах Библии.
И в наказание Бог «смешал их языки», так что они перестали понимать друг друга, и из их разных говоров образовались впоследствии разнородные языки.
Разноязычие, по библейскому воззрению, и есть наказание Божие, наложенное на людей с целью затруднить отношения их между собой, так как, в силу греховной наклонности сердца человеческого, подобными отношениями люди по преимуществу пользуются ко злу.
В связи с библейским воззрением находится и новозаветное сказание о том, что, когда, с целью распространения христианства, потребовалось устранить препятствие, представляемое разноязычием для проповеди Евангелия различным народам, то апостолам дан был дар языков, т. е., восстановлена была некогда отнятая у людей способность понимать общечеловеческий язык.
Как пишет Е. Рашковский в книге «С высоты Востока…», «Когда люди солидарны в дерзновенном зле, они теряют дар коммуникации, дар взаимного понимания. Но этот дар восстанавливается ради истины. Языки символического, духовного огня над головами апостолов означают, что языковые и этнические барьеры прорваны: Истина идет к человеку не как к «эллину», «иудею» или «скифу», но именно как к человеку».
Сила проповеди апостола Петра была ни с чем не сравнима: около трех тысяч человек приняли крещение в день Пятидесятницы. Так родилась Новозаветная Церковь. Безо всяких натяжек, День Святой Троицы можно считать и Днем проповедника. Пока, насколько нам известно, официально такого праздника в христианстве нет.
Что же произошло с учениками Христа? Историки не могут дать на это ответа. Бесспорным является лишь то, что в этот день они, наконец, стали истинными апостолами («посланниками»). Мир будет преследовать их, сажать в тюрьмы, бросать на арены Колизея в лапы диких зверей, но окажется бессильным перед таинственным Даром Святого Духа, полученным в Пятидесятницу.
Пройдет всего три века, и горделивые римские императоры, именовавшиеся «спасителями отечества» и причислявшиеся Сенатом к «сонму богов», признают себя скромными подданными Царства Галилейского Учителя Иисуса Христа.
Дары Святого Духа
К дару иных языков мы еще вернемся. А пока перечислим Дары Святого Духа. Что это такое? Это особые действия Божественной благодати Святого Духа в душе христианина, подающие силы на деятельность ради блага ближнего и Церкви.
К дарам Святого Духа относятся дарования иерархического служения в Церкви (священство), дары мудрости, знания, веры, исцеления, чудотворения, пророчества, различения духов, различных языков и их истолкования, ходатайства, увещевания, даяния, вспоможения, учительства и другие.
Высшим даром Святого Духа является дар любви, бесценный для пользы ближнего и Церкви. Этот дар в то же время является и плодом Святого Духа.
Сама Церковь представляет собой единство различных людей с взаимодополняющими духовными дарованиями, что и превращает ее в единый организм, в Тело Христово.
Дары Святого Духа принято отличать от Его плодов или добродетелей.
Остановимся на даре языков, который особенно явственно присутствовал в древней Церкви, но вскоре перестал быть явным для всех. Для чего он был нужен? Для того, чтобы слово о Христе как можно скорее прозвучало среди разных народов. Обладали этим даром не только апостолы, но и очень многие христиане, сразу после крещения.
Вот как об этом пишет святитель Феофан Затворник: «В первенствующей церкви с особенною силою проявлялись чрезвычайные дары Святого Духа в верующих, что всему свету давало разуметь, что только христианство есть единая истинная Вера.
Между этими дарами скорее всех обнаруживался дар говорить языками. Сами апостолы, по сошествии на них Святого Духа, тотчас начали говорить иными языками; в Корнилии сотнике, как только сошел на него Дух Божий, обнаружился и дар говорить языками; то же открылось и на тех 12-ти, которые прежде и не слыхали, есть ли Дух Святой, и получили Его по крещении и возложении на них рук апостолом Павлом в Ефесе.
То же, вероятно, бывало и во всех других местах, то же и в Коринфе. Здесь, как видно, многими дарами обладали верующие, и между ними немалое число обладало и даром языков. Употребление других даров определялось сими дарами и шло в порядке; а употребление дара языков было больше других свободно, почему в нем и обнаружились уклонения от разумного порядка и требовали вразумления».

Вавилонская башня

Блаженный Феодорит объясняет его так: «Древле приявшим Божественную проповедь и сподобившимся спасительного крещения явственно подаваема была действенность духовной благодати; и одни начинали говорить разными языками, которых по природе не знали и которым у других не учились; другие творили чудеса, исцеляли болезни; иные получали пророческий дар и предсказывали будущее, а иногда делали явным совершаемое тайно, обнаруживая силу обитающей в них благодати. Ибо когда большая часть порабощена была демонской прелести, невозможно было бы сим невежественным и живущим в нищете людям так легко уверовать и дознать истину, если бы не открывалась явственно Божественная благодать и не представляла чудес, как бы в поручительство за истину веры. Сими дарами, вместе с другими уверовавшими во вселенной, пользовались и коринфяне, но не как должно употребляли им дарованное. Ибо по любочестию паче, нежели по нужде, выказывали действенность благодати. Преимущественно же надмевало их кичливостию дарование языков; и хотя не было ни слушателя, ни толмача, говорили разными наречиями и делали это не в порядке, но в одно время двое, трое и четверо. Посему и о сем написал преблаженный Павел, уча коринфян надлежащему благочинию».
То же говорит об этом поводе и святой Златоуст, прибавляя к сказанному и еще одну черту: «Как апостолы прежде всего получили это знамение (говорить на языках), так и верующие получали тот же дар языков, и не только это, но и многое другое. Так, многие воскрешали мертвых, изгоняли бесов, совершали много и других подобных чудес. Впрочем, одни имели меньше даров, другие больше. Чаще всех у них был дар языков. Это и послужило поводом к несогласию между ними не по существу дела, а по неразумию получавших дары. Получившие больше даров превозносились пред получившими меньше; а эти скорбели и завидовали получившим больше, как доказывает далее Павел. Нарушая чрез это взаимную любовь, они получали смертельную рану, которую он с великим тщанием старается исцелить».
Итак, поводом к рассуждению о благодатных дарах послужили, главным образом, неразумное употребление дара языков, потом некоторая немирность по случаю разности и неравномерности в получении благодатных даров, и, наконец, нарушение чрез то главного закона жизни христианской — любви. Соответственно сему апостол пишет 1) о благодатных дарах вообще, объясняя, как они необходимы и равноценны и по источнику и по их значению в церкви (1Кор.12); 2) о любви как вместилище и вместе условии даров (1Кор.13); 3) об употреблении дара языков (1Кор.14).
…Кстати, сегодня «дар говорения на иных языках» или «ангельскими языками» пытается «приватизировать» секта неопятидесятников (харизматов). Впадая в транс, ее адепты выкрикивают в забытьи наборы бессмысленных фраз, бессмысленных наборов звуков и говорят, что это все и есть «воздействие Святого Духа». Конечно, ничего общего с сошествием Святого Духа подобный «шаманизм» не имеет. Как и не имеет отношения к реально существующим или существовавшим когда-либо языкам, на которых говорили люди. В науке такая абракадабра называется глоссолалией — «невнятным бормотанием»…
Царь Небесный, Утешитель
Почти две тысячи лет тому назад, в день еврейской Пятидесятницы, мир воспринял тайну Триединого Бога: Ветхий Завет знал Единого Бога, положившего основание Ветхозаветной Церкви; Сын, воплотившись на земле, создал Церковь Нового Завета; Дух Святой открыл ее историческое время и действует в ней «до скончания века». Поэтому праздник ее рождения именуется Днем Святой Троицы. Бог един в Трех Лицах. И поэтому богослужение в храме начинается со слов: «Благословенно Царство Отца и Сына и Святаго Духа ныне и присно и во веки веков».
Как же Господь Бог может быть одновременно Один и Троица? Не надо забывать, что к Богу неприложимы привычные для нас земные измерения, в том числе — категория числа. Ведь исчислять можно только предметы, разделенные пространством, временем и силами. А между Лицами Святой Троицы нет никакого промежутка, ничего вставного, никакого сечения или разделения. Божественная Троица есть абсолютное единство. Тайна троичности Бога недоступна человеческому разуму. Некоторыми видимыми примерами, грубыми аналогиями Ее могут служить: Солнце — его круг, свет и тепло; ум, рождающий неизреченное слово (мысль), выражаемое дыханием; сокрытый в земле источник воды, ключ и поток; присущие богообразной человеческой душе ум, слово и дух.
В 1335 году скромный инок Сергий построил первую на Руси деревянную Троицкую церковь посреди глухого Радонежского бора, ставшую основой будущей Троице-Сергиевой Лавры — центра духовной жизни России.
Кстати, Троицкий молитвослов начинается вот с такой необычной молитвы: «Воспеваю Тебя, Живая Троица, Единая и единственно Единоначальная, Естество неизменяемое, безначальное.
Естество невыразимой сущности.
Ум, непостижимый в мудрости, небесная держава, непогрешимая, неподначальная, беспредельная.
Сияние, нестерпимое для зрения, но все обозревающее от земли и до бездны, ни в чем не знающее для Себя предела!».
Первый понедельник после Пятидесятницы именуется Днем Святого Духа. Он является как бы продолжением праздника Святой Троицы и посвящен особому чествованию Ее Третьего Лица.
Пожалуй, самой известной молитвой Святому Духу является «Царю Небесный». Сначала приведем ее на церковнославянском языке: «Царю Небесный, Утешителю, Душе истины, Иже везде сый и вся исполняяй, Сокровище благих и жизни Подателю, прииди и вселися в ны, и очисти ны от всякия скверны, и спаси, Блаже, души наша».
По-русски эта молитва звучит так: «Царь Небесный, Утешитель (Советник, Наставник), Дух истины, везде сущий (находящийся) и все наполняющий (присутствием Своим), Сокровище благ и Податель жизни, прииди и поселись в нас (среди нас), очисти нас от всякого греха и спаси, Преблагий, души наши».

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.