Николай Мамулат: Главное — сохранить рабочие места и доход жителей Новосибирска

Николай Мамулат на новом производстве защитных масок в Бердске

Уполномоченный по защите прав предпринимателей в Новосибирской области Николай Мамулат о проблемах, вызванных коронавирусом, знает не понаслышке. Каждый день он помогает сохранять рабочие места и зарплату людям. Ведь именно на бизнесе держится экономика региона: в этой сфере работает почти половина населения, да и поступления в бюджет от налогов малых предприятий — серьезные
— Говорят, что коронавирус изменил всё и жить по-прежнему мы уже никогда не будем. Как вы считаете, Николай Егорович, это правда?
— Прежде всего надо понимать, что необходимо привыкать жить и работать по-другому, в том числе и принимая повышенную социальную ответственность.
Если раньше многие считали, что они — сами по себе, то теперь очевидно, что это не так. Предприниматели увидели, что им нужно государство, а они — нужны ему. И что главная ценность — это люди. А значит, о них надо заботиться.
Формируется социально направленный бизнес. Многие предприниматели, несмотря на сложную ситуацию, в которой оказались сами, стремятся помочь людям.
— Сложно представить, что бизнес готов помогать кому-то без выгоды для себя…
— И, тем не менее, это так. Сложившаяся ситуация подоткнула бизнес к этому. Иногда мы выступаем как посредники. В пример можно привести ситуацию, когда предприниматель вызвался помочь медицинским работникам, предоставив питьевую бутилированную воду в сложный период, когда температура в городе поднималась выше 30 градусов тепла. В этот же день в медицинское учреждение безвозмездно доставили 500 бутылок воды.
Вообще, современный российский предприниматель — это человек слова и дела. Его деятельность направлена не только на получение прибыли, но и на взаимовыгодное сотрудничество, в том числе — социальной направленности. Наши бизнесмены, как и многие другие, стараются выжить и сохранить свое дело.
— Но всё равно, когда мы слышим слово «бизнесмен», то представляем заевшегося олигарха, которому нет дела до народа…
— Я уверен, что теперь и это отношение изменится. Из-за коронавируса стало очевидно, что в большинстве своем предприниматели заботятся, прежде всего, о своих работниках.
Мне известно множество случаев, когда руководители выплачивали зарплату из своих личных денег или даже брали кредит на себя, как на частное лицо, чтобы выплатить работникам заработную плату. Это очень большая ответственность и за дело, и за людей, которых ты нанял. Об этом мало кто задумывается.
— Но не могут же все быть предпринимателями…
— Да не каждый и решится на это. Бизнесом заниматься очень тяжело и ответственно. Это круглосуточная работа. Бывает, что и за дворника приходится самому работать, и за техничку. Потому что он не может бросить свое дело.
Вообще, быть предпринимателем — это особое состояние сознания. Надо уметь постоянно находить новые варианты, быть инициативным и решительным.
Вот пример. Из-за коронавируса одному предпринимателю пришлось закрыть две кофейни. Но он не растерялся. Узнал, что в регионе намечается дефицит чеснока, потому что он весь был китайский. Взял в аренду земельный участок, засеял чесноком, и товар буквально на корню уже купили — он еще вырасти не успел.
Вот это — настоящий предприниматель. Он постоянно в поиске новых идей, продуктов, услуг. Денежная масса никуда не делась, «ручейки» все равно потекут, но по-другому. И надо суметь найти свой поток.
Вообще, бизнесом не стоит заниматься ради денег. Главное в этом деле — азарт, увлеченность своим делом. Ощущение выполненной работы. И если поймать этот драйв, то и деньги сами собой придут.
— Может быть, тогда и финансовая помощь от государства бизнесу не нужна? Сами выкрутятся?
— А помощь, которую сейчас предлагает государство, она и не для предпринимателей. Она — в большей степени направлена на сохранение рабочих мест. Меры поддержки позволяют бизнесу не сокращать штат, не извлекать деньги из оборота. Ведь это один из первых путей оптимизации расходов. Но власти не могут этого допустить: тогда люди потеряют работу, доход, начнется безработица. Поднимется социальная напряженность.
Идеальный вариант — это как раз тот кредит на возобновление деятельности, который сейчас предлагается. И если предприниматель сможет сохранить коллектив, то государство «спишет» долг.
— И несмотря на все меры поддержки, многие всё равно остаются без работы или заработок сильно снижается. Никто не может понять, почему нельзя уже всё открыть и жить как раньше?
— Такое решение произвольно мэр или губернатор принять не могут, существуют ограничения на федеральном уровне, и решения должны опираться на мнения специалистов. Есть правила, определенные Роспотребнадзором, где указано, когда именно можно снимать ограничения. И через них никто не может переступить.
Принимая решения, власти стараются найти золотую середину, чтобы обеспечить безопасность и сохранить экономику. Коронавирус позволил осознать, что предприниматели необходимы, и о них тоже нужно заботиться. Нельзя на них давить, зажимать, душить постоянными проверками и ограничениями.
Ведь что такое бизнес для государства? В первую очередь — это налоговые поступления. Именно на деньги, которые предприниматели перечисляют в бюджет, строятся дороги и школы. Оттуда идет зарплата врачам. Кстати, особенно актуально это именно для нашего региона и города. 45 процентов трудоспособного населения Новосибирской области работает в сфере малого и среднего бизнеса. Тогда как в среднем по стране — только 26 процентов. И нам надо развивать это. Делать так, чтобы человек сам создавал себе рабочее место.
Поэтому государство старается помогать бизнесу. Но мы все в такой сложной ситуации оказались впервые. Все отрабатывается на практике. Например, сейчас уже понятно, что определять пострадавшие предприятия только по ОКВЭДам — это не самый удачный вариант.
— Да, многие жалуются, что не могут получить поддержку из-за формальностей. Удалось ли помочь с решением этой проблемы?
— Процентов 30 обращений к нам за этот период касались как раз того, какой бизнес признается пострадавшим, а какой — нет. Часто бывает, что сфера бизнеса по факту изменилась, а ОКВЭД не поменяли, ведь этого никто не требовал. При этом доказать, чем на самом деле занимается предприятие — не сложно. Это всё видно в финансовой отчетности.
Например, недавно была жалоба: индивидуальный предприниматель занимается оздоровлением детей с ДЦП. Занятия индивидуальные — в комнате только тренер и ребенок. Но ОКВЭД — спорт. Зачем ограничивать работу? К сожалению, институт уполномоченного не может что-то разрешить или запретить. Мы можем только посоветовать, найти варианты.
Сейчас мы предлагаем: если выручка предприятия из-за пандемии упала более чем на 30 процентов — признавать его пострадавшим. Консолидированные действия привели к тому, что правительство задумалось о необходимости выработки новых подходов к определению наиболее пострадавших отраслей экономики.
В сложившейся ситуации институт уполномоченного по защите прав предпринимателей очень востребован. Количество обращений увеличилось в пять раз! И все мы отрабатываем очень подробно.
К примеру, в самом начале режима ограничений к нам обратились производители пластика для стаканчиков под йогурт. Они пытались выяснить, можно их предприятию работать. Мы проанализировали ситуацию, что компания входит в производственную цепочку продуктов питания. А значит, ограничения на нее не распространяются. В результате они смогли возобновить производство. Каждый день подобных советов и инструкций мы выдаем множество.
— Вопросы касаются не только ситуации с коронавирусом?
— Нет, конечно. Самые разные проблемы. По-прежнему актуальными остаются вопросы, связанные с исполнением государственных и муниципальных контрактов. Недавно одно из новосибирских предприятий произвело капитальный ремонт оборудования котельных в республике Крым. Работы были выполнены в полном объеме, но заказчик задолжал больше полутора миллионов рублей. Мы направили официальное обращение Прокурору Республики Крым. В результате в скором времени задолженность была погашена.
Или, например, в ноябре 2019 года к нам обратилась одна из производственных компаний Дзержинского района. Просили оказать содействие в восстановлении теплоснабжения здания. Оказалось, что участок теплотрассы находится в совместной эксплуатации с другим юридическим лицом, и из-за смены собственника второй компании возникли сложности с договором, и тепло отключили. А из-за этого могло полностью остановиться производство. Мы направили письмо в ресурсоснабжающую организацию, обратились за помощью к судебным приставам. В итоге теплоснабжение было восстановлено. Люди смогли продолжить работу, сохранили доход.
— Как удается регулировать такие вопросы? Всегда ли приходится обращаться в суд и в другие официальные инстанции или есть и другие пути?
— Мы стараемся многие проблемы решать в медиативном, досудебном порядке. Например, отключили магазин от света за неуплату. Он работать не может, люди без денег останутся. Такую проблему надо быстро решать. Если идти по стандартным каналам, то получится очень долго: пока письма напишешь, пока ответ придет — уже будет поздно. Поэтому в таких ситуациях я использую личный авторитет.
— Это конкретные ситуации, а в более глобальном смысле? Получилось ли исправить что-то, что коснулось бы каждого бизнесмена?
— Да. Прежде всего, за время моей работы на посту уполномоченного удалось снизить давление на бизнес со стороны контролирующих организаций.
В 2018 году Новосибирская область находилась на 67 месте в России по индексу административного давления на бизнес. А в этом году мы поднялись уже на 29 место. Значит, степень давления сильно уменьшилась. Чтобы этого добиться, мы собирали у себя круглый стол, пригласили представителей всех контролирующих органов и власти. В итоге пришли к компромиссу, и сейчас уже видно, что результат — положительный.
Сейчас, в связи с коронавирусом, тоже были перегибы. Проводились проверки: какие предприятия продолжают работать, несмотря на запрет. И если таких нарушителей находили, их сразу штрафовали. Но вся деятельность института уполномоченных направлена на внедрение в деятельность контрольных органов принципа «впервые выявленное нарушение — предупреждение». Предупредить, дать время исправиться, потом снова проверить…
Также сейчас каждый четверг проходит онлайн-совещание уполномоченных всех регионов с федеральным омбудсменом Борисом Титовым. Мы проводим мониторинг мер поддержки бизнеса.
Отслеживается реализация и действенность мер поддержки. В апреле—мае мы провели «контрольную закупку» совместно с предпринимателями, которые хотели получить беспроцентный кредит на выплату заработной платы, но на практике это оказалось совсем не просто. Информация была направлена на федеральный уровень. И как известно, мнение бизнеса было услышано и поддержано Президентом РФ. Не менее 75% объема зарплатных кредитов были обеспечены гос.гарантиями, что позволило снизить риски банков и изменило подход к оценке заемщиков. Кроме того, условия для получения льготного займа стали доступнее.
Мы всегда очень активно участвуем в таких мероприятиях, потому что в Новосибирске сильный институт уполномоченного: в других регионах аппараты меньше. Многое уже удалось урегулировать, но мы продолжаем эту работу.
Также, благодаря нашим усилиям в том числе, Новосибирская область оказалась среди передовых регионов по снятию ограничений для бизнеса. Одними из первых мы запустили строительный бизнес, промышленные и обрабатывающие производства, открыли сферу услуг. Сейчас у нас работает уже 75% экономики — это очень много на фоне страны. Это прямой результат взаимодействия и активной работы бизнес-сообщества, правительства и губернатора.
— Как вы думаете, что ждет нас дальше? Долго ли еще продлится этот «коронакризис»?
— Аппарат уполномоченного по защите прав предпринимателей с оптимизмом смотрит в будущее. Я думаю, что в ближайшее время ограничения должны максимально снять. И постепенно экономика начнет восстанавливаться. Если будет хоть какая-то возможность открыть, то она будет использована.
Беседовала Марина Вдовик, специально для «ЧС»

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.