Святое дело не бывает без веры

19 июня 2020 года президент России Владимир Путин подписал Указ об учреждении ордена Пирогова и медали Луки Крымского
Орденом Пирогова будут награждать граждан РФ за оказание медицинской помощи в условиях ЧС, эпидемий, военных действий и других обстоятельствах, сопряженных с риском для жизни. Медалью Луки Крымского, в соответствии с Указом, награждаются врачи и младший медицинский персонал, а также другие работники медицинских организаций за заслуги в области охраны здоровья, за большой вклад в организацию оказания медицинской помощи. Проще говоря, обе награды предназначены, прежде всего, для медиков.
Что ж, как говорится, давно пора. Но в данном случае мы бы хотели обратить внимание на другое. На то, что одна из наград учреждена в честь православного святого, и это обстоятельство прямо подчеркивается в названии — медаль Луки Крымского… Не выдающегося хирурга ХХ столетия Луки Войно-Ясенецого, а митрополита Симферопольского и Крымского.
Награды на белых халатах
В Московском Патриархате Русской Православной Церкви назвали появление ордена Пирогова и медали Луки Крымского в качестве государственных наград России «абсолютно закономерным и своевременным», отметив, что святитель Лука (Войно-Ясенецкий), архиепископ Симферопольский и Крымский, причислен Русской православной церковью к лику святых.
«Считаю появление таких наград абсолютно закономерным и своевременным. Сегодня, когда нашим медработникам приходится спасать жизни людей в тяжелых условиях пандемии коронавируса, многие медики уже их заслужили. Уверен, первые награждения состоятся скоро», — отметил глава синодального отдела по взаимоотношениям Церкви с обществом и СМИ Владимир Легойда. Он напомнил, что Николай Пирогов был основоположником военно-полевой хирургии и школы анестезии в России, а святитель Лука в миру был хирургом, ученым, автором трудов по анестезиологии и гнойной хирургии.
«Святитель Лука в 1995 году был канонизирован Украинской Православной Церковью в лике местночтимых святых, а в 2000 году прославлен к общецерковному почитанию Юбилейным Архиерейским Собором… А недавно с предложением рассмотреть вопрос о канонизации Николая Ивановича Пирогова выступил митрополит Запорожский и Мелитопольский Лука», — добавил Легойда.
…Мы бы еще добавили, что Луку Крымского с полным правом можно было бы назвать и святителем Лукой Сибирским. Самую значительную часть своей многотрудной жизни он провел в сибирских ссылках, именно в сибирских госпиталях в годы Великой Отечественной войны спас тысячи и тысячи жизней красноармейцев, в Сибири написал многие свои выдающиеся труды по хирургии…
Но вернемся к словам Легойды. Действительно, первые награждения орденом Пирогова и медалью Луки Крымского состоялись буквально через несколько дней после учреждения наград. Президент России Владимир Путин подписал указ о награждении медицинских работников — в том числе из Сибири — орденами и медалями за большой вклад в борьбу с коронавирусной инфекцией, самоотверженность и высокий профессионализм, проявленные при исполнении врачебного долга.
Орденом Пирогова награждены 43 врача инфекционных больниц и госпиталей Хакасии, Красноярского края, Иркутской, Кемеровской, Новосибирской, Томской областей и Бурятии, медалью Луки Крымского — 13 медицинских сестер из лечебных учреждений Сибирского федерального округа.

Святой великомученик Пантелеимон

Кроме того, орденом Пирогова награждены 49 специалистов Государственного научного центра вирусологии и биотехнологии «Вектор» из Новосибирска. Медалью Луки Крымского — 16 сотрудников этого государственного предприятия. Напомним, что в «Векторе» в чрезвычайно короткий срок разработали тестирование на коронавирус и одну из российских вакцин против коронавируса. Всемирная организация здравоохранения (ВОЗ) внесла ее в список потенциальных вакцин, способных остановить пандемию.
Каждый из награжденных медиков — в полной мере продолжатель и высочайшего профессионализма Николая Пирогова, и высочайших нравственных устремлений святителя Луки. И эти нравственные ориентиры для врача, для врачевателя, были заложены сразу с рождением христианства.
От Луки до Луки
Храм Воронежской медицинской академии освящён в честь апостола и евангелиста Луки. Выбор неслучаен. Святой Лука — первый врач-христианин, показавший своим примером путь святости в медицине на все времена. Помощь больным — огромное поприще для христианского подвига терпения, сострадания, милосердия, самоотвержения. Доказательство этого — апостол Лука и другие святые врачи.
Святой Лука родился на территории современной Сирии, был апостолом из 70-ти и сподвижником святого апостола Павла. По происхождению он был греком, а по профессии — врачом. Услышав о Христе, Лука прибыл в Палестину и здесь горячо воспринял спасительное учение от Самого Господа. В последующие века по его стопам прошли многие из врачей. Неудивительно, что Православная Церковь чтит память многих из них. Начать, наверное, уместно со святых Космы и Дамиана. Наша Церковь чтит память сразу трех пар святых с именами Косма и Дамиан. И все они прославились как врачи-бессребреники.
Наибольшим почитанием пользуются Косма и Дамиан Асийские (IV век), родные братья. Воспитанные матерью-христианкой (преподобной Феодотией), они безвозмездно исцеляли больных и, кроме этого, сами разыскивали и лечили диких животных, которые потом без страха ходили за ними. В конце жизни Дамиан нарушил обет безвозмездного врачевания: выздоровевшая безнадежная больная умолила его во имя Святой Троицы взять в дар за исцеление три яйца. Услышав о том, что брат пренебрег обетом, Косма завещал похоронить их с Дамианом отдельно. После смерти братьев Бог открыл людям, что Дамиан принял дар ради любви к Создателю, а не из корысти, и святых братьев погребли вместе.
Святой бессребреник Кир в конце III — начале IV веков был знаменитым врачом в городе Александрии, лечил больных бесплатно, исцеляя в том числе и душевные недуги. При этом святой врач не боялся проповедовать Евангелие. Во время гонения императора Диоклетиана Кир удалился в Аравийскую пустыню, где принял монашество и продолжал лечить приходивших к нему людей. Однажды врача-монаха разыскал воин Иоанн, пожелавший стать его последователем. Через некоторое время учитель и ученик вместе отправились в Египет, чтобы поддержать христианку по имени Афанасия, вместе с тремя дочерьми заключенную в темницу. Кир и Иоанн были схвачены, их предали мукам на глазах Афанасии. Но ни она, ни ее дети, ни сами мученики не отреклись от Христа и были казнены.
Конечно, среди святых врачей более всего известен святой великомученик Пантелеимон, живший в III веке. Он родился в Вифинии (Малая Азия) в семье знатного язычника и тайной христианки (святой Еввулы). Медицинскому ремеслу учился у знаменитого врача Евфросина и впоследствии стал придворным врачом при императоре Максимиане. Жизнь красивого и успешного юноши перевернула встреча с пресвитером Ермолаем, который впоследствии и крестил его. После смерти отца (крестившегося в конце жизни) будущий великомученик посвятил себя помощи больным и нищим. Он лечил всех безвозмездно, неизменно молясь о больных, посещал заключенных в темницах.
Его успех как врача стал предметом зависти коллег по ремеслу — они донесли императору, гонителю христиан, что Пантелеимон исповедует Христа и посещает своих единоверцев в заключении. Последовал арест. В это же время судили и казнили учителя Пантелеимона, священномученика Ермолая. Молодого же врача пытали и в конце концов также усекли мечом. Святой великомученик и целитель Пантелеимон почитается в Церкви как покровитель врачей и ходатай за болящих.
Мученик Орест (конец III — начало IV веков) был известным в Каппадокии врачом. Христианин с детства, он открыто проповедовал христианство во время гонений. На допросе у царского сановника Орест проявил необыкновенное мужество: на повеление назвать свое имя он ответил, что имя его — Христианин, и оно кажется ему более высоким, чем имя, данное родителями при рождении. Твердо отказавшись отречься от своей веры, святой врач выдержал множество пыток: 40 воинов, сменяя друг друга, истязали его. Затем мученика привязали к дикому коню и влачили по земле, пока святой Орест не умер.
Другой Мученик — Диомид (III век) тоже врач по профессии. Он исцелял не только телесные, но и душевные болезни. Много путешествуя, Диомид проповедовал Христа, обращая и крестя язычников. Однажды врач пришел в Никею, и император-язычник Диоклетиан послал воинов арестовать его. Но умер святой мирной смертью на обратном пути из Никеи. Согласно житию, найдя его тело, воины отсекли голову святого в доказательство исполненного поручения императора, но тотчас ослепли. Диоклетиан приказал отнести голову обратно к телу: исполнившим приказ воинам вернулось зрение. Имя мученика Диомида вспоминается при совершении таинства Елеосвящения (Соборования).
Преподобные Алипий (XII век) и Агапит (XI век) Печерские были насельники Киево-Печерской лавры и стали первыми прославленными святыми лекарями на Руси. Преподобный Агапит, в частности, прославился тем, что исцелил Владимира Мономаха, будущего великого Киевского князя, прислав ему настой из трав. Однажды монаха-целителя из зависти попытался отравить известный в Киеве врач, однако яд не подействовал. Впоследствии завистник покаялся и принял монашеский постриг. Преподобный же Алипий, кроме дара целительства, известен как иконописец. Одна из икон его письма — Свенская икона Пресвятой Богородицы — хранится сейчас в Государственной Третьяковской галерее.
Еще один насельник Киево-Печерской лавры — преподобный Ипатий Целебник (XIV век). Его послушанием было ухаживать за больными. За строгую подвижническую жизнь и самоотверженное служение людям получил от Бога дар исцеления. Нетленные мощи преподобного Ипатия находятся в Дальних пещерах Лавры.
Праведный страстотерпец Евгений (Боткин) — почти наш современник. Сын известного русского врача Сергея Петровича Боткина (лейб-медика Александра II и Александра III). Окончил с отличием Военно-медицинскую академию, работал в Мариинской больнице для бедных. С началом Русско-японской войны (1904 год) стал добровольцем в действующей армии, возглавил медицинскую часть Российского общества Красного Креста. В 1908 году приглашен в семью Николая II в качестве лейб-медика. На этой должности пробыл до самой смерти — в 1918 году его расстреляли вместе с царской семьей в Екатеринбурге, хотя за несколько месяцев до расстрела предлагали оставить императорскую семью и остаться в живых. В 2016 году причислен Русской Православной Церковью к лику святых.
Вот мы и добрались до святителя Луки (Войно-Ясенецкий), в честь которого учреждена новая российская государственная награда.
Он родился в семье аптекаря-католика, но был воспитан матерью в православной вере. В 1903 году окончил медицинский факультет Киевского университета. Во время Русско-японской войны возглавил отделение хирургии при госпитале Красного Креста в Чите. Женился на сестре милосердия Анне, которая родила ему четверых детей и в 1919 году умерла от туберкулеза.
Через некоторое время принял сан диакона, затем пресвитера. В 1923 году Валентин Феликсович Войно-Ясенецкий был пострижен в монашество с именем Лука в честь врача-евангелиста. В том же году рукоположен во епископа, после чего его арестовали по стандартному подозрению в «контрреволюционной деятельности». Началась череда арестов и ссылок, которые продлились 11 лет, при этом владыка не переставал служить в храмах и лечить людей, писать медицинские и богословские труды. Об этом стоит поговорить подробнее. Но сначала несколько слов о святых на российских орденах.
Святые на наших орденах
Почти все ордена Российской империи были учреждены в честь святых. По-другому тогда и быть не могло. Ордена как знаки наград берут своё начало в духовно-рыцарских орденах раннего Средневековья, в период первых крестовых походов. Они объединяли рыцарей-монахов, и первоначально понятие «орден» означало группу лиц, связанных общим обетом и общей целью. Само слово «орден» происходит от латинского ordo — «ряд, порядок».
В Средневековье орденом не награждали — в него посвящали. К началу эпохи Возрождения большинство европейских монархов уже внедрило ордена для награждения верных подданных и особенно офицеров.
В России первый орден — Святого апостола Андрея Первозванного был учреждён Петром I в 1698 году «в воздаяние и награждение одним за верность, храбрость и разные нам и отечеству оказанные заслуги». Орден стал высшей наградой Российской державы.
Второй орден — святой Екатерины, ставший высшей наградой для дам, учредил также Пётр I в 1713 году в честь своей супруги Екатерины Алексеевны. Пётр удостоил этим орденом только свою жену. Всего с 1713 по 1917 год орденом были награждены 734 дамы. Третий орден учредила в 1725 году императрица Екатерина I, вскоре после смерти своего мужа императора Петра I. Орден Святого Александра Невского стал наградой на ступень ниже ордена Святого Андрея Первозванного.
В 1769 году Екатерина II ввела «Военный орден Святого Великомученика и Победоносца Георгия», ставший наиболее уважаемым из-за его статута. Орден возлагался вне зависимости от офицерского чина за военные подвиги. Офицеры гордились орденом Святого Георгия 4-го класса как никаким другим, так как добывался он собственной кровью и являлся признанием личного мужества.
Также Екатерина II в 1782 году учредила пятый российский орден. Орден Святого Равноапостольного Князя Владимира в 4-х степенях стал более демократичной наградой, позволившей охватить широкие круги служащих и офицеров.
Павел I в 1797 году ввёл в систему наград орден Святой Анны, самый младший в иерархии российских орденов до 1831 года. После включения Царства Польского в состав Российской империи Николай I нашёл полезным включить с 1831 года в состав императорских и царских орденов польские ордена Белого орла и Святого Станислава.
После переворота 1917 года награждение орденами и медалями Российской империи в России было прекращено. Долгое время единственным орденом в СССР был орден Боевого Красного Знамени, да плюс к нему всякого рода «красные революционные шаровары», именное оружие. Потом появились орден Ленина, медаль Героя Советского Союза, но народный подвиг Великой Отечественной войны требовал новых наград. И тогда святые стали возвращаться.
29 июля 1942 года в СССР был учреждён новый орден Александра Невского как военный орден для награждения командного состава Красной Армии. Разумеется, в статуте ордена не было упомянуто полное поименование Александра Невского. Святой благоверный… Не говорилось о том, что еще в 1547 году, спустя 284 года после смерти, он был причислен к лику святых как правитель, руководствовавшийся высшими христианскими добродетелями, милосердием, человеколюбием.

Святитель Лука (Войно-Ясенецкий)

После распада СССР орден был сохранён в системе государственных наград Российской Федерации, однако не имел официального статута и награждение им не производилось. И только в 2010 году были утверждены его статут и описание. Так орден Александра Невского стал единственной наградой, существовавшей в наградных системах Российской империи, СССР и Российской Федерации.
Еще более интересная история случилась с орденом святого праведного воина Феодора Ушакова. Орден был учрежден в марте 1944 года, когда прославленный русский флотоводец Федор Ушаков еще не был причислен к лику святых. Ордена Ушакова и Нахимова были учреждены специально для награждения офицеров Военно-Морского Флота. Всего за годы войны орденом Ушакова I степени было награждено 22 человека, из них восемь — дважды.
Орден был сохранён и в системе государственных наград Российской Федерации.
5 августа 2001 года Феодор Ушаков был канонизирован Русской Православной Церковью как местночтимый святой. Деяние о его канонизации указало: «Сила его христианского духа проявилась не только славными победами в боях за Отечество, но и в великом милосердии, которому изумлялся даже побеждённый им неприятель…»
6 октября 2004 года Архиерейский собор Русской православной церкви причислил Фёдора Ушакова к общецерковным святым в лике праведных. Фёдор Ушаков почитается как святой покровитель российского военно-морского флота (с 2000 года) и стратегических военно-воздушных сил (с 2005 года).
Хирург и пастырь
А теперь вернемся к святителю Луке. Сам святитель нередко говорил: «Тот, кто собирается описать мою жизнь, ни в коем случае не должен отделять облик архиепископа Луки от лица хирурга Войно-Ясенецкого. Описанные порознь, обе половины окажутся заведомо лживыми».
После русско-японской войны будущий святитель посвящает себя земской медицине. На его участке в Саратовской губернии 20 сел и 12 хуторов. На прием ежедневно приходило по 100 — 150 человек. «Я делал не менее 300 операций в год», — вспоминал позже святитель. Получив отказ в ассигнованиях на покупку микроскопа для больницы, он купил его на собственные средства и успевал готовить препараты и исследовать их. В городской больнице соседней Балашихи микроскопическими исследованиями стали заниматься только в 1946 году, а Валентин Феликсович делал это в 1909!
Незаметно для себя сельский доктор стал записывать поразившие его медицинские случаи. Опубликовал три статьи. В то время медики всего мира обсуждали разные методы наркоза и обезболивания. Войно-Ясенецкий одним из первых в России оценил преимущества так называемой регионарной анестезии. И принялся ее активно совершенствовать. В земской больнице он за короткий срок провел 538 операций под местным обез-боливанием. И эта тема стала его докторской диссертацией.
Регионарная анестезия требует от врача мастерства и знаний, которых попросту не хватает большинству хирургов. Во время работы над диссертацией святитель сделал несколько серьезных открытий. При этом его семья жила буквально в нищете.
В 1917 году, в связи с заболеванием жены, семья святителя переезжает в Ташкент. Он без труда сменил больничку в 25 коек на отделение, где лежало несколько сот больных. В эти годы на улицах было уже неспокойно. По ночам стреляли, людей хватали, расстреливали безо всякого суда. По навету одного из работников морга, которому он объявил выговор, схватили и доктора Войно-Ясенецкого. Буквально чудом он избежал расстрела. И в это немыслимое время задумывает свой главный научный труд. Гнойная хирургия. За десятилетия до открытия антибиотиков он берется за книгу о том, как можно хирургическими методами противостоять гнойному процессу. Первым среди врачей он разработал специальные приемы оперативного вмешательства и тем самым выделил гнойную хирургию в отдельную «отрасль».
При этом он всегда оставался верующим. Причем — верующим серьезно. В операционной ташкентской больницы много лет висела икона Божией Матери, оборотясь к которой хирург имел обыкновение осенять себя перед операцией крестным знамением. В 1920 году одна из комиссий приказала образ убрать. В ответ на это святитель ушел из больницы, заявив, что вернется только после того, как икону водворят на место. В ответ сказали, что «операционная — учреждение государственное, а церковь от государства отделена». Святитель повторил, что в операционную не вернется. И тут крупный партиец привез на операцию жену. Она категорически заявила, что никого другого, кроме Войно-Ясенецкого, не желает. Хирурга вызвали. Он подтвердил, что очень сожалеет, но, согласно своей вере, не войдет в операционную, пока икону не вернут на место. На следующее утро икона висела в операционной.
До известного времени святитель был как бы вне общественной жизни, но в феврале 1921 года он появился в больничном коридоре в рясе священника. И объяснил, что Валентина Феликсовича больше нет, а есть священник отец Валентин. «Вы не можете представить тот шок, который мы испытали, — рассказывает одна из бывших медсестер. — Одно дело — личная вера, но надеть рясу в то время, когда люди боялись упоминать деда-священника, мог либо безумец, либо человек безгранично смелый. Безумным Войно-Ясенецкий не был…»
В 1920 году владыка Иннокентий сказал ему: «Доктор, вам надо быть священником!» «Хорошо, владыко! Буду священником, если это угодно Богу!» В 46 лет он принимает монашеский постриг с именем Лука, а 31 мая 1923 года его рукополагают в епископский сан. А через 10 дней следует первый арест.
К счастью, тюрьма 1923 года еще не превратилась в жестокую темницу, каковой она стала через полтора десятка лет. И в тюрьме святитель продолжил работу над «Очерками гнойной хирургии». Пошли тюрьмы: Бутырская, Лубянская, Таганская. Потом этап на Енисей в арестантских вагонах. Тюмень, Омск, Новосибирск, Красноярск. Потом в лютую январскую стужу на санях за 400 километров в Енисейск. Но даже в этом страшном пути он оставался хирургом. Сделал операцию крестьянину, у которого из раны торчала плечевая кость.
Сам Лука считал свое врачебное мастерство даром, предназначенным для утверждения веры в Бога. А операции он делал уникальные. Умирающему мужчине с больными почками он пересадил почки теленка. После операции мужчине полегчало. Между тем официально первую пересадку животной почки в нашей стране совершили в 1934 году. А епископ Лука на 10 лет раньше делал подобные операции в маленькой енисейской больнице.
Поселился святитель в деревне Плахино — совсем рядом с Ледовитым океаном. А потом, после народного возмущения, когда в Туруханской больнице скончался пациент, народ потребовал вернуть хирурга в Туруханск. В 1930 году опять арест, и снова ссылка на три года, теперь в Архангельск, где заведовал отделением в городской больнице. А в 1937-м Луку обвинили в шпионаже. Он дважды попадал в страшный конвейер пыток, когда его по 13 суток допрашивали беспрерывно. Святитель объявил голодовку и выдержал страшный конвейер. Было ему тогда уже 60 лет… Слава Богу, к тому времени «Очерки гнойной хирургии» уже были изданы.
Снова пятилетняя ссылка в Красноярский край. Война. Рассказывают, что в 1941 году Сталин вызвал к себе академика Бурденко, главного хирурга Красной Армии.
— Что вам нужно для нормальной работы? Чем партия и правительство могут помочь фронтовым медикам? — спросил Сталин.
—Нам нужен профессор Войно-Ясенецкий. Это замечательный хирург и ученый.
— А где он?
— В ссылке.
—Дадим вам вашего Войно-Ясенецого, — ответил Сталин. И вскоре святитель был освобожден от ссылки в деревне Большая Мурта под Красноярском. С фронта уже шли в Сибирь санитарные эшелоны. И святитель учил своих помощников не только «резать», но и тому, что называется «человеческой хирургией». С каждым проходящим через его руки раненым он вступал как бы в личные отношения. Помнил каждого в лицо, держал в памяти все подробности операции. Его фундаментальный труд «Очерки гнойной хирургии» стал большим подспорьем в работе фронтовых хирургов. В последний военный год за этот труд ему была присуждена Сталинская премия первой степени. Ее он отдал на помощь детям войны. Всего же святитель написал 55 научных трудов по хирургии и анатомии и 10 томов церковных проповедей. В марте 1943 года в Новосибирске на конференции хирургов военных госпиталей его принимают восторженно. А он радуется тому, что здесь сумел отыскать парчу для архиерейского облачения. Причем, «при содействии матерого большевика».
В 1943 году к его великой радости в Красноярске открылась маленькая церковь. Святитель получил возможность совершать богослужения. А уже в 1944 году владыка Лука стал архиепископом Тамбовским и Мичуринским. С 1946 года и до кончины в 1961 году он — архиепископ Симферопольский и Крымский. Он ослеп, но продолжал свою и архиерейскую и врачебную службу. Медик и добрый пастырь не разделялись в нем никогда.

 

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.