Долгая дорога к храму Победы

Главный храм Вооруженных сил России

Пару лет назад газета «Честное слово», пожалуй, единственное из российских изданий, обратила внимание на то, что у нас в стране до сих пор нет храма в честь победы в Великой Отечественной войне. Есть Храм Христа Спасителя в честь победы в Отечественной войне 1812 года, а храма в честь победы в Великой Отечественной — нет

А потом появились сообщения о возведении такого храма в парке Патриот в Подмосковье. И вот — храм открыт. Но оказалось, что этот храм «чуть-чуть не тот». Это не храм в честь Великой Победы, а главный храм Вооруженных сил России — Патриарший собор в честь Воскресения Христова. Он стал самым большим православным храмом, построенным в России со времен восстановления храма Христа Спасителя. Да, в нем многое навеяно 75-летием Победы, но, согласитесь, все же это не собор в честь победы в Великой Отечественной.
14 июня в парке Патриот прошла церемония освящения главного храма Министерства обороны России. Его построили в рекордные сроки — всего за полтора года. А вот известный богослов и философ, протодиакон Андрей Кураев назвал главный храм ВС РФ «китчевым памятником путинской эпохе». Свою позицию он объяснил в интервью Znak.com, рассказав также, какие фейковые сюжеты увидел в интерьерах храма и почему подаренная Патриархом министру обороны Сергею Шойгу икона — ненастоящая.

Храм как памятник эпохе

— Первое, что бросается в глаза, — это черно-зеленый цвет стен храма. Такая гамма очень резонирует с представлениями православных о русских религиозных объектах, которые традиционно возводят в светлых тонах. Как вам внешний вид храма?
— Я приветствую саму попытку выхода за рамки церковно-архитектурного канона. Этот поиск характерен для архитектора Дмитрия Смирнова, который стал автором проекта главного храма Вооруженных сил РФ. Этот же поиск проявился в его храме Новомучеников в Сретенском монастыре. Я приветствую такую открытость, но это не означает, что я готов считать удачной любую попытку выйти за устоявшиеся традиции. Храм Смирнова в Сретенском монастыре, на мой взгляд, хорош, чего я не могу сказать про главный храм ВС РФ.
В одном отношении этот проект получился чрезвычайно удачен. Храм полностью соответствует своему назначению. Это памятник путинской эпохи, проект «Советский Союз 2.0». Московское метро, вынесенное на поверхность земли. Но меня это совершенно не коробит. Это стиль моего детства и моей родной станции «Парк культуры». Кроме того, мой любимый стиль в архитектуре — это модерн начала XX века. И в главном храме ВС РФ есть присущая ему насыщенная цветовая гамма. Но все равно есть ощущение китча.
— Значит, вам не кажется неудачной такая цветовая гамма для православного храма, пусть даже это храм Минобороны РФ? Вы сами в соцсетях заметили, что общая атмосфера интерьеров храма навеяна дворцом подводного царя из советского сказочного фильма «Садко».
— Это памятник эпохи, а эпоха у нас тоже не очень-то светлая. Так что идеальное соответствие стиля и эпохи. В чем живем, то и получили. Но, конечно, нельзя было не заметить во время трансляции освящения, что храм подсвечивали прожекторами — чтобы убавить мрачности. А день освящения храма был безоблачным, светило солнце. Но света явно не хватало, даже с учетом стеклянных куполов.
— Что вы можете сказать о внутреннем оформлении храма? Мозаику с Путиным, Шойгу и Сталиным, конечно, демонтировали, но остались в убранстве коммунистические мотивы.
— Тут нарушен очень важный принцип храмового искусства: служить, а не привлекать к себе внимание, отвлекая от главного — молитвы. Нам не хочется долго молиться, и даже на службе каждый ищет повод не молиться. Повод должен быть благочестив: обмен церковными сплетнями, перекладывание бесконечного пасьянса свечей на подсвечнике, шиканье на не так одетых и просто опоздавших посетителей…
Давно известно, что среди поводов почетное место занимают сложно-символические изображения, полные загадочных аллегорий. Именно поэтому в церковном каноне считается, что не нужно перегружать икону различным символизмом и сюжетами, не надо отвлекаться на разгадывание кроссвордов, которые в ней зашифрованы (почему тут плащ такого цвета, или что означает такой-то камень на рукоятке меча). Икона создается как помощь молитве, а не как препятствие к ней. Как в молитве может помочь вознесенный к небу орден Красной Звезды, я не понимаю.
В главном храме ВС РФ сделана сознательная попытка помешать людям молиться: думайте о вещах, совершенно посторонних для спасения души. Смотрите на элементы внутреннего убранства и вспоминайте рассказанные вам гидом числовые ассоциации. Мы видели, что согнанные в храм курсанты и солдаты этот завет свято выполняли. В службу они так и не «вошли».

«Прихожан там по определению быть не может»

— Верующие обратили внимание на то, что во время службы многие из людей в погонах не крестились…
— Коробочка курсантов стояла напротив шеренги генералов, и складывалось ощущение, что они смотрели на министра обороны Сергея Шойгу. Если министр соизволял креститься, то и вся их коробочка спешила сделать то же самое. А по своему почину и в отдельности — ни-ни.
Более того, никто из них не подошел к причастию. Это позорище! В день освящения огромнейшего храма было всего восемь причастников, и ни один из них не был в форме! Ни генералы не подошли к чаше причастия, ни курсанты, ни солдаты. А только женщины.
И ни в ком из служивых не было заметно проявления храмовой культуры. То есть умения координировать свои действия с теми или иными моментами службы, жестами и словами священников. Когда Патриарх и духовенство вставали на колени, никто из них даже голову не склонял. Поэтому слова Патриарха про единство армии и церкви были отвергаемы поведением тех, кому и о ком он вроде бы говорил.
— Вы предполагаете, что в дальнейшем посетителей храма ВС РФ также будет отвлекать много информации, содержащейся на стенах?
— В этом весь смысл этого артефакта. Не важно, в какой форме будут экскурсоводы — в погонах или рясах, но смысл посещения — именно в этой политинформации с указанием на огромное наглядное пособие. Людей будут приводить не на молитвы Богу, а для внедрения в них старой советской версии Великой Отечественной войны с заменой «ВКП(б)» на «церковь».
И прихожан там по определению быть не может. Храм расположен на полузакрытой территории, рядом — полигон. Там нет местных жителей, которые бы могли приходить в храм. Храм навсегда останется на госбюджете.
— Как в целом вы оцениваете строительство храма цвета хаки, который «заряжен» идеологией милитаризма…
— Прямо скажем — храм, конечно, устарел лет так на 200. Да, были так называемые викториальные храмы (в честь побед). Но я не помню, чтобы такие храмы строили с опозданием в несколько поколений. Такое педалирование древней победы — это новизна. Слава Богу, что не появилось поводов для других свежих викториальных храмов… С другой стороны — достойны искреннего удивления темпы строительства храма.

«Фейковые сюжеты в интерьере»

— В своем «Живом журнале» вы заявили, что Патриарх Кирилл обманул Шойгу. Он ему подарил для храма Каплуновскую икону Богоматери, сказав, что именно перед ней молился Петр I накануне Полтавской битвы. Но в действительно это не так. Расскажите подробнее.
— Нет никаких достоверных подтверждений тому, что Петр I перед баталией в 1709 году молился именно перед Каплуновской иконой. Многотомная и дотошная хроника жизни Петра, изданная еще в XVIII веке, об этом ничего не говорит. Это сказка, основанная на рассказе одного священника. И это важно: священник и царь-реформатор жили в разных веках, даже если формально они были современниками.
Отец Иван Уманов, хоть и записал свою версию в 1744 году, живет в представлении традиционной культуры. В ней каждое событие должно иметь свою мотивировку, свой символизм, антураж. Персонажи просто обязаны исполнять отведенные им роли. Жития говорят не о том, что было, а о том, как должно было быть, то есть как должен бы вести себя святой с точки зрения автора жития.
Есть битва. Есть победа. На этом факты кончаются, и начинается создание этиологического мифа, по-своему объясняющего, почему эти факты пришли в бытие. Автором победы обязательно считается Бог. От него должны поступить знамения. И выстраивается цепочка: сонное видение самому отцу Ивану об иконе, обретение иконы, чудеса от нее и горячая молитва царя перед ней накануне битвы. Так надо, и, значит, так и было! У нас есть масса подобных псевдомемуаров про Великую Оте-
чественную войну. Например, берут интервью у солдата, реально участвовавшего в Курском сражении. И он говорит, что в Прохоровском бою видел немецкие «пантеры» — притом что ни одного танка такого типа в том бою не было. Он просто пересказывает то, что видел в фильме «Огненная дуга».
Такие наведенные воспоминания характерны в традиционной культуре, когда человек считает нужным свое частное вписать в некий общий канон, подчинить ему.
Но Патриарх Кирилл не просто пересказал легенду про Каплуновскую икону. Патриарх заявил, что это не копия, а именно та самая икона. На самом деле она уже давно утрачена, о чем честно говорит Православная энциклопедия. А поскольку исчезла она в ХХ веке, то сохранилась ее фотография. И ее сопоставление с подарком министру обороны совершенно четко говорит, что это разные иконы. На это указывают хотя бы пропорции голов Богоматери и младенца Иисуса. Шойгу подарили откровенный новодел начала ХХ века.
— Какой вывод можно сделать из этого?
— О плохой работе референтов и службы протокола. Они дали Патриарху копию, выдав ее за оригинал. И подсунули обычную справку об истории иконы, выдав ее за «исторический текст». Конечно, Патриарх не должен знать всех нюансов, но референты должны были перепроверить факты. Более того, я уже писал ранее в своем блоге по поводу этой иконы, а за моим блогом следят в патриархии. Так что здесь — плохая подготовка.
— Вы также заявили о том, что храм в принципе расписан в «фейковом стиле». О каких сюжетах идет речь?
— Тема «церковь и армия» невероятно мифологизирована. У нас, например, сегодня только ленивый не повторяет фразу, приписываемую Александру Невскому, о том, что кто к нам на Русь с мечом придет, тот от меча и погибнет. Извините, это из советского фильма фраза, в древних летописях и житиях ее нет.
Или — рассказ о Сергии Радонежском, который якобы благословил Дмитрия Донского на Куликовскую битву. Это древний, но фейк. Ни летописи, ни «Задонщина», ни ранние списки «Сказания о Мамаевом побоище» ничего об этом не знают. Историки полагают, что рассказ Жития о благословлении Сергием Радонежским Дмитрия Донского на борьбу с Мамаем относится не к Куликовской битве, а к битве на реке Воже (1378 год).
Еще один пример — Августовская икона Божией Матери. Это новодел ХХ века. Якобы в сентябре 1914 года на границе с Пруссией, где уже была разгромлена армия Самсонова, было видение Божией Матери о том, что она будет защищать от угрозы Запада. Но это не сработало. Скоро, 21 февраля, близ Августова (где и было видение) сдастся окруженный 20-й армейский корпус, а общие потери 10-й армии составят 56 тысяч человек. Россия капитулировала заключением Брестского мира. И Запад победил не только в военном смысле. Худшее, что в нем тогда было — идеология марксизма — стало править бывшей православной империей.
Есть еще масса откровенных фейков, собранных в храме: про явление Божией Матери на Курской дуге или в Сталинграде, про полеты по приказу Сталина с иконами над Москвой и Ленинградом.
— Вместе с тем многих удивило, что настоятелем главного храма ВС РФ стал именно Патриарх Кирилл.
— Кем хотел, тем и стал. На это не стоит обращать внимание. Наблюдатели напрасно вцепились в эту тему.
— И последнее. Вы хотите сами осмотреть этот храм?
— Я с удовольствием съезжу туда на экскурсию, если будет такая возможность. И очень надеюсь на то, что Патриарх не приведет меня туда старшим дьяконом. Почему? Потому что на экскурсию — интересно, а молиться в этом саркофаге не очень хочется.

Два храма — две России

Не со всеми высказываниями и мыслями протодиакона Андрея Кураева можно согласиться. С чем-то можно было бы и поспорить. Например, с утверждением, будто храмы в честь воинских побед никогда не строились «через несколько поколений».
Самый известный пример тому, что строились такие храмы и через поколение, и через два после грандиозных воинских побед — это нынешний главный храм России — Храм Христа Спасителя.

Храм Христа Спасителя

Решение о создании первого храма в честь победы в Отечественной войне 1812 года было принято императором Александром I сразу же после окончания войны. Закладка храма во имя Христа Спасителя по проекту архитектора Александра Витберга состоялась 12 октября 1817 года на Воробьёвых горах. Однако в 1825 году работы были остановлены, а архитектор и другие члены комиссии по строительству были обвинены в финансовых растратах.
Автором нового проекта был назначен архитектор Константин Тон. 22 сентября 1839 года состоялась торжественная закладка собора на Волхонке. Строительство началось фактически за два года до того и было завершено в 1860 году, после чего создавался интерьер и внутреннее убранство. И только 26 мая 1883 года храм был освящен. То есть, произошло это через 71 год после завершения Оте-чественной войны 1812 года. По числу прошедших лет очень близко к нынешнему 75-летию Победы в Великой Отечественной…
Правда, резонанс от освящения храма в 1883 году был несравнимо больший, чем от освящения главного храма Вооруженных сил РФ. Вскоре после освящения храма даже была учреждена государственная награда — медаль «В память освящения Храма Христа Спасителя», которая вручалась участвовавшим в проектировании и строительстве. Случай в истории Русской Православной Церкви — беспрецедентный. Правда, и вклад государства в создание храма Христа Спасителя был куда большим, чем вклад нынешнего российского государства в строительство главного храма Вооруженных сил.
В общей сложности возведение храма Христа Спасителя стоило казне около 15 миллионов рублей — огромнейшая по тем временам сумма. При этом деньги на строительство храма включались в общую смету государственных расходов по ведомству путей сообщения и публичных зданий. А вот на позолоту куполов и кровли принимали пожертвование от московского купечества — более 20 пудов золота. Строительство нынешнего храма, по расчетам экспертов, обошлось примерно в шесть миллиардов рублей, из них около трех миллиардов рублей выделили власти Москвы и Подмосковья, хотя изначально заявлялось, что объект построят исключительно на пожертвования. Увы, общество и, как ни странно, сама Русская Православная Церковь отнеслись к проекту создания главного воинского храма более чем индифферентно. Мы можем сделать подобный вывод не понаслышке, а, как говорится, из первых рук.
Год назад газета «Честное слово» попыталась подключиться к сбору средств для главного воинского храма. По согласованию с Министерством обороны России мы направили письма сибирским епископам. Новосибирскому, Кемеровскому, Новокузнецкому, Барнаульскому, Томскому, Красноярскому, Горно-Алтайскому и еще многим-многим другим – благо, сейчас епархий в Сибири куда больше, чем было еще 10 лет назад. МЫ просили вовсе не деньги. У нашей Церкви очень часто денег не хватает даже на самое насущное. Не хватает средств на возведение новых храмов и ремонты старых, на поддержку стариков в богадельнях, поддержку одиноких матерей, трудных подростков. Нет, денег на строительство воинского храма мы, разумеется, не просили. Но сейчас почти у каждого храма, монастыря, даже небольшой церквушки есть свой сайт в интернете. И мы просили от владык из сибирских епархий благословений на размещение на этих сайтах двух баннеров, подготовленных с использованием материалов Министерства обороны. Один — о том, что родственники участников Великой Отечественной войны могут отправить на электронный ресурс главного воинского храма фотографии «своих» участников войны, и эти снимки будут размещены в электронной «Галерее памяти». Во втором баннере было размещено обращение инициаторов строительства о пожертвованиях в специально созданный фонд. Мы надеялись на то, что через сайты сибирских церквей информацию о строящемся воинском храме узнает огромное количество людей. Потомков победителей. И эти потомки внесут свой вклад в созидание храма Победы.
Увы, ни один — подчеркиваем: ни один! — из епископов не откликнулся. Не откликнулся, зная о том, что проект поддержан Патриархом Кириллом. Не откликнулся, хотя это не стоило ни копейки. Не поддержал возведение воинского храма, каждый день совершая молитву о воинах, положивших свои жизни за Отчизну…

Много цифр и одна душа

Как бы то ни было — храм построили. Но отчего душа отказывается признавать его храмом Великой Победы? Прежде всего потому, что официально храм таковым и не является. Официально — это главный храм Министерства обороны России. Храм находится практически на закрытой территории Минобороны, и прийти в него — помолиться за павших на Великой Отечественной, за всех, кто принес стране Победу, — будет, ох, как непросто. Во всяком случае — для обычного простого человека.
Да, в храме много символики, связанной с Великой Отечественной войной. Особенно — с 75-летием Великой Победы. И это, кстати, тоже спорный вопрос. Пройдут 75-летие, 80-летие, 100-летие… Это что же, к каждой памятной дате следует возводить в честь Победы свой храм? А если нет — почему именно 75-летие удостоено подобной чести? Великая Победа — это Победа на все времена. И это еще один аргумент за то, чтобы возвести именно Храм Победы.
Следует отметить, что при возведении храма было заложено огромное количество символов русской армии и победы в Великой Отечественной войне. Может быть, даже слишком много. Подобный «символизм» нехарактерен для отечественного храмостроения. Считайте сами. Высота звонницы — 75 метров, разумеется, в честь 75-летия Победы. Диаметр барабана главного купола — 19,45 метра — года окончания войны. Высота малого купола — 14,18 метра — столько дней продолжалась война. Диаметр самого главного купола — 22,43 метра. В нем восемь окон. В этих цифрах зашифровано точное время подписания акта о безоговорочной капитуляции Германии — 8 мая 1945 года в 22 часа 43 минуты. В основание храма вбито 435 свай, длина каждой из которых — 15 метров. Сумма цифр 4+3+5 равняется числу 12, что соответствует числу апостолов. А над Рейхстагом 30 апреля 1945 года было водружено знамя 150-й стрелковой дивизии, которое стало знаменем Победы.
На фасаде храма будет установлено 29 скульптур. Из них четыре скульптуры евангелистов, а восемь скульптур святых воинов символизируют такое же число кампаний Великой Отечественной войны. На порталах северных и южных врат будут изображены 36 памятных медалей, по девять в каждом портале. Это будет символизировать воинские кампании Великой Оте-чественной и Советско-японской войн, наиболее значимые победы армии и флота.
Площадь мозаики в интерьере Главного храма составляет
2 644 квадратных метра, что соответствует числу полных кавалеров Ордена Славы. Высота мандорлы — 11 694 метра — ровно столько участников Великой Отечественной войны получили звание Героя Советского Союза. В иконостасе храма — 48 икон, по числу месяцев боевых действий в Великой Отечественной и Советско-японской войнах. Инкрустация из 431 драгоценного и полудрагоценного камня в иконостасе символизирует 431 стрелковую дивизию, числящуюся в Красной Армии к моменту окончания Великой Отечественной
войны.
В ансамбле храма представлены 18 колоколов. Их общий вес составляет более 22,3 тонны, а самый большой из них — Благовестник — весит десять тонн. На колоколах — иконы покровителей русского воинства, а также отражена тема Победы в Великой Отечественной войне.
Для чугунных плит крылец храма использовался сплав, в который включили металл из переплавленного оружия вермахта. Высота Храма вместе с крестом — 96 метров — в 960 году родился Святой Равноапостольный Великий князь Владимир, в честь которого освящен нижний храм.
Купол храма представляет собой шлем святого благоверного князя Александра Невского с изображением на нем Архангела Михаила — предводителя небесного воинства. В Главном храме четыре придела: святой Варвары Великомученицы — покровительницы Ракетных войск стратегического назначения, святого Андрея Первозванного — покровителя Военно-морского флота, святого Александра Невского — покровителя Сухопутных войск и святого пророка Божия Илии — покровителя Воздушно-космических сил и Воздушно-десантных войск.
Потолок храма украсили витражи на площади в 1418 квадратных метров, на которых изображены 40 орденов и знаков ордена имперского, советского и российского периодов истории нашей страны. Сначала храм хотели украсить мозаикой с изображениями Владимира Путина, Сергея Шойгу и Иосифа Сталина, но потом уже готовое изображение демонтировали. Также храм украшен росписями батальных сцен из военной истории и текстами из Священного писания. При этом в расположенном рядом музейном комплексе, по данным Znak.com, находятся вещи Адольфа Гитлера.
Нижний храм посвящен святому равноапостольному Великому князю Владимиру, крестителю Руси, верхний храм — Воскресению Христову. Все четыре придела верхнего храма посвящены святым — покровителям родов войск.
На территории комплекса создана галерея «Дорога памяти» длиною 1418 шагов в память о 1418 днях и ночах, на протяжении которых длились боевые действия. Галерея с помощью технологии микрофотографии оформлена десятками миллионов фотографий участников Великой Отечественной войны.
Неслучайно и местоположение храма: Одинцовский район Московской области — это места боев за Москву в ноябре 1941 года, своеобразный рубеж, дальше которого на этом участке фронта немецкие войска не прошли, напоминают в Минобороны РФ.
Все это, конечно, очень значимо, интересно, но Храма Победы в этом все-таки — нет. А, может быть, храм в честь Победы должен быть поскромнее? Воевали ведь и отдавали жизни за родные проселки, березовые колки, поля пшеницы. За родники, которые однокоренны слову Родина. Или пусть храмов в честь Победы будет много. Возле Сталинграда и на Курской дуге, в Санкт-Петербурге и в Сибири. Пустовать такие храмы не будут.

Александр ОКОНИШНИКОВ,
«ЧЕСТНОЕ СЛОВО»