Айя-София: вера не в стенах, а в сердцах

Айя-София в Стамбуле

Вот уже несколько недель не утихают страсти вокруг решения президента Турции Эрдогана изменить статус знаменитого собора Святой Софии в Стамбуле. Собор, являвшийся последние 85 лет музеем, с конца июля должен превратиться в мечеть. Можно было бы написать — опять в мечеть, каковой он был четыре века, если бы не одно обстоятельство — перед тем в течение 10 веков собор считался главным христианским храмом на планете. Потом стал мечетью, потом — музеем, и вот снова — мечетью. Насколько это значимо для христиан? А, может быть, стены храмов — это всего только стены и отнюдь не самое главное в нашей вере?
«За святым престолом стоит крест злат»
Собор Святой Софии — Премудрости Божией, Святая София Константинопольская, Айя-София — бывший патриарший православный собор. Всемирно известный памятник византийского зодчества, символ «золотого века» Византии. Официальное название на сегодня — Большая мечеть Айя-София
Во времена Византийской империи собор находился в центре Константинополя рядом с императорским дворцом. В настоящее время находится в историческом центре Стамбула, районе Султанахмет. Более тысячи лет Софийский собор оставался самым большим храмом в христианском мире — вплоть до постройки собора Святого Петра в Риме. А первая христианская церковь была построена на рыночной площади Августеон в 324 — 337 годах при императоре Константине I. Историк Сократ Схоластик сообщает точную дату освящения храма: «по возведении Евдоксия на епископский престол столицы освящена была великая церковь, известная под именем Софии, что случилось в десятое консульство Констанция и третье кесаря Юлиана, в пятнадцатый день месяца февраля». С 360 по 380 год Софийский собор находился в руках еретиков-ариан. Император Феодосий I в 380 году передал собор православным христианам и 27 ноября лично ввел в собор Григория Богослова, вскоре избранного новым константинопольским архиепископом.
Этот храм сгорел в 404 году. Построенная вновь церковь была уничтожена пожаром 415 года. Император Феодосий II повелел выстроить на этом же месте новую базилику. Базилика Феодосия сгорела в 532 году. Спустя сорок дней после пожара император Юстиниан I повелел на его месте построить новый храм того же имени, который должен был стать украшением столицы и служить выражением величия империи.
Для возведения грандиозного храма Юстиниан выкупил у частных владельцев ближайшие участки земли и велел снести находившиеся на них постройки. Для руководства работами Юстиниан пригласил лучших архитекторов того времени: Исидора Милетского и Анфимия Тралльского. Под их руководством трудилось ежедневно по 10 тысяч рабочих. На постройку был употреблен лучший строительный материал. Мрамор привозили из Проконниса, Нумидии, Кариста и Иераполя. В Константинополь по императорскому циркуляру свозились архитектурные элементы древних построек (например, из Рима были доставлены восемь порфировых колонн, взятых из храма Солнца, а из Эфеса — восемь колонн из зеленого мрамора). Кроме мраморных украшений, Юстиниан использовал золото, серебро, слоновую кость. Русский паломник Антоний Новгородец, составивший описание Константинополя перед его разграблением крестоносцами в 1204 году, дает следующее описание алтаря собора: «Во олтари же великом над святою трапезою великою, под катапетазмою, повешен Коньстянтинов венец, и у него же повешен крест, под крестом голубь злат; и иных царей венцы висят окрест катапетазмы. Тажь катапетазма вся сотворена от злата и сребра, а столпия олтарьныя и амбон все сребряно… И се же чудо и страшно и святое явление: во святей Софии во олтари великом за святым престолом стоит крест злат, выше двою человек от земля с камением драгим и жемчугом учинен, а пред ним висит крест злат полутора локтий… перед ним три золотых лампады, в которых горит масло, эти лампады и крест соорудил царь Юстиниан, строитель церкви».
Невиданное и неслыханное великолепие храма до такой степени поражало народную фантазию, что сложились легенды о непосредственном участии в его сооружении небесных сил. По одной легенде, Юстиниан хотел покрыть золотом стены Святой Софии от пола до сводов, но советники предрекли, что «в конце веков придут очень бедные цари, которые, с целью захватить все богатства храма, сроют его до основания», и император, заботившийся о своей славе, ограничил роскошь постройки.
Строительство собора поглотило три годовых дохода Византийской империи. «Соломон, я превзошел тебя!» — такие слова произнес, по преданию, Юстиниан, войдя в построенный собор и имея в виду Иерусалимский храм. Торжественное освящение храма 22 декабря 537 года совершил константинопольский патриарх Мина. В честь освящения храма возле него состоялась раздача зерна бедным.
Прокопий Кесарийский, современник строительства, восторженно описывает собор Святой Софии: «Этот храм представлял чудесное зрелище, — для смотревших на него он казался исключительным, для слышавших о нем — совершенно невероятным. В высоту он поднимается как будто до неба, и, как корабль на высоких волнах моря, он выделяется среди других строений, как бы склоняясь над остальным городом, украшая его как составная его часть, сам украшается им, так как, будучи его частью и входя в его состав, он настолько выдается над ним, что с него можно видеть весь город, как на ладони».
Уже с момента постройки за церковью закрепилось название «великая». Для совершения богослужений в соборе имелась многочисленная драгоценная утварь. Для изготовления драгоценного престола собора, по сообщению Дорофея Монемвасийского, были использованы «злато, серебро, медь, электр, железо, стекло, камени честные многие, яхонты, смарагды, бисер, касидер, магнит, оний, алмазы и иная до семидесят двух различных вещей». На нем император поместил надпись «Твоя от Твоих приносим Тебе Твои, Христе, рабы Юстиниан и Феодора». Штат священнослужителей собора при Юстиниане был рассчитан на 525 человек: 60 священников, 100 диаконов, 40 диаконисс, 90 иподиаконов, 110 чтецов, 25 певчих и 100 привратников. При императоре Ираклии он доходил до 600 человек. Согласно 43-й новелле Юстиниана, от каждой торгово-ремесленной корпорации выделялось определенное количество мастерских (эргастириев), доходы от которых шли на нужды храма Святой Софии.
Через несколько лет после окончания строительства землетрясение разрушило часть собора: «…пала Восточная часть Св. Софии, что под святым алтарем, и разрушила киворий (то есть сень) и святую трапезу и амвон. И признавались механики, что, так как они, избегая издержек, не устроили поддержки снизу, но оставили пролеты между столбами, поддерживавшими купол, посему столбы и не выдержали. Видя это, благочестивейший царь воздвиг другие столбы для поддержки купола; и таким образом устроен был купол, поднимаясь в высоту более чем на 20 пядей сравнительно с прежним зданием», — говорится в Хронографии Феофана.
Собор также пострадал от землетрясения 989 года, особенно сильным разрушениям подвергся его купол. Обвалившийся купол перестроил армянский архитектор Трдат, автор Анийского собора, причем архитектор сделал купол даже более возвышенным.
16 июля 1054 года в Софийском соборе во время богослужения легатом папы римского кардиналом Гумбертом константинопольскому патриарху Михаилу Керулларию была вручена отлучительная грамота. В ответ на это 20 июля патриарх предал анафеме папских легатов. Это событие стало началом разделения церквей на Православную и Католическую.
В ночь с 28 на 29 мая 1453 года в соборе Святой Софии состоялось последнее в его истории христианское богослужение, описание которого на основе византийских источников составил английский историк Эдвин Пирс: «Император и его свита приобщились Святых Тайн и попрощались с патриархом. Служба была, по сути своей, заупокойной литургией. Империя была в агонии, и как раз подобало, чтобы службой по ее отлетающему духу была эта публичная церемония в самом прекрасном храме…».

Aya Sofia, Istanbul

Айя-София меняется
29 мая 1453 года храм был захвачен турками. По описанию историка Дуки, они разломали запертые ворота храма и, вооруженные мечами, ворвались внутрь, грабя драгоценное убранство: «в одну минуту разрубили святые иконы, похитив с них украшения… а также одежды святой трапезы… Драгоценные и священные сосуды священного сосудохранилища, золотые и серебряные и из другого вещества приготовленные, в один момент все унесли». Находившиеся в храме молящиеся были убиты, и, по сохранившемуся преданию, их кровь достигла уровня, обозначенного ныне на одной из колонн красной полосой.
Греки сохранили предание, что в тот момент, когда турки ворвались в собор, в нем шла Божественная литургия, и священник со Святыми дарами уже входил на амвон. Тогда, чтобы сохранить Святые дары, часть алтарной стены разверзлась и укрыла священника, который будет пребывать в ней, пока храм не вернут православным; тогда он выйдет и завершит прерванное богослужение.
30 мая 1453 года султан Мехмед II, завоевавший Константинополь, вступил в собор Святой Софии, который был обращен в мечеть. К собору пристроили четыре минарета, и собор превратился в мечеть Айя-София. Поскольку собор был ориентирован по христианской традиции — алтарь на восток, мусульманам пришлось переиначить его, поместив михраб в юго-восточный угол собора (направление на Мекку). Из-за этой переделки в Айя-Софии, как и в других бывших византийских храмах, молящиеся мусульмане вынуждены располагаться под углом относительно основного объема здания. Большинство фресок и мозаик остались невредимыми, как полагают некоторые исследователи, именно благодаря тому, что в течение нескольких веков были замазаны штукатуркой. Во второй половине XVI века при султанах Селиме II и Мураде III к зданию собора были пристроены тяжелые и грубые контрфорсы, существенно изменившие внешний вид здания.
До середины XIX века никаких реставрационных работ в храме не производилось. В 1847 году султан Абдул-Меджид I поручил архитекторам Гаспаре и Джузеппе Фоссати провести реставрацию Айя-Софии, которой угрожала опасность обрушения. Реставрационные работы продолжались два года. Братья Фоссати провели работы по усилению колонн, а также укрепили своды и купол храма железной цепью. Также ими было обнаружено, что на стенах под слоями извести хорошо сохранились византийские мозаики. Частично они расчистили их в верхней галерее и показали султану Абдул-Меджиду, который повелел оставить открытой часть орнаментов, но повторно забелить все лики святых. Тогда же на колоннах были размещены восьмиметровые деревянные щиты, обтянутые кожей, с написанными на них именами Аллаха и Магомета.
В 1935 году, согласно декрету правительства Турции, подписанному Кемалем Ататюрком, Айя-София стала музеем. Таким образом, Ататюрк еще раз показал, что отныне турецкое государство становится на светские рельсы.
В 1934—1939 годах под руководством американского археолога Томаса Виттемора были раскрыты от штукатурки мозаики периодов императоров Юстиниана, Льва VI и Иоанна Цимисхия и было начато издание их описания (1933—1953). После того как были сняты молитвенные коврики, открылся мраморный пол собора. В 1985 году Софийский собор в числе других памятников исторического центра Стамбула был включен в состав Всемирного наследия ЮНЕСКО. Но в то же время исподволь новые политики Турции готовили плацдармы для возвращения страны к исламскому фундаментализму.
В 2006 году в музейном комплексе было выделено небольшое помещение для проведения сотрудниками музея мусульманских религиозных обрядов. Это не осталось незамеченным и породило противоположное настроение — возвращение Святой Софии христианскому миру. В 2007 году ряд влиятельных американских предпринимателей и политиков возглавили движение за возвращение первоначального статуса Святой Софии. Это движение назвали «Совет по освобождению Святой Софии». На общественных слушаниях Комитета по правам человека Конгресса США, прошедших 20 июня 2007 года под председательством главы комитета по внешней политике конгресса США Тома Лантоса, президент Демократической партии штата Нью-Гэмпшир Реймонд Бакли сказал: «Неприемлемо лишать людей права молиться в их Церкви-Матери… Неприемлемо терпеть ежедневное надругательство над этим священным местом, которое используется для торговых ярмарок и концертов. Неприемлемо позволять далее такое открытое неуважение к православному христианству, да и всему христианству».
Президент международного движения «Совет по освобождению Святой Софии» Крис Спиру в апреле 2009 года сказал в интервью российской газете «Завтра»: «Мы стремимся, чтобы собор Святой Софии Премудрости Божией снова занял подобающее ему место как храм, священный для всего христианства, как мать всех церквей, как царственный храм православия — чем он и был до захвата турками-османами в 1453 году. Все дело в том, что Святая София никогда не была мечетью и никогда не была музеем. Она всегда была христианским храмом, переделанным в мечеть султана-завоевателя, а затем и в музей. Считаю обязательным возвращение этого храма к своему первоначальному предназначению».
Между тем в 2016 году во время Рамадана в соборе Святой Софии происходили чтения Корана, которые транслировались в прямом эфире одного из турецких телеканалов. Это вызвало крайне негативную реакцию министерства иностранных дел Греции.
13 сентября 2018 года Конституционный суд Турции отклонил обращение частной организации «Управление по историческим памятникам и окружающей среде» о возвращении собору статуса мечети, назвав данное требование «недопустимым». Однако уже в марте 2019 года стало известно, что власти Турции могут изменить статус собора Святой Софии, чтобы его смогли посещать бесплатно. Президент Реджеп Тайип Эрдоган в интервью телеканалу TGRT заявил: «Статус Святой Софии может быть изменен с музея на мечеть. Туристы всех вероисповеданий сейчас могут бесплатно заходить в Голубую мечеть, которая расположена по соседству. Со Святой Софией можно сделать аналогично».
10 июля 2020 года Госсовет Турции отменил решение 1934 года о превращении собора Святой Софии в музей и постановил, что это здание может использоваться в качестве мечети. В этот же день президент Турции Тайип Эрдоган подписал указ о превращении Айи-Софии в мечеть и заявил, что с 24 июля 2020 года в соборе начнутся богослужения.
Богу — богово, а кесарю — кесарево
Решение об открытии в Соборе Святой Софии мечети вызвало шквал критики с самых разных сторон. ЮНЕСКО, Всемирный совет церквей, Евросоюз, Австрия, Германия. Решение об открытии мечети подвергли абструкции Греция, Кипр. Критика шла со стороны Константинопольской, Иерусалимской, Русской, Элладской православных церквей и Православной церкви Украины, Евангелической церкви Германии. Всемирный совет церквей призвал Эрдогана пересмотреть решение по Святой Софии.
13 июля президент России Владимир Путин обратил внимание турецкого коллеги Реджепа Тайипа Эрдогана на значительный резонанс, который вызвало в России решение изменить статус Святой Софии в Стамбуле. В свою очередь, президент Турции заявил, что доступ к святыне будет гарантирован для всех желающих.
Следует отметить, что отношение россиян к храму Святой Софии — совершенно особенное. В те годы, когда князь Владимир выбирал для русских веру между исламом, иудаизмом и христианством, визит русских послов в Константинополь и посещение службы в соборе Святой Софии сыграл не последнюю роль в выборе в пользу Православия. Послы были поражены красотой и величием храма. «И не ведаем мы, на небе или на земле были. Нет ведь на земле такого вида и красоты такой — не умеем и высказать. То ведаем только, что сам Бог там с человеком пребывает», — рассказывали послы князя Владимиру по возвращению из Византии.
Освобождение Святой Софии от ига магометан было многовековой мечтой у русских. В годы первой мировой войны уже была подготовлена эскадра под командованием адмирала Колчака для взятия Стамбула. И, скорее всего, план был бы осуществлен, если бы тому не помешали события на других фронтах.
Отметим, что на этот раз Россия никаких острых заявлений в сторону Турции не делала. Более того, пресс-секретарь президента России Дмитрий Песков увидел выгоду для россиян в изменении статуса собора Святой Софии в Стамбуле. Прежде для посещения собора были достаточно дорогие билеты, а теперь их не будет, и вход будет бесплатным. «В этом плане наши туристы выиграют», — сказал Песков.
Он выразил уверенность, что такое решение турецкой стороны не навредит отношениям Москвы и Анкары. Также пресс-секретарь президента выразил надежду на то, что турецкие власти будут учитывать и статус собора как объекта всемирного наследия ЮНЕСКО, и то, что он имеет сакральное значение для многих христиан.
Представитель Кремля напомнил также о разъяснении турецкой стороны о том, что все «будет сохранено в лучшем виде, и все желающие смогут посещать собор».
Кстати, позиция патриарха Московского и всея Руси Кирилла по поводу изменения статуса собора Святой Софии в Турции отличается от позиции России, сказал пресс-секретарь президента Дмитрий Песков в эфире «Авторадио». Песков отметил, что с уважением относится к позиции патриарха, но официальная позиция по поводу преобразования собора в мечеть состоит в том, что это внутреннее дело Турции.

Крещение князя Владимира

«У нас есть официальная позиция, государственная, которая заключается в том, что это внутреннее дело Турции», — отметил Д. Песков.— При этом, конечно же, как православные мы с уважением относимся к позиции нашего патриарха. Мы знаем позицию нашего патриарха, она отличается от государственной».
Это, кстати, еще раз подтверждает светскость российского государства. В последнее время некоторые стали говорить о том, что церковь и государство слились, при том, что церковь у нас от государства отделена. Ничего подобного, никакого слияния. Один из постулатов «отделенности» Церкви от государства гласит, что государство не вмешивается в вероучение Церкви, а церковь не лезет во внешнюю политику. Заявление Дмитрия Пескова еще раз это подтвердило.
Вера не в стенах, а в сердцах
Господь создал нас по образу и подобию Своему. И «в ответ» многие из нас «создают» по своему образу и подобию Господа. Нам нравится золото, роскошь, величие. И мы полагаем, что и Господу это все должно нравиться. И тогда — как бы во имя Бога и для Бога — создаются величественные храмы, великолепные соборы, изумительные часовни, церкви. Но разве Богу столь важны стены, росписи по ним, драгоценности в окладах образов? Главным образом, Богу важно рвение человека в исполнении двух главных заповедей, которые Он произнес в одном из евангельских сюжетов. Иисус сказал одному из книжников: «Возлюби Господа Бога твоего всем сердцем твоим, и всею душею твоею, и всем разумением твоим, и всею крепостию твоею, — вот первая заповедь! Вторая, подобная ей: возлюби ближнего твоего, как самого себя. Иной большей этих заповеди нет» (Евангелие от Марка 12:30-31).
А как можно возлюбить Бога? Как исполнить самую первую заповедь? Ее можно исполнить, главным образом, через вторую. Возлюбить ближнего, как самого себя, хотя это и довольно трудно. Человек — образ Божий, невозможно ненавидеть образ Божий, убивать его, грабить, предавать, злословить, и при этом говорить, что любишь Первообраз, т.е. Бога. Через вторую заповедь Иисуса Христа исполняются и все 10 ветхозаветных заповедей.
Но как еще человек может проявлять любовь к Богу, помимо исполнения второй заповеди? Обратите внимание, что здесь мы использовали слово «помимо», а не «вместо». Главным образом — это не создавать себе кумиров, не поклоняться и не служить идолам, лжебогам, языческим демонам и
т. д. Кстати, среди современных идолов можно отметить деньги, политических лидеров, экстрасенсорику, кровавую идеологию, собственное раздутое до безОБРАЗия эго.
Второе: можно создавать, строить, украшать дома Божьи, т.е. храмы. Да, Богу, не важны ни свечи, ни позолота, ни фрески, ни росписи. Ему важно сердце человеческое, которое, помимо любви к ближнему, в знак благодарности Создателю, стремится украсить Его дом, сделать замечательную роспись, написать прекрасную икону, проводить красивое богослужение. Собственно, все это, как мы уже писали выше, и «зацепило» в свое время послов князя Владимира и повлияло на исторический выбор Руси.
Согласитесь, было бы странным, если бы люди утверждали, что любят и почитают Бога, а дом Его сделали бы из какого-нибудь гнилья, фрески — как курица лапой, алтарь, паперть — как попало, на «раз-два» и «ляп-ляп». Вот, в знак благодарности Богу и был создан величественный храм святой Софии в Константинополе (Стамбуле).
Но как можно еще объяснить, что такое храм в христианстве? Храм — это стены, выстроенные вокруг Таинства Причастия. Таинство же Причастия состоит в том, что к людям протянута рука с Дарами, рука Бога. Поэтому Церковь — это собрание людей, которые расслышали, что их зовут. Храм — это стены вокруг Церкви, собрания верующих. Для Бога одинаковы и скромный деревенский храм, и величественный, богато убранный собор. Они ценны для Бога, в первую очередь, тем, что и там и там собираются верующие в Него христиане. А сами христиане, по слову Апостола Павла, являются храмами Святого Духа.
Царство Его не от мира сего. Все, что так ценится в нашем мире — богатство, величие, пышности — для Него не имеет ровно никакого значения. Это все для нас, людей, что-то значит. И в соответствии со своими представлениями мы полагаем, что, воздавая все это Ему, мы угождаем Богу. Да, конечно, дом Бога должен быть и красив, и торжественен. Но это все-таки далеко-далеко не главное. Главное — наша вера и дела, совершаемые во имя Бога и человеков.
Так вот, если в стенах, построенных вокруг Церкви Христовой, нет этой самой Церкви, т.е. верующих. Если там не совершается Таинство Причастия, другие святые Таинства, не звучит молитва. Если в стенах храма уже не звучит имя Иисуса Христа, на куполах нет крестов, чем тогда являются эти стены? Они остаются просто стенами. Памятником, если угодно.
В Айя-Софии уже много столетий нет христианского богослужения. Да, когда-то она была воздвигнута во имя Бога. Но прошли века, остались только стены. Наступил ли конец света, когда святая София стала сначала мечетью, а потом и вовсе музеем? Нет. Наступит ли он, если в этих стенах снова будет мечеть? Нет. Да, это причинит христианам боль. Многим — даже очень большую боль. Но у нас всегда «под рукой», рядом с нами, есть собственные, пусть и небольшие церквушки. Которые для Бога ничуть не хуже величественного стамбульского храма. Ходить бы для начала туда, вместо того чтобы раздувать апокалиптическую истерию и испортить и без того напряженные отношения с Турцией. И тем самым, возможно, усложнить жизнь христианам, которые живут там.
Но при этом всегда нужно помнить слова из пятого библейского Псалма: «А я, по множеству милости Твоей, войду в дом Твой, поклонюсь святому храму Твоему в страхе Твоем».

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.