Труд нам заповедан Богом

Исследователь в лаборатории

Рабочий на производстве

В следующем году исполнится 30 лет, как Патриарх Московский и всея Руси Алексий II выступил со словом во время первой инаугурации Б. Н. Ельцина в 1991 году. Обратился тогда патриарх к президенту не со словами поздравления, а со словами о том, что люди разучились трудиться… А, между тем, труд — это заповедь Божия. При том, одна из самых первых заповедей. Все мы слышали о 10 заповедях Моисеевых. Но мало кто знает, что еще до грехопадения, в раю, в Эдемском саду Адаму и Еве было дано четыре самых первых заповеди. Вторая из которых была заповедь о труде
Четыре эдемские заповеди
Обычно считается, что первому человеку была дана лишь одна заповедь — не вкушать от древа познания добра и зла. До вкушения плодов этого дерева нужно было еще дорасти духовно. Однако библейский текст говорит, что Адам получил от Бога не одну, а целых четыре заповеди! И одна из них — заповедь труда.
Но начнем с первой. «…плодитесь и размножайтесь, и наполняйте землю, и обладайте ею» (Бытие 1:28). Это — заповедь умножения жизни на Земле. Но, как известно, детей нужно не только родить, но и воспитать. А это тоже труд.
Вторая заповедь Эдема — это заповедь труда, возделывание рая. «И взял Господь Бог человека, и поселил его в саду Эдемском, чтобы возделывать его и хранить его» (Бытие 2:15). Человек пришел в мир не просто для того, чтобы наполнить его собой, но чтобы изменить.
Духовно-телесный человек создан как вершина, «венец» Божьего творения. Находясь на стыке двух миров, духовного и материального, он призван быть управителем от Бога во Вселенной. Заповедь — хранить и возделывать землю — точно определяет механизм этого управления. Хранить — значит суметь сохранить полученные дары и величие, возделывать — трудиться, познавать, приносить плоды. Рай поэтически назван садом, и, стало быть, человек — садовник, приносящий Творцу плоды благодатного труда. Попутно заметим: в замысле Божием небесные светила не правят человеком, а служат ему; природа — не «мать», а, скорее, «сестра» или даже служанка.
Первый человек помещается Богом в раю. В духовном смысле первозданный рай есть, прежде всего, состояние теснейшего богообщения. Первый человек непосредственно видит Бога и говорит с Ним — это период до грехопадения, своеобразное «детство человечества». «Адам имел невыразимую радость быть «слышателем Божественного гласа», ибо великодаровитый Бог говорил на том же языке, что и человек», — свт. Василий.
Но во второй главе библейской книги Бытия рай описан как огромный квадрат земли, очерченный четырьмя реками Междуречья. «И насадил Господь Бог рай в Едеме на востоке, и поместил там человека, которого создал… Из Эдема выходила река для орошения рая; и потом разделялась на четыре реки» (Бытие 2:8, 10). Две из этих рек (Тигр и Евфрат) сохранились до сих пор. Географическая «привязка» рая означает, что он существовал не в аллегорическом смысле, как это стали трактовать в XIX веке на Западе, а в реальности.
Трудясь в раю, первый человек должен был бесконечно расширять его пределы, не оставляя места не только для «безвидной» земли, но и внешней бездны.
Но есть что-то в этом мире, чего не может сделать Творец, но может «возделать» лишь человек. Диакон Андрей Кураев пишет, что предмет такой человеческой деятельности бессмысленно искать во внешнем мире. Космос, созданный Творцом и в течение шести дней творения послушно исполнявший все Его призывы, мог бы быть столь же пластичным и впредь. Но человеческая душа, по образу Творца наделенная свободой, стала тем пространством, на котором может трудиться только сам человек и за которое только он сам несет ответственность. «Человеку надобно возделывать землю сердца своего», — поясняет преподобный Макарий Египетский. И в этом труде, изменяя себя так, что сокращается расстояние между человеком и Бого-человеком, человек меняет и мир.
«И обратно — возделывая мир, человек меняет себя: ведь, по мысли Экзюпери, только тело землепашца питается тем, что дает ему хлеб; душа же питается тем, что он сам дает хлебу… И хотя труд «в поте лица», как видно из дальнейшего библейского повествования, стал наказанием для Адама (Бытие 3:19), все же изначальная радость трудничества так и не была забыта в Библейской традиции: «Ты будешь есть от трудов рук твоих, блажен ты, и благо тебе», — цитирует 127-й библейский псалом А. Кураев.
Среди эдемских заповедей есть и третья, которую условно можно назвать и заповедью об интеллектуальном труде. Это заповедь познания мира (наречение имен). «Господь Бог образовал… всех животных полевых и всех птиц небесных, и привел их к человеку, чтобы видеть, как он назовет их, и чтобы, как наречет человек всякую душу живую, так и было имя ей» (Бытие 2:19).
С самого начала человек вводится в мир как творец, как соработник Бога: животные приводятся к Адаму для наречения им имен. Если вдуматься, это очень странно: мир, сотворенный словом Божиим, нуждается еще и в слове человеческом. Бог хочет «видеть, как он назовет» мир. Бог оборачивает весь мир к человеку и ждет, что же человек сделает с этим миром.
Дать имя животному — это значит и познать его суть. Почему, например, самый маленький представитель класса млекопитающих — землеройка так называется? Очевидно, потому, что она роет землю. Но если принести к вам землеройку в клетке, как вы поймете, чем она питается и как она живет? Прежде чем так назвать этого зверька, нужно сначала понаблюдать за ним в дикой природе. И уже познав ее суть, дать ей название. Это и есть интеллектуальный труд.
Однако мы крайне упрощенно сказали о заповеди познания. Святой Иоанн Златоуст усматривает в этом пророческий дар, присущий первому человеку. Древнее выражение «назвать кого-либо по имени» имеет два оттенка: 1. познать его сущность; 2. возыметь над ним власть.
В дальнейшем библейском повествовании мы постоянно наблюдаем особенно бережное отношение к процессу наречения имени, кульминацией чего является поиск имени (личностной сути) Бога. Однако обывателю более известны магические («познать, чтобы захватить») или фаталистические («как назовут, так и судьба сложится») спекуляции на эту тему.
Кстати, немного отвлечемся и остановимся на животных. Они изначально призваны служить человеку, но богословы не имеют единого мнения насчет того, как они в раю жили и питались, даже невзирая на прямое сообщение текста о траве, благословленной всем животным в пищу. Католики утверждают, что законы природной жизни не меняются, и тот факт, что хищник загрызает жертву, не жесток сам по себе, он естествен, но нравственную оценку вносит человек, соизмеряющий жизнь природы со своей иноприродной целью.
Традиционно-православное объяснение таково, что т. к. природа призвана зависеть от человека, то после грехопадения последнего изменились и отношения между живыми существами. Уже упомянутый нами выше богослов диакон Андрей Кураев не без основания полагает, что животные были не кровожадны только в пределах райской земли, но не вся земля была раем.
У пророка Исайи в Библии мы встречаем описание будущего рая: там «барс будет лежать вместе с козленком» (11:6). Глядя, как в зоопарке на «площадке молодняка» часто дружно играют детеныши будущих смертельных врагов или читая в житиях описания того, как хищник смиренно довольствовался хлебом из руки подвижника, начинаешь постигать, что это не просто поэтический образ.
И четвертая заповедь Эдема, о которой мы в силу многогранности темы упомянем лишь вскользь, — это заповедь поста. Запрет на вкушения плодов древа познания добра и зла. Господь произрастил в раю «древо познания добра и зла» в оригинальном смысле: «познания всего на свете». Единственный запрет в раю касается именно плодов этого таинственного дерева: «от всякого дерева в саду ты будешь есть, а от дерева познания добра и зла не ешь от него; ибо в день, в который ты вкусишь от него, смертью умрешь». Под смертью тут понимается не мгновенная смерть, а смертность, невечная жизнь.
Часто говорят о том, что Бог просто решил испытать человека, но мы видим, что заповедь звучит не как прихоть Творца, а как заботливое предупреждение: не ешь, а то умрешь: «ты не знаешь, почему это так, ты не знаешь, что такое смерть, но поверь Мне — это древо опасно»; именно так: заповеди предполагают сыновнее доверие Адама Богу. Так и родители детям сегодня говорят: не суй пальчик в розетку. Или на трансформаторных будках пишут предупреждение «не влезай, убьет!». Задача детей не испытать на себе удар тока, а довериться родителям и послушаться их. Чтобы не пострадать от удара током, достаточно и теоретического знания о том, что это плохо. Практически испытывать на себе удар тока (чтобы получить жизненный опыт) не следует. Можно навсегда покалечиться или вовсе умереть. Теоретическое знание о том, что есть добро и зло, у Адама и Евы были.
Примечательно, что запрет на вкушение с этого дерева дан сразу после заповеди труда — «возделывать сад». Это как раз и означало взращивать, приумножать, расширять сферу познания. Значит, не познание как таковое запрещает Создатель (часто об этом говорят атеисты), а предупреждает о смертельно опасном для человека способе познания. В оригинале «познание добра и зла» звучит как «познание всего на свете» — т. е. всего без разбора, без критерия, без Бога.
Потерянный рай
Древо познания добра и зла символизировало собою, а точнее — реально представляло — право и приоритет Бога решать вместо человека и за человека — что такое добро и зло.
Иными словами, до грехопадения человек пребывал в свете Божественного видения этих разностей — добра и зла. Зло уже существовало в мире в лице падшего ангела, да и не одного только: диавол увлек за собою огромное количество некогда светлых духов. Нет сомнения, что Адам, который давал имена первозданным животным, знал, что такое добро и зло.
Так в чем же заключается грехопадение? Прежде всего, в том, что человек присваивает себе не принадлежащее ему право решать, что такое добро и зло, то есть узурпирует право Божественное, становится на путь диавола: пытается сделать себя равным Богу.

Эдем и не Эдем

И современный мир, стремясь к полной секуляризации, на каждом диавольском витке отхода от Церкви снова и снова повторяет акт грехопадения.
Возможно, кто-то возразит: если древо познания добра и зла представляло собой опасность такого искушения для человека, то почему Господь Бог не убрал его за пределы Рая, не поместил вне досягаемости для людей?
Но Господь сотворил человека по образу Своему, наделив его особым даром — свободной волей. Человек с самого начала — свободное существо, он сам должен был сделать свой выбор.
Мог ли Бог простить Адама и Еву за нарушение этой заповеди? Конечно, он мог и хотел это сделать. Только люди сами не захотели, от них требовался труд. Труд покаяния перед Создателем.
Обратите внимание, когда происходило грехопадение, то мы видим, как сатана в образе змея искушает Еву. Он ей говорит, что Бог ее обманывает. Что на самом деле плоды этого дерева очень хороши, дают знания. Что Бог что-то от них скрывает. Где в этот момент Господь? Он не знает, что там происходит? Не слышит? Не понимает? За Его спиной там «шушукается» Ева со змеем, а Он внимания не обращает? Он все знает. Но Бог ведет себя не как лукавый. Лукавый подполз к Еве, и до тех пор, пока не добился своего, не ушел. Лукавый хитростью добивается своего. Господь так не действует. Он дал человеку свободу. И ждет от него любви. Наверное, Господу было очень больно, что Ева поверила этому бесу, а не Ему. Но это ее выбор. Это раз.
Во-вторых, после грехопадения, когда сама Ева съела плод, она еще Адама накормила. Адам знал, что он ест, знал и то, что Бог запретил делать это. Не нужно думать, что он был наивным простаком и не понимал, что делает. Господь проявил Себя. Но Адам с Евой, когда услышали Его голос, что сделали? Они спрятались от Бога. Точнее, думали, что могут это сделать. Они не хотят уже Бога видеть. И когда Господь обратился к Адаму, тот фактически обвинил самого Бога в том, что это все произошло.
«Жена, которую Ты мне дал, она дала мне от древа, и я ел». Господь к Еве обратился, но праматерь человечества ответила: «Змей обольстил меня, и я ела». Он ждал от них покаяния, труда покаяния, но его не последовало. И далее последовало изгнание из Рая. Люди стали попросту несовместимыми с Раем, через грех и отсутствие покаяния отошли от Источника Жизни — Бога. Стали смертными. Хотя и прожили еще очень и очень долго. Но Бог не оставил людей и после того, как они перестали жить в Эдеме.
За потерянным Раем последовали события, которые условно называют наказанием Божиим. Хотя их можно воспринимать и как обычное следствие грехопадения. Чтобы человек простудился, не обязательно его как-то особо наказывать. Простуда — естественное следствие небрежного отношения к собственному здоровью, пренебрежение утепленной одеждой и т. д.
«…проклята земля за тебя; со скорбью будешь питаться от нее во все дни жизни твоей; терния и волчцы произрастит она тебе; и будешь питаться полевою травою; в поте лица твоего будешь есть хлеб…» (Бытие 3:17-19).
Лучшее объяснение этого факта мы находим в самом же Священном Писании, именно у пророка Исаии, где читаем: «…земля осквернена под живущими на ней, ибо они преступили законы, изменили устав, нарушили вечный завет. За то проклятие поедает землю, и несут наказание живущие на ней» (Ис. 24:5-6). Следовательно, в этих словах дано лишь частное выражение общебиблейской мысли о тесной связи судьбы человека с жизнью всей природы. По отношению к земле это божественное «проклятие» выразилось в оскудении ее производительной силы, что, в свою очередь, сильнее всего отзывается на человеке, так как обрекает его на тяжелый, упорный труд для насущного пропитания.
Кто не работает, тот…
Труд как был заповедью Божьей, так и остался. Другое дело, что вне рая труд стал тяжелым. Однако труд преображает человека. Каждый из нас испытывал неописуемое удовольствие от хорошо сделанной работы, видя плоды трудов своих. Не важно, физический ли это труд или интеллектуальный.
Труд облагораживает. Если это, конечно, не крайне тяжелый и опасный труд в каких-нибудь бесчеловечных лагерных условиях, который человека, наоборот, рас-человечивает.
Видя благотворно влияющий на человека труд (благотворность которого заложил сам Господь), атеисты даже придумали хоть и сомнительную, но емкую поговорку: «Труд сделал из обезьяны человека».

Советский плакат

…Здесь всегда хочется спросить: почему труд не сделал из других обезьян человека? Ведь известно же, что некоторые современные приматы давно используют примитивные орудия труда. Однако людьми не становятся. И появились эти виды далеко не вчера (если речь идет о древности происхождения)…
Кстати, здесь еще хочется вспомнить второй пункт «Морального кодекса строителя коммунизма». Это свод принципов коммунистической морали, вошедший в текст Третьей Программы КПСС, принятой XXII съездом в 1961 году: «Добросовестный труд на благо общества: кто не работает, тот не ест».
В Конституции РСФСР 1918 года содержалась статья, обязывающая всех граждан Республики к труду: «Статья 18. Российская Социалистическая Федеративная Советская Республика признает труд обязанностью всех граждан Республики и провозглашает лозунг: «Не трудящийся, да не ест!»
Это положение вошло в текст 12-й статьи Конституции СССР 1936 года: «Статья 12. Труд в СССР является обязанностью и делом чести каждого способного к труду гражданина по принципу: «кто не работает, тот не ест». В СССР осуществляется принцип социализма: «от каждого по его способности, каждому — по его труду».
А знаете, откуда выражение «кто не работает, тот не есть»? (Здесь очень хочется поставить смайлик). Из Библии. Мысль о том, что лентяи и бездельники не должны кормиться за счет тех, кто работает, довольно часто появляется в человеческой истории. Впервые выражение с похожим смыслом встречается в Новом Завете во Втором послании к Фессалоникийцам апостола Павла: «Если кто не хочет трудиться, тот и не ешь» (3:10).
Строчкой выше святой апостол Павел пишет: «Завещеваем же вам, братия, именем Господа нашего Иисуса Христа удаляться от всякого брата, поступающего бесчинно, а не по преданию, которое приняли от нас, ибо вы сами знаете, как должны вы подражать нам; ибо мы не бесчинствовали у вас, ни у кого не ели хлеба даром, но занимались трудом и работою ночь и день, чтобы не обременить кого из вас, не потому, чтобы мы не имели власти, но чтобы себя самих дать вам в образец для подражания нам».
Вот так. Оказывается, «Кодекс строителя коммунизма» просто «скоммуниздил» мысль святого Апостола. Хотя и в самом деле, трудно себе было бы представить, чтобы в атеистическом государстве белыми буквами на красном транспаранте было написано: «Кто не работает, тот не ест. Св. Апостол Павел».
Обезбоженный труд
Однако, обезбожив труд, вычеркнув из жизни Бога, коммунисты в итоге сами зашли в тупик… Люди разучились трудиться. Да, да, в стране рабочих и крестьян разучились трудиться. Как это произошло, рассказал 10 июля 1991 года на торжественной церемонии приведения к присяге Президента России Б. Н. Ельцина Патриарх Московский и всея Руси Алексий II. Обращаясь к Президенту РСФСР, Патриарх Алексий сказал: «Многоуважаемый Борис Николаевич!
В эти минуты — первые минуты первого Президента России, я хотел бы обратиться к Вам не со словами поздравления — их я скажу позднее, а со словом о России. Мой долг Патриарха в этот день сказать Вам слова о том, какую ношу Вы принимаете на себя.
Вы приняли ответственность за страну, которая тяжко больна. Семь десятилетий разрушения ее духовного строя и внутреннего единства сопровождались укреплением внешних тяжких обручей принудительной государственности. Три поколения людей выросли в условиях, отбивавших у них желание и способность трудиться. Сначала людей отучали трудиться духом, отучали от молитвенного подвига. Затем отучали от труда мысли, от стремления к самостоятельному поиску истины. Наконец, желая или не желая этого, тот образ жизни, от которого сейчас старается уйти наше общество, на деле отучал людей от самого обычного труда, от прилежания, от инициативы.
Сегодня Россию населяют не те люди, что были в начале века. Поэтому я хотел бы поделиться с Вами, Борис Николаевич, своим человеческим и христианским убеждением: сегодня нет смысла искать неких воплощенных носителей зла в нашей стране, полагая, что с их устранением с политической арены все наладится само собой. Как пастырь, я слишком хорошо знаю, что злые помыслы гнездятся в сердцах людей и что нет ничего более сложного и более важного, чем исцеление человеческого сердца.
Я говорю Вам это, призывая Вас непрестанно исходить, если хотите, из антропологического реализма. Некогда коммунистические правители России полагали, что плох лишь строй императорской России и что, получив власть, они сфабрикуют новый, как они выражались, «человеческий материал» и создадут прекрасное общество. Мы видим, к каким трагедиям привело это их неумение понять, где подлинный источник греховных искажений жизни, где пределы возможных социальных манипуляций…».
Почему же так произошло? Да, после революции 17-го года появился трудовой запал. Стали открываться рабфаки. Люди верили в светлое утопическое справедливое будущее, где от каждого — по способностям и каждому — по потребностям. Рабочие и крестьяне были возведены в статус правителей новой России. Гербом страны стали орудия труда — серп и молот. Изображения рабочих печатались даже на советских деньгах. Труду пели осанну. А веру старались запрещать. Не было уже Бога. Был труд ради труда и неведомого светлого, пусть и далекого, но, все же, будущего. Началась индустриализация, пятилетки, соцсоревнования. Труд был тяжелым. Но было к чему стремиться. Несмотря на лагерное рабство. Несмотря на бездарную коллективизацию. Несмотря на репрессии. Потом пришла самая страшная война. На Победу с огромнейшим энтузиазмом работал весь народ. Только бы страна выжила, только бы победить этого бесноватого фюрера, проклятого Гитлера.
Справедливости ради следует отметить, что с началом Великой Отечественной войны были ослаблены гонения на Церковь, вновь стали открываться храмы. К начавшему немного прозревать советскому руководству пришло понимание, что без веры трудно будет одолеть врага. Тяжело будет трудиться…
Но вот война закончилась. Огромные усилия были приложены к восстановлению послевоенного государства. Восстановили. А жизнь людей все не улучшалась. Трудятся, трудятся, воспевают труд со всех плакатов, а как тянули лямку от получки до получки, еле сводя концы с концами, так и продолжали ее тянуть. Как жили в коммуналках и бараках с удобствами на улице, так и продолжали жить. Люди не видели самого обыкновенного — улучшения условий жизни. Плоды трудов, конечно, были — новые фабрики, заводы. Но как стояли в очереди в туалет, так и продолжали стоять.
Пожалуй, единственным значимым просветом были хрущевские времена. Когда репрессивная машина притормозилась, а люди начали получать отдельное, хоть и небольшое, но свое жилье. Массово начали строиться пятиэтажные многоквартирные дома, т. н. «хрущевки». Коммунизм был обещан к 1980-му году. Но получилась только Олимпиада-80.
«Хрущевки» построили, а дальше — все то же самое… Затем последовал «период застоя», а потом, как шутил М. Задорнов, — «период отёка». Страна со временем просто перестала работать. Выпивать во время рабочего дня стало нормой. Как стало нормой и тащить с производства по домам все, что плохо лежит. Купить-то толком тоже было особо нечего. В стране победившего социализма многое приходилось «доставать», за взятки или по принципу: «ты мне поможешь чем-нибудь, а я — тебе». Ну, правильно, Бога же нет. Нет труда молитвы. Нет труда покаяния. Греха в воровстве, в лености перед Богом тоже нет. Да, воровство — преступление по закону. Но если украсть хитро, если никто не заметит, то можно. Плановая экономика тоже подлила свою порцию масла в агонию государства. Главное — выполнить план. А как выполнить — не важно. Да и нужен ли, вообще, будет этот товар или будет пылиться на складах — не наше дело.
Дело, работа, труд оказались не нашими.

P. S.
И в конце, в виде постскриптума, хотелось бы привести несколько цитат из Библии о труде и лености.
«От всякого труда есть прибыль, а от пустословия — только ущерб».
«Кто возделывает землю свою, тот будет насыщаться хлебом, а кто подражает праздным, тот насытится нищетою».
«Трудящемуся земледельцу первому должно вкусить от плодов».
«Доколе ты, ленивец, будешь спать? Когда ты встанешь от сна твоего? Немного поспишь, немного подремлешь, немного, сложив руки, полежишь — и придет, как прохожий, бедность твоя, и нужда твоя, как разбойник. Если же будешь неленив, то, как источник, придет жатва твоя; скудость же далеко убежит от тебя».
«Не отвращайся от трудной работы и от земледелия, которое учреждено от Вышнего».
«Ленивцы бывают скудны, а трудолюбивые приобретают богатство».
«Плод добрых трудов славен, и корень мудрости неподвижен».
«Соверши дела твои вне дома, окончи их на поле твоём, и потом устрояй и дом твой».
«Труд глупого утомляет его, потому что не знает даже дороги в город».
«От плода уст своих человек насыщается добром, и воздаяние человеку — по делам рук его».