Новые русские батюшки

Времена не меняются сами по себе. Времена меняют люди. Что-то, приняв от предков, люди берегут, чтобы передать потомках, что-то — переоценивают. Русская Православная Церковь тут не исключение. А в последнее время «новых», пока еще кажущихся непривычными, священников в нашей Церкви появляется все больше. Кто-то называет их «белыми воронами», но это утверждение с каждым годом делается все менее верным. «Новых» батюшек становится все больше и больше. Они молятся за здравие оппозиционеров. Пишут письма миллиардерам из США. Защищают блогеров, которых обвиняют в оскорблении чувств верующих, запросто ходят по кофейням и рок-концертам. Один из таких священников — иерей Александр Микушин из Алтайского края
Раб Божий Илон Маск
Иерей Александр Микушин нередко появляется в информационном пространстве. В начале августа он буквально взорвал интернет, когда поздравил знаменитого американского изобретателя и миллиардера Илона Маска с успешным запуском и посадкой на морскую платформу в Мексиканском заливе космического корабля Grew Dragon, который был создан его компанией «Спейс Икс».
«Тут недавно инфа прошла о том, что раб Божий Илон, предприниматель из Америки, 30 мая ракету в космос запустил. А 2 августа астронавты с Божьей помощью приземлились близ Флориды. Так это же здорово! Мои поздравления и слова благодарности Илону Маску. Многоуважаемый Илон Маск! Сердечно поздравляю Вас с успешным завершением первого полета нового космического корабля», — обратился к американскому бизнесмену отец Александр в соцсети «ВКонтакте».
«Впервые за девять лет космонавты отправились в космос не с Байконура, а с расположенного в США космодрома. Впервые в истории человек полетел в космос на технике, которая была создана частной компанией!» — отметил батюшка.
Мы все живем на одной планете, и эта планета — очень маленькая. И первыми это отметили космонавты, увидевшие Землю с высоты нескольких сотен километров. А люди на Земле видят космические аппараты. Вот что рассказывает иерей Александр Микушин в обращении к Илону Маску об увиденном в ходе одного из своих походов по Алтаю. 11 и 12 июня он был в районе Семинского хребта, где вместе с прихожанами видел в ночном небе полет спутников «Старлинк», созданных компанией Илона Маска для обеспечения доступа в интернет. «Это удивительное и уникальное зрелище мы наблюдали несколько минут. Спутники летели друг за другом светящейся вереницей. О том, что это были спутники компании SpaceX, я узнал, когда вернулся из похода в Барнаул. Пусть Всемилостивый Господь благословит Вас и сотрудников Вашей компании на дальнейшие успехи в космической отрасли», — написал 42-летний батюшка.
Священник пригласил американского миллиардера на Алтай, в православный христианский оздоровительный кемпинг в Чемальском районе.
Как уже было сказано, Александр Микушин весьма активен в соцсетях. Например, инстаграм он завёл в конце мая прошлого года. За это время сделал чуть больше 230 публикаций. Получается, в среднем четыре записи в неделю. Регулярность, которой могут позавидовать блогеры. Но отец Александр за количеством, разумеется, не гонится. Всякий раз священник поднимает значимые проблемы. Вот и поздравлением Илона Маска поднимется серьезная для Алтая проблема — загрязнение региона отработанными ступенями с токсичным топливом (гептилом) космических кораблей. Барнаульский священник резко критикует запуски ракет «Протон-М» с Байконура. Он даже предлагал жителям Республики Алтай, где и падают отработанные ступени, переселиться на территорию Алтайского края, которая не входит в зону сброса отработанных ступеней ракет-носителей. В разработках Илоном Маском многоразовых возвращаемых ступеней священник увидел решение экологической проблемы. Потому и написал: «Пусть Всемилостивый Господь благословит Вас и сотрудников Вашей компании на дальнейшие успехи в космической отрасли. И, пожалуйста, отправьте специалистов Вашей компании в Россию. Пусть они научат сотрудников конструкторского бюро «Салют» делать ракеты с многоразовыми возвращаемыми ступенями».
Понятно, что такое предложение не всем в России понравилось. Так, инженер-конструктор космической техники Владимир Бугров набросился на батюшку. «Батюшка не по этому делу вообще. Причем тут ступени? Должна работать отрасль, целая отрасль, которую у нас создавали десятилетиями. Разрушили, но не совсем. В США же она работает, вот и все». И про загрязнение природы отработанными ступенями инженер тоже высказался. «А батюшка сам по себе природу не загрязняет ничем? Сколько у нас свалок токсичных, надо соизмерять понятия».
Можно понять раздражение специалиста, когда им — ракетчикам! — начинает «указывать» священник. Но ведь, по сути, священник прав. У нас сейчас нет многоразовых космических кораблей, и, стало быть, можно чему-то поучиться и у Илона Маска. И экологические проблемы из-за падения отработанных ступеней ракет-носителей — есть. Иначе всякий раз после запусков с Байконура в Республику Алтай не отправлялись бы многочисленные экспедиции Роскосмоса, которые исследуют загрязнения окружающей среды ядовитым гептилом.
Из дембеля — в Церковь
Свой путь к Православию Александр Микушин начал в армии в 1995 году. Служил, как и прочие тогда, два года, а сразу после увольнения из рядов Вооруженных сил — крестился. Как он говорит сегодня, «по приказу командира». «Я тогда познакомился с протестантами, которые мне подарили Новый завет и другую литературу. Позже я общался с офицером, который был православным, и он дал мне почитать «Житие Сергия Радонежского». Эта книга перевернула мое сознание. В ней я увидел настоящего христианина, его смирение и подвиг. Я думал, вот это да, вот это святой. Подвижник, истинный старец, монах, молитвенник. Сколько в нём было любви, смирения, доброты. Думаю, вот такое православие мне нравится», — рассказывает о. Александр.
«Было много моментов, когда у меня была некая дилемма между светлым и темным. Однажды произошел такой случай. Ночью было объявлено общее построение, кто-то достал сигарету, и мы начали передавать ее по очереди, и как только она оказалась у меня, в мою сторону посмотрел лейтенант. Я быстро выкинул сигарету. Он спросил у всего строя, кто курил? Молчим. Он берет ящик патронов и говорит: «В кого попаду, тот его и будет нести до стрельбища», и кидает его прямо в меня. Скорее всего, он видел, что сигарета была у меня, но не стал меня подставлять, — вспоминает Александр. — В итоге я при полном обмундировании — в бронежилете, с автоматом и этим ящиком бежал до стрельбища. Было невероятно тяжело. Я отстал от всех, уже не знал, что делать. В этот момент отчаяния я посмотрел на небо и сказал: «Господи, помоги!». И тут сзади голос: «Давай помогу, Сань». Я в этот момент, наверное, поседел. Оказалось, что это санинструктор наш. Он взял этот ящик и помог мне его донести. Потом перед самими стрельбищами мне его отдал, чтобы никто не узнал, что мне помогли. Это был один из таких случаев, когда я столкнулся с Божьей помощью».
О крещении он вспоминает так: «Был прекрасный, светлый летний день. Я после дембеля приехал в свое село Майма, вышел из автобуса и пошел не домой, а сразу в храм Сошествия Святого Духа, где и был крещен». После этого, говорит
о. Александр, «был некий период неофитства, когда доходило до фанатизма: одевался во все черное, смотрел в пол, четки в руках, когда ел, то молчал, как того требует Писание. Да много всего, с этим часто сталкиваются новообращенные.
А когда уже получил церковный сан, то тоже был достаточно фанатичен. Сейчас со смехом вспоминаю, как я тогда общался с прихожанами. До сих пор молюсь за них. Прошу Бога, чтобы он их не отвел от Церкви, а то я мог их распугать. По полчаса каждого исповедовал. Спрашиваю: «Ты что, булочку съел? А яйцо там было?» Было, говорит. Все, к причастию не допускаю. Много таких крайностей было. И к себе я так же относился, но потом успокоился. Со временем это состояние проходит».
Не само по себе проходит, а под влиянием людей и ситуаций. Может быть, одной из первых подобных ситуаций была такая… «Когда я еще учился в семинарии, в Покровский собор зашел парень и стал креститься левой рукой двумя пальцами. Я начал его учить, как правильно, а оказалось, что у него пальцы во время боевых действий на Кавказе оторвало, а правая рука вообще не двигается. Я попросил прощения, очень неловко было», — говорит о. Александр.
— В некоторых вопросах я узколобый средневековый фанатик. Например, что касается абортов, суррогатного материнства, нетрадиционных семей. Я против. Зато у меня самые широкие взгляды на музыку, кино, одежду, участие в общественных движениях. Среди моих прихожан есть люди, которые симпатизируют тем или иным партиям и движениям, диаметрально противоположным. Но они верят в Бога, живут по заповедям, и это главное для меня, — говорит Александр Микушин.
Каков поп — таков и приход
В часовне святой мученицы Татьяны возле технического университета — в самом центре Барнаула — иерей Александр настоятель уже почти пять лет. От основания Московского государственного университета святая Татьяна — покровительница студентов. «Знаете, как говорится, каков поп, таков и приход. У меня очень много молодежи среди прихожан. Я их как-то специально не привлекаю. Просто общаюсь, с любовью, с добром — это главный рецепт проповеди. В то же время меня знают многие молодежные тусовки. Был на концерте Кипелова, ходил в клуб «Фараон» на группу «25/17». За многие моменты мне по шапке прилетает», — откровенно рассказывает Александр.
— У нас очень хорошее соседство. Сбербанк, потом бордель, здание ресторана, университет. Помните, журнал такой был в советское время — «Наука и религия»? Вот наука — она союзник религии. Как раз университет и часовня. Это правильно, — улыбается священник.
По данным Барнаульской епархии, эта часовня — единственная храмовая постройка за Уралом на территории светского учебного заведения. Раньше часовня работала только летом. При Микушине внутри появилось отопление, и сейчас двери открыты круглый год.
Место, кстати, уникальное. Здесь не продают ни свечей, ни книг. Вообще никакой торговли нет. Бери, что хочешь и сколько хочешь. Хочешь, пей святую воду, хочешь — пиши записки «О здравии» или «Об упокоении». И в ящик для пожертвований положи тоже —сколько сердце велит.
— Мне один человек-атеист, дай Бог ему здоровья и счастья, прислал видео из программы «Большая разница». В этом видео поиздевались над тем, что священники берут деньги. После этого я дал зарок, что у меня никаких ценников не будет, — рассказывает Александр.
— Если я сейчас что-то освящаю, то плата только на ваше усмотрение. И у нас в университетской часовне святой Татьяны Евангелия, молитвословы, акафисты в свободном доступе. Хотите — там почитайте, хотите — с собой возьмите. Свечи тоже бесплатно. Можете пожертвовать деньги, там есть ящик. Он, правда, неприметный.
— Как-то освящал санаторий — ушел в минус. Меня пельменями накормили и кружку чая налили. А, еще 100 рублей дали на такси! Можно сказать, развели на деньги. У меня только дорога туда-обратно 1400 рублей вышла.
— И да, как правило, чем богаче человек, тем жаднее. Признаю. Однажды надо было помощь оказать. Девчонка-санитарка принесла 2000 рублей. А те, кто побогаче, максимум 500 рублей давали. «Удобнее верблюду пройти сквозь игольные ушки, нежели богатому войти в Царство Божие». Господь наш Иисус Христос, как видите, — большой любитель контрастов. Про то, что десятую часть дохода надо отдавать Церкви, богатым людям вообще нельзя говорить, сразу кричат: сектантство! Да не мне отдай, другим людям отдай, которые терпят нужду. Говорят: «Ну, надо же, чтобы помощь от души шла». Не надо от души: всегда жаба будет давить. А вот десятая часть — это уже конкретная цифра, — подводит черту батюшка..
А ещё отец Александр служит в храме в честь Иверской иконы Божией Матери. Этот район сейчас активно обрастает высотками. Значит, и прихожан будет больше. Некоторые думают, что за этими воротами находится мужской монастырь. Но это не так. Храм Барнаульской духовной семинарии открыт для всех. Два года назад на территории установили памятник Сергию Радонежскому…
Методы общения отца Александра с потенциальными прихожанами многих удивляют. То он на митинге цитирует Цоя — «если есть тьма, должен быть свет». То попробует себя в роли бармена в кофейне. То сделает селфи с коробкой пиццы на фоне храма или верхом на «Харлее». Одни называют его «клёвым батьком», другие считают, что за такие дерзости надо наказывать. Тем не менее, проповеди Микушина доходят до адресата — и в храме Иверской иконы Божьей матери, и в часовне святой Татьяны всегда полно людей.
«Батюшка, позвольте вас обыскать…»
Чем берет своих собеседников, своих прихожан отец Александр? А тем, что не берет, а дает. Отдает. Все, что есть у него в душе, — отдает. Это и знания, и вера, и скепсис, и искренность, и самоирония. И еще много-много чего другого. И тогда даже заурядное для другого человека посещение кафе превращается в едва ли не сериал.
Александра Микушина часто можно увидеть в центре Барнаула со стаканом кофе в руке. Предпочитает, как он говорит, «старинный русский напиток «американо». Персонал к такому уже привык, а вот люди, увидев чёрную рясу внутри кафе, порой не верят своим глазам.
«Мне мой друг говорит: представляешь, сейчас, когда ты выходил, заходили двое парней. И один другому говорит: «Ты видел?! Чё? Офигеть! Чел реально прикололся, одел чёрное платье и крест огромный». То есть у них в уме не может быть, что священник может зайти в кафе и попить кофе», — говорит Александр.
«Мне нравится американо. И печенье американское. Иногда позволяю себе. Хотя предпочитаю капучино, американо уж слишком горький, — продолжает он «кофейную» тему. — Я в детстве хотел быть директором шоколадной фабрики. Это же были 90-е. Конфету, добытую с большим трудом, в семье делили на части по количеству детей.
Пользуясь знакомством, договорился, чтобы меня научили варить кофе в кафетерии супермаркета «Лэнд24». Мне понравилось. Правда, одного дня мало. Может, попробую еще раз.
Там уже пошутили под моим постом в соцсетях, что я на капучиновой пенке рисую крестики и иконки. Я не умею. Можно было бы, конечно, открыть кофейню, но я пока не вижу толп жаждущих помочь мне в этом».
Ну, ладно кофейня, а вот посещение батюшкой рок-концертов многим кажется уже перебором. Батюшка объясняет: «С любовью и добром относиться к людям — наверное, это главный рецепт. Увидеть доброе и светлое можно не только в книгах XIX века, но и в современной литературе, музыке, кинематографе. Надо идти в ногу со временем. Ну, другая эпоха на дворе, смиритесь уже с этим.
Сейчас много жалуются, что молодежь не читает, например. Так заинтересуйте. Вот если бы блогер-миллионник сказал: «Собираюсь выучить первую главу «Евгения Онегина», кто со мной? С вас фото в районной библиотеке». Это мотивация к изучению русской литературы».
На рок-концерт группы «25/17» в клубе «Фараон» студенты-прихожане его не звали. Наоборот — он их туда позвал. «Решил я пойти на концерт этой группы, потому что там Православие подается тонко, деликатно и без нажима. Прихожан своих позвал с собой, купил несколько билетов. Приезжает такси. Водитель, очевидно, думал, что девчонки поедут в «Фараон» тусить… А я выхожу в рясе с крестом. У него коллапс. Он мне: а вы куда? — Я — в «Фараон», будьте добры. Подъезжаем, а там молодежи очень много. Молодежь умная и социально активная, пьяных я там не видел. При этом никто никогда не скажет, что я кого-то начинаю грузить, мол, покайся, иди в храм. Я никому этого никогда не говорю, — рассказывает батюшка. — Я вообще считаю, что призывы к вере, во-первых, уже устарели, во-вторых, это уже не сработает. Сейчас человек больше верит не ушам, а глазам. Человек смотрит, что ты делаешь, и тогда идет».
«Подхожу и все-таки думаю — сейчас билеты отдам и обратно. Полез за билетами, и тут ко мне подходят парни и девчонки, мои прихожане с АлтГТУ, АГУ, БЮИ, с аграрного, медицинского и говорят: «Отец Александр, ну что, сейчас на концерт?» «Первое, о чем я подумал, когда пришел в клуб, — это про наличие там идолов. Мне как верующему это неугодно. Хотел уйти, но подумал, что Иисус же пришел на грешную землю, не погнушался. Чем я лучше?»
— Захожу туда, а там охранник меня увидел и остолбенел. Мне показалось, что меня не пустят. Видимо, пересмотрев итальянских фильмов, он сказал: «Святой отец, разрешите вас обыскать?». Я спросил, снимать ли мне рясу? Он сказал, что просто так могу проходить. Правда, я знал, что в клубе строгие правила в одежде. Так что на всякий случай под рясу берцы, черные джинсы и футболку надел… Я прошел, меня в вип-зону посадили. Зашел туда, взял себе кофе. Мои прихожане молодые убежали в фан-зону танцевать…
Музыканты — хорошие ребята, мы поговорили после концерта. Христианские мотивы подают деликатно, без нажима, без пропаганды. В текстах есть очень глубокие мысли:
«Моя крепость — тело под моей одеждой.
Моя крепость — вера, любовь и надежда.
Да, я понимаю, что не понимаю многого
И на дороге к Богу не быстрее одноногого».
Потом я еще был во Дворце спорта на концерте Валерия Кипелова. На самом пороге засомневался, стоит ли идти, что скажут? После «25/17» меня достаточно пообсуждали и поосуждали. Но пошел. Не танцевал, конечно, просто сидел и слушал. Хорошая музыка, гениальные тексты: о блокадном Ленинграде, о серпуховском сопротивлении, о гордыне, о свободе. Там много тем, над которыми стоит подумать.
Помолиться за Алексея Навального
На визитках батюшки — не только номер телефона и адреса, где Микушин служит, но и аккаунты в социальных сетях. Отец Александр вообще, кажется, самый активный пользователь социальных сетей в Барнаульской епархии.
Вот он освящает продукты в канун Пасхи. В инстаграме пишет: «Ашан благословенный. С Божьей помощью окропил святой водой сей супермаркет и куличи».
«Я не считаю, что я активно себя веду в социальных сетях, это норма. Это же жизнь. Говорят, это виртуальная реальность. Нет, это неправильно. Это и есть реальность, уже не виртуальная. Там молодёжь, там люди среднего возраста. И пожилых там достаточно. Это средство общения. Если оно есть, то надо его использовать. Это просто инструмент», — говорит батюшка.
Просто — да не просто с интернетом все выходит. Год назад в России и тут и там принялись возбуждать уголовные дела за репосты в интернете. Человек просто копировал на своей странице текст или картинку, пусть и не совсем безупречные в правовом отношении, но уже годами находившиеся в интернете, и за такой репост в отношении него возбуждали уголовное дело. Проступок и наказание были явно несоразмерны. Но дела доходили до судов, и по ним стали выносить суровые приговоры. Почему-то «центром» подобных действий правоохранительных органов стал Алтай. За короткий срок в Барнауле было возбуждено сразу несколько подобных уголовных дел. Протестовала тогда вся страна — депутаты Госдумы, писатели, общественники. Был среди протестующих и иерей Александр Микушин. Он выступил на акции «За свободный интернет в поддержку обвиняемых «за мемы». Ходатайствовал за всех фигурантов дела и призвал собравшихся к миру и прощению. По его словам, «экстремистские картинки обвиняемых выглядят как детский лепет и не оскорбляют его». А между тем,
М. Мотузную обвиняли (в числе прочего) как раз в оскорблении чувств верующих».
После этого появились сообщения, будто бы о. Александра отстранили от должности руководителя отдела по делам молодежи Барнаульской епархии. Сам о. Александр слухи и опроверг, и признал, что, поддерживая обвиняемых, не во всем был прав. «Моя ошибка. Не посмотрел все картинки и мемы. Наряду с безобидными, о которых на митинге я говорил, были мемы с реальным кощунством и глумлением». Но при этом он не стал отказываться от ранее сказанных слов.
А правоту о. Александра вскоре подтвердил… президент России
В. Путин. Своим указом он декриминализировал те проступки, в совершении которых обвиняли пользователей интернета. Теперь это уже не уголовное, а административное правонарушение…
Впрочем, к власти в целом батюшка относится скорее индифферентно. Что и показал еще раз совсем недавно, когда недуг обрушился на известного оппозиционера Алексея Навального. В «Фейсбуке» о. Александр написал: «Господи Боже, спаси и сохрани, исцели Алексея и укрепи его. Поговаривают, что он до сих пор в коме. Как-то Алексей сказал, что верует в Бога и старается держать Великий пост. Господи, помоги и его семье. Я не сторонник его партии. Но считаю, что тот, кто против своего оппонента использует не слово, аргументы и доказательства, а меч или яд, тот поступает подло и мерзко. При этом такой человек расписывается в своей бесталанности, слабости и неправде. В моем приходе, а также среди моих друзей и знакомых, есть сторонники разных политических партий, в том числе и те, кто исповедует диаметрально противоположные взгляды и убеждения. За всех молюсь, всех уважаю. Да, у меня есть свои взгляды, но о них умолчу», — написал отец Александр.
Про сирот и Архангела Михаила
Нередко про человека, который жесток и требователен к другим, говорят, что точно так же он требователен и к себе. А Александр Микушин к себе действительно относится жестко, а вот к другим — очень добро. Наверное, так и надо поступать православному.
«Священник от слова святость. Значит, должен быть святым, во всяком случае, стремиться. Я не святой, к сожалению. Скорее, полуправославный, потому что еще не усыновил детей, — говорит священник. — Это обязательно, ведь у нас столько сирот, а священник должен подавать пример.
В Чечне детских домов нет. А у нас есть. На нашей Святой Руси мы развели бардак: в стране, где, по опросам, 85 процентов населения православные, есть детские приюты и дома престарелых. Начинать надо с себя. Плохо, что англичане, американцы, итальянцы усыновляют наших детей? Так и ты усынови. И сразу появляется миллион отговорок».
Про своих детей о. Александр тоже говорит. «Дети священников не рождаются сразу хорошими и прилежными. И воспитать их, как и всех детей, можно только собственным примером. Вот я иду по проспекту с сыном, сидит бездомный, я не говорю «подай», я просто подаю сам. 10 или 20 рублей, сколько есть в кармане. Они же все повторяют за взрослыми. И они не хотят стать священниками. Моему старшему сыну 12 лет, он хочет стать полицейским. Это его выбор и его право».
Как известно, «родня» и «родина» — однокоренные слова. Поэтому естественен переход в рассуждениях батюшки к своему отношению к стране. «Я настолько патриот, что из России никуда не уезжал. Мало где был. В Хабаровске, где служил в армии. И в столице нашей многострадальной Родины, в 2005 году, когда учился на курсах повышения квалификации сотрудников паломнических служб», — вспоминает он. А дальше для него Родина — родные места. «Организую поездки по местам алтайской духовной миссии — по маршрутам Барнаул—Артыбаш, Барнаул—Чемал. Есть однодневные паломничества в Коробейниково, Горно-Алтайск»,— говорит Александр. А что касается совсем дальних стран…. «Я не трачу средства на путешествия по странам натовского блока. Потому что рядом есть те, кто голодает, я знаю многих нуждающихся. Сейчас помочь легко, можно быстро сделать перевод на карту. К тому же, у меня жена и четверо детей. Мне есть, куда девать деньги…»
Это, конечно, не значит, будто он этакий квасной патриот, и все, что делают на Западе, ему не нравится. «Мне звонят и говорят, что вот ходят по Ленинскому проспекту представители американской церкви из Солт-Лейк-Сити. В костюмах, с галстуками. И проповедуют на русском языке. Кто-то возмущается: «Как же так? Что ж делать? Надо бы полицию вызвать». Болван! Изучай английский язык, красиво одевайся и поезжай в Америку проповедовать Православие. Кто ж тебе мешает! Нет, надо все закрыть и всех в тюрьму посадить».
— Или вот, говорят, что кто-то на площади распространяет книги. Так иди, купи Евангелие в церковной лавке и тоже распространяй. А-а-а, денег жалко на свою зарплату покупать? Ну, о чем тогда говорить! Всегда можно найти кучу отговорок: правительство виновато, не тот город, люди не те, вера не та. Апостолы вот так не думали — шли и проповедовали. А плохому танцору всегда… ноги мешают…
Постоянно жаловаться на кого-то нет смысла. Мне часто говорят, что это «не наши методы и формы», например, арендовать конференц-зал и проповедовать там, как протестанты. Да, если это работает, почему этим не воспользоваться?
Надо, чтобы была хорошая исповедь в своих грехах, не в чужих. Помолиться в храме, чтобы Господь помог увидеть твои грехи.
Некоторые в церковь не ходят, даже «Отче наш» не знают. Говорят: «Я молюсь по-своему», «Бог у меня в душе» или «У меня своя связь с господом». Ага, связь. Ты что, архангел Михаил?
Вера должна проявляться в делах. Человек верит глазам, а не ушам. Вера без дел мертва. Это написано в Библии. Христианство — религия социальная, она говорит не только о Царствии небесном, но и о том, что у человека есть обязанность творить добрые дела здесь, на Земле.